Заведующий кафедрой социологии и психологии Самарского государственного экономического университета, профессор Владимир Звоновский представил результаты экспресс-исследования протеста 23 января в Самаре, который он провел совместно со своими студентами. Целью исследования было «услышать голоса» тех, кого называют «школотой», «пэтэушниками» и поколением Z. «Засекин» подготовил краткое изложение результатов исследования: потенциал молодежи ещё не исчерпан, влияние Тик-тока не обнаружено, штаб Навального мог бы быть эффективнее…

Исследование выполнено в качественной, а не количественной  парадигме и, соответственно, фиксирует тенденции, а не количественные показатели самарской акции 23 января. Однако на основе 20 интервью с участниками «прогулки» в возрасте от 19 до 23 лет, проведенных по телефону и в мессенджерах, социолог выявил мотивацию и ожидания участников протестных акций.

Практически для всех участников исследования участие в «прогулке» за Навального 23 января было первой политической акцией. Лишь единицы среди опрошенных были «ветеранами».

«Можно сказать, что до произошедших событий их участники находились, если не на периферии политической жизни страны, то, скорее, за пределами имеющегося политического спектра. Вероятно, эта группа недостаточно охватывалась разнообразными опросами, и ее мнение и протестный потенциал не были исследованы в полном объёме», - поясняет Владимир Звоновский.

Откуда молодежь узнала об акции? 

Все респонденты назвали Интернет в качестве основного канала, по которому они узнали о предстоящем событии. Некоторые респонденты смогли детализировать каналы агитации в Интернете – группы ВКонтакте, Телеграмм, Ютуб (группы ВКонтакте были заблокированы).

Вопреки распространенному мнению, сколько-нибудь значимого влияния Тиктока не обнаружено, лишь одна респондентка назвала его в ряду других каналов. Как видим, влияние Тиктока, сильно преувеличено.

Лишь несколько респондентов и только в качестве вспомогательного канала получения информации о планируемом событии называли личные контакты с друзьями и коллегами. Иначе говоря, повседневные социальные связи участников акции 23 января нельзя отнести к основным источникам информации о протестных мероприятиях.

Информирование проведено без участия какой-то наружной рекламы, расклеек, флайеров и пр., то есть сетевых ресурсов для данной массовости вполне хватило.

Чего бояться участники акции?

Главными страхами для участников стали «опасения за неуравновешенность полицейских», причем преимущественно они опасались не арестов и задержаний, а именно неадекватных действий со стороны сотрудников полиции.

Второй ряд опасений – возможность отчисления из учебных заведений

При этом часто протестующие твердо сообщали об отсутствии сомнений в необходимости своего участия в протестных акциях.

Однако стоит напомнить, что опрашивались те, кто уже принял участие в акции.

Страх перед полицейским насилием не преодолен, но он более не рассматривается в правовой плоскости. Вопрос о насилии сдвигается от баланса права к балансу силы.

Зачем выходили и что хотели сказать?

Около половины респондентов упоминали в целях своего участия в шествии тему коррупции. В большинстве же своем они не заявляли каких-то экономических или социальных требований. Молодые участники акции не артикулируют цель своего протеста. Они не заявляют, что их социальную группу как-то притесняют (как льготников в 2005 году), демонстративно нарушают их права (как наблюдателей выборов в 2011). Напротив, сегодняшние участники заявляют о своем желании помочь стране и народу в целом.

Молодежь фактически берет на себя ответственность за страну в целом, за поколение своих родителей, которые «устали молчать» и которые в целом не возражали в принципе против политической активности своих детей, предупреждая их лишь об опасности, исходящей от полиции.

Каково отношение к Навальному среди молодых участников?

Отношение к персоне Навального среди участников очень разнообразно. Есть те, которые вообще не слышали о Навальном до фильма «Дворец для Путина». Некоторые вышли скорее не за Навального, а против Путина. Были и те, кто участвовал, придерживаясь «нейтральной стороны».

На первое место у участников выходит тема перемен: они утверждают, что нужно что-то менять в стране и Навальный – «эффективный менеджер таких перемен».

Каковы у участвовавших впечатления от акции?

Вообще благоприятные ощущения от шествия оказались более выраженными, чем опасения и страхи перед ним. За небольшим исключением, большинство участников сообщили, что примут участие в следующих шествиях и протестах. Значительная часть утверждает, что такие акции должны проходить часто.

Молодежь не только не рассчитывает на скорый результат, но в какой-то своей части (меньшей, но значительной) готова к тому, что накал борьбы может нарастать.

Восприятие власти, как монолита, способного разговаривать только с позиции силы, усиливается и призывами с противоположной стороны «патронов не жалеть», и, конечно, отсутствием партнеров по диалогу.

Возможные последующие акции воспринимаются как способ «хорошо провести время». Один из участников прямо сравнил шествие и митинг с масленицей.

Какова роль штаб Навального в Самаре?

Практически никто из участников не знаком с представителями штаба, хотя встречались респонденты, которые «собираются познакомиться». Небольшая часть участников подписана на какие-то ресурсы самарского штаба.

С одной стороны, это указывает на то, что арест штаба почти в полном составе за несколько дней до шествия не сумел значительно помешать его проведению, с другой, активизация штаба может дать существенную активизацию сторонников Навального в городе.

Подготовил Андрей Федоров