Сегодня, 30 октября, Самара отметила День памяти жертв политических репрессий открытием в парке им. Юрия Гагарина нового памятника «Спас». По инициативе городской администрации, без обсуждения с  широкой общественностью, памятник разместили на одной из братских могил жертв сталинских репрессий, где долгие годы находился памятный камень.

Отметим, что памятный камень, который был установлен в 1990 году на средства горожан, собранных обществом «Мемориал», и городской администрации, был снесён мэрией 12 октября. По факту сноса памятника председатель Самарского добровольного историко-просветительного правозащитного общества «Мемориал» Владимир Семёнов обратился с письмами в прокуратуру Самарской области и к мэру Дмитрию Азарову. У Семёнова, и у многих самарцев вызывает недоумение тот факт, «что памятник был снесён тайно, без согласования с общественностью, так в советское время проводились тайные спецоперации по демонтажу памятников без согласования с кем бы то ни было».

Автор памятника «Спас», председатель правления Самарского областного отделения Союза художников России Иван Мельников ранее в интервью порталу Засекин. Ру сказал, что памятный камень не был полноценным памятником.

«Какой же это памятник? Это был просто камень в честь того, что на этом месте расстреливались люди. Его демонтировали и убрали, потому что он бы мешал установке скульптурно-архитектурной композиции памяти жертв политических репрессий», — высказался Мельников.

Заметим, что художественно-эстетический уровень скульптуры «человека, срывающего с головы венок из колючей проволоки» работы Мельникова кроме неведомой общественности комиссии, якобы подводящей итоги никак не освещаемого в СМИ конкурса, никто не оценивал. Также как и содержательную направленность этой композиции. Ведь памятник устанавливается не героям и борцам с режимом, а безвинно уничтоженным и репрессированным жертвам тоталитаризма и беззакония. И то, что к участию в этом процессе не пригласили общество «Мемориал», инициировавшее более 20 лет назад установку на этот месте символа скорби и памяти, выглядит, как минимум, странно.