К партии «Воля» [Признан(а/о) экстремистской на территории РФ и запрещен(а/о)]многие до сих пор относятся как к политическому недоразумению маргинального толка. Кликушествуют, кричат, шумят, устраивают «одиночные пикеты» и «демонстрации 10 человек», выкрикивают популистские лозунги и постоянно добиваются лишь одного – оказаться в центре внимания. Увы, но всё это, не совсем так или совсем не так. Результаты прошедших выборов в нескольких регионах РФ показывают – «солдаты и солдатки Пеуновой» кое-где становятся уже реальной силой, вытесняя на обочину привычные, но «усохшие» бренды.

 

От музыки до психологии

Любые разговоры о Светлане Пеуновой «влекут за собой» (выражаясь высокопарно) флёр истерики и скандала. Её постоянно обвиняют, она или её верные адепты постоянно оправдываются, а то и переходят в наступление на тех, кого считают своими врагами… В общем, забив в любой поисковик её имя и фамилию, вы просто потонете в огромном количестве препирательств, злобных комментариев и обличительных репостов.

Дама очень любит учиться: в 1978 году окончила Куйбышевское музыкальное училище, в 1983 году — Куйбышевский педагогический институт, в 2001 году — Самарский медицинский колледж им. Ляпиной, в декабре 2006 года — юридический факультет Самарского госуниверситета. В октябре 2006 года защитила кандидатскую диссертацию по специальности «Медицинская психология» в Российском государственном педагогическом университете им. Герцена. Причем по поводу кандидатской «злобные завистники» в сети передают следующую байку. В Самарском госуниверситете есть своя кафедра психологии, но там почему-то защита не пошла: «Она пыталась защититься у нас в университете, и ее помощницы звонили мне с темой о том, что типа мадам "П" хочет писать у Вас «диссер» по работе с жертвами деструктивных культов. У меня тогда аж глаз задергался от удивления».

Глаз у анонимной преподавательницы дергался неспроста. Потому что с начала 1990-х Пеунова уже не преподавала музыку. По слухам, она преуспела в сетевом маркетинге, торгуя БАДами, и в 1996 году открыла в Самаре «Центр народной медицины». То, чем там занимались, разные люди квалифицировали по-разному – в том числе, были и слова (и даже попадание в некий «официальный перечень», из-за которого Пеунова судилась, защищая свои «честь и достоинство») о «тоталитарной секте». В последний раз пеуновское «тоталитарное сектантство» было даже помянуто в прошлом  году на встрече Владимира Путина и Николая Меркушкина. Хотя были и периоды официального сотрудничества с властью (что, скорее, характеризует ту власть) – «независимым экспертом» комиссии по народной медицине министерства здравоохранения Самарской области с 2001 по 2005 год.

 

Партия и рулевой

С начала 2000-х у Светланы Пеуновой то ли «поплохел» ее целительный бизнес (версия), то ли выросло чувство собственной важности (ниже поймете, что это тоже серьезная версия), – но она направилась в политику. С 2003 по 2008 она дважды пыталась стать мэром Тольятти и по разу – депутатом Государственной и Самарской губернской дум. Причем если первые два раза ее до голосования допускали, то потом начали «резать» сразу, на этапе регистрации. Видимо, тогда ей пришла в голову мысль (очередная версия «клеветников» – помощь со стороны «Волгапромгаза») о том, что массы сильнее одиночек. И в Самаре на свет появилась партия «Воля», в короткое время раскинувшая свои «ячейки» по 44 регионам России.

Первые года два новорожденная партия занималась «троллингом» разнообразных оппонентов (версия – небескорыстно), в основном коммунистов, туся на их мероприятиях и перехватывая бойкими лозунгами часть электората. А в 2010 году Пеунова захотела стать мэром Самары. Но тут ей снова дали «жесткий отлуп» – горизбирком забраковал 100% собранных «Волей» подписей.

Не рискну утверждать, что именно эта неудача так огорчила Пеунову, но в следующем, 2011 году, она выступила с сенсационным заявлением неполитического свойства: что к Земле приближается «странствующая» планета Нибиру, которая «всё погубит»… Может быть, это был абсолютно некоммерческий и неполитический крик души. Но, думается мне, в том числе и поэтому в 2012 году Пеунову снова не зарегистрировали – на сей раз кандидатом в президенты РФ.

 

Политический «некарлик»

Однако нынешний год стал «временем подъема». Во-первых, партия «Воля» сделала себе громкий PR, «нарисовавшись» на слушаниях по проекту застройки территории для чемпионата мира по футболу-2018, нагнав большую, а главное – «с широким пенным следом» в СМИ - протестную волну.

А во-вторых, после единого дня голосования «пеунисты» подвели итоги по разным «городам и весям», и возрадовались. Ибо:

- на выборах в Ульяновское областное заксобрание в двух округах кандидаты «Воли» набрали 7,5% и 5% голосов;

- на выборах в Курултай (республиканское заксобрание) Башкорт [Признан(а/о) экстремистской на территории РФ и запрещен(а/о)]остана два кандидата-одномандатника набрали 7,5% и 6,7%;

- на выборах в Оренбургское областное заксобрание один из одномандатников от «Воли» набрал 5,9% голосов.

Причем на отдельных участках в том же Ульяновске, например, «пеунисты» набирали до 10% голосов, опережая кандидатов от ЛДПР, «Справедливой России» и «Яблока». Ульяновские СМИ разразились по этому поводу полупаническими-полузлобными статьями – слишком внезапно «партия-недоразумение» проявила себя как действительно политическая сила.

 

Обманываться рады

Итак, если партия «Воля» была искусственным проектом для троллинга конкурентов, то Франкенштейн освободился и громко о себе заявил. Если же она создавалась для потехи ЧСВ лично Светланы Пеуновой, то и тут «дела идут в гору». Заявив своими «основными оппонентами» ни много, ни мало Владимира Путина и «Единую Россию» и подхватив эстафету дряхлеющего Владимира Жириновского и ветшающей ЛДПР, «Воля» снова доказала, что в России политическая клоунада и агрессивный популизм до сих пор находят своего стабильного «потребителя». А смена «главного артиста в погорелом театре» вполне себе способна обеспечить хотя бы на региональном уровне всплеск интереса и, как следствие – относительно высокие результаты. Которые при умелом использовании можно неплохо конвертировать во что угодно – в капитал либо политический, либо вполне себе материальный.

 

Дмитрий Копалиани