Прошедший в Самарской области VI Транссибирский фестиваль, который художественный руководитель Филармонии Михаил Щербаков позиционировал едва ли не как собственный проект, стал федеральным событием. Однако для самого г-на Щербакова он обернулся разгромной критикой в одном из наиболее влиятельных «профильных» изданий. Журнал «Музыкальная жизнь» весьма скептически отнесся не только к работе дирижера, но и к выступлению губернского академического симфонического оркестра в целом. В упадке коллектива артисты по-прежнему винят своего руководителя. 

Конфликт в Самарском оркестре, который врио министра культуры Сергей Филлипов характеризовал как «творческие разногласия», вышел за пределы культурного учреждения. Притом — весьма громко. 

В апрельском номере журнала «Музыкальная жизнь», одного из весьма уважаемых федеральных изданий, вышла статья о Транссибирском фестивале, прошедшем в столице губернии. В отношении местного «маэстро» автор материала высказался, мягко говоря, нелестно. Критика коснулась и музыкантов оркестра, которые неоднократно просили у областных властей дать возможность работать с талантливым дирижером и заниматься любимым делом — исполнять классическую музыку. 

Вадим Репин не спас самарских музыкантов

Материал под заголовком «Отклонение от магистрали?» вышел под именем Сергея Буланова — музыковеда, музыкального критика, лектора. Автор, кроме работы в «Музыкальной жизни», ведет интервью-проект для студентов музыкальных вузов столицы в РАМ имени Гнесиных и выступает с просветительскими лекциями. 

Буланов отметил, что «определяющий фактор» Транссибирского фестиваля — его художественный руководитель Вадим Репин. Однако даже скрипач с мировым именем, «личное обаяние и харизма» которого «обеспечивают успешность многих проектов», не смог спасти выступление самарцев. 

Сергей Буланов в своем материале тепло отзывается о Харбинском оркестре, который привез на фестиваль «удачно выстроенную и эффектную программу», в которой органично соседствовали произведение совершенно разных композиторов — Антонио Вивальди, Антонина Дворжака, Клаудии Янг и Дьюлы Фекете.  

«…удача музыкантов в том, что они ничего не придумывают, не боятся естественности» — пишет автор материала. 

На фоне Харбинского оркестра, по мнению музыкального критика, Самарский оркестр демонстрирует «полностью противоположный подход». И ничего общего с «культурным прорывом», о котором на своей пресс-конференции говорил губернатор Дмитрий Азаров, увы, это не имеет…

«Почти агония» в симфонии Брамса

Приведем прямую цитату из текста музыковеда:

«Полностью противоположный подход — беда Самарского академического симфонического оркестра под управлением Михаила Щербакова, и трудно предположить, с чем связано это явление. Уровень оркестра в регионах встречается совершенно разный, в рамках Транссибирского фестиваля это доказал хотя бы Новосибирский оркестр, показавший себя на открытии с самых лучших сторон». 

Однако, по словам Сергея Буланова, странно, что местный коллектив «замахнулся» на Четвертую симфонию Иоганнеса Брамса. Само произведение «не сложное», уверяет автор, ведь у Брамса вообще не было сложной музыки, и все его произведения воспринимаются без особенных усилий. 

«Сложности нет, но есть феномен. Брамс никогда не высказывался до конца, он всегда организовывал музыкальную ткань и мысль таким образом, что исполнителям и, что важно, слушателям требуется включать воображение и «домысливать» детали — без этого цельный художественный результат невозможен», — уточняет критик. 

Однако Михаил Щербаков, возможно, в силу веры в собственный недюжинный талант и высокий профессионализм, решил добавить «ненужную экспрессию, почти агонию», из-за чего эффект получился «комический», с «тотальной гиперболой всего». 

Ни проигравших, ни победивших…

Печальнее всего в нелестной критике федерального музыковеда — это то, что «досталось» не только дирижеру, но и всему коллективу. Судить о том, насколько справедливо российский музыковед раскритиковал артистов, «Засекин» не берется. 

Так или иначе, в своем материале Буланов пишет, что работа музыканта вызвала «удивление» худрука фестиваля Вадима Репина, игравшего с коллективом скрипичный концерт Сибелиуса. Произведение требует огромных эмоциональных затрат от солиста, которому оркестр должен помогать. 

Однако даже мастерство скрипача с мировым именем в итоге не спасло ситуацию. 

«В итоге слушатели стали фактически заложниками ситуации: сначала им предложили комическое прочтение одной из лучших симфоний в истории музыки, а затем пришлось наблюдать за дуэлью солиста и оркестра, где ни проигравших, ни победивших быть не могло.

Казалось бы, один концерт — всего лишь один, но что еще способно послужить поводом задуматься? Транссибирский фестиваль был и остается прекрасным и перспективным проектом, с огромным потенциалом для развития, которому всего лишь нужен правильный вектор и самоконтроль» — резюмирует критик. 

Стыдно и обидно

Справедливости ради стоит сказать, что музыканты симфонического оркестра Филармонии неоднократно просили чиновников областного минкульта решить наболевшую проблему — «профессиональную несостоятельность», как говорят сами музыканты, своего дирижера Михаила Щербакова. Однако и экс-министр Ольга Рыбакова, и нынешний почти уже бывший руководитель ведомства Сергей Филиппов оставили эти просьбы без должного внимания. 

На просьбу «Засекина» прокомментировать оценку федеральных экспертов худрука Самарской Филармонии врио министра Сергей Филиппов проявил гибкость.

— Что касается критической статьи в журнале, то это безусловно мнение автора. Восприятие музыки всегда субъективно. Конфликт музыкантов не способствует творческому росту, но все же это внутренняя проблема оркестра. Считаю, что оркестру необходима гастрольная деятельность, в том числе как возможность взглянуть на себя в неискаженное зеркало. Планируем такие гастроли зимой.

В беседах с корреспондентом «Засекина» многие талантливые музыканты (включая тех, кто покинул Самару и уехал в Москву) выражали искреннее сочувствие коллегам из филармонии. 

Артисты коллектива рассказывали поистине трагикомическую историю из прошлого сезона, которой в кулуарах делились столичные коллеги. Тогда г-н Щербаков просто не смог найти в партитуре «Лакримозу» — самую известную часть великолепного «Реквиема» Вольфганга Амадея Моцарта, незавершенного последнего произведения классика, над которым он работал до самой смерти. Случилось это в тот момент, когда известный дирижер, народный артист СССР Владимир Минин хотел показать своему коллеге верные темпы в произведении.

Другой показательный момент случился во время фестиваля провинциальных оркестров в Москве в 2014 году. Тогда критик Московского дома музыки заявила в свойственной работникам культуры интеллигентной манере, что перспектив оркестр не увидит, пока руководство не сменят. 

За скобками остается то, что после «позорного» (как говорят сами музыканты Филармонии) выступления с Вадимом Репиным на Транссибирском фестивале и разгромной критики Сергея Буланова в «Музыкальной жизни» стыдно и обидно. Стыдно — за собственный провал, обидно — за то, что артисты никак не могут повлиять на деградацию родного коллектива. 

Екатерина Маяковская