Выборы Владимира Путина президентом состоялись, как и предполагалось, без сенсаций и ближайшие шесть лет нашу страну, очевидно, ждёт мрачная и глухая стабильность, на фоне сверкающих боеголовок и симуляции бурной политической деятельности с участием «новых федеральных политиков» Павла Грудинина и Ксении Собчак. Остальные декорации в виде сурайкиных-титовых, «независимых наблюдателей» и «экспертов» в обозримом будущем, скорее всего, будут демонтированы. Однако ход президентской кампании показал, как могут быть проведены выборы губернатора Самарской области в сентябре этого года. С заданной явкой, с заданным процентом за основного кандидата, но… без шума и пыли.

Тенденции без перспектив 

На федеральном уровне предвыборная кампания по выборам президента России характеризовалась несколькими ключевыми событиями.

Во-первых, загодя была произведена замена председателя ЦИК. Вместо Владимира Чурова, которого почти без иронии называли «волшебником», центризбирком возглавила Элла Памфилова, которую вплоть до выборов Госдумы выборов Госдумы в сентябре 2016 года представители гражданского общества считали приличным человеком. После стали возникать различные мнения.

Во-вторых, от участия в выборах отказались лидеры двух парламентских партий. Бессменный руководитель КПРФ Генналий Зюганов в последний момент принял решение выставить вместо себя кандидатуру беспартийного коммерсанта, председателя колхоза имени Ленина Павла Грудинина. А председатель другой, условно говоря, оппозиционной партии «Справедливая Россия» Сергей Миронов и вовсе выступил со словами поддержки действующего президента. «Оппозиция за несменяемость власти!» - шутили в социальных сетях.

В-третьих, ожидаемо не допустили до участия в выборах в качестве кандидата оппозиционного политика Алексея Навального. Навальный решил, что без его участия выборы – не выборы. Но игнорировать их вовсе не стал, призвав своих сторонников бойкотировать голосование и попытавшись организовать массовое наблюдение за ходом голосования.

Опробовали «повестку дня» 

В-четвертых, в ряде регионов шла «битва за явку» с применением всей мощи административного ресурса и чиновничьего креатива. В Самарской области при негласной поддержке областных властей региональное отделение партии «Яблоко» попыталось было инициировать проведение референдума по возвращению прямых выборов мэра Самары, но идею быстро «похоронили» депутаты губдумы. После было принято решение провести голосование по «значимым вопросам благоустройства», но быстро выяснилось, что сделать это можно только в форме опроса и только вне избирательных участков, где проходит голосование по выборам президента.

В итоге, рядом с настоящими были оборудованы дополнительные участки, сформированы почти на волонтерских основаниях и по неясной процедуре «комиссии». Опрос был проведен, но его результаты до сих пор не опубликованы, да и, судя по всему, мало кому интересны. А зря…

Несмотря на кажущуюся незначимость этого голосования, инициированный администрацией губернатора опрос стал своеобразным тестированием предвыборной повестки дня для каждого населенного пункта Самарской области. Решения, которые будут касаться благоустройства территорий, в ходе предстоящей агитационной кампании представятся не просто как инициатива губернатора, а как инициатива Дмитрия Азарова, поддержанная народом. И не важно, что опрос этот не имеет никакой юридической силы, и его проигнорировали как минимум 2/3 избирателей, пришедших отдать свой голос на выборах президента. Важно, что одна из основных тем предстоящей избирательной кампании – пространственное развитие городов, о котором в своем последнем послании заявил Владимир Путин, – уже появилась в медийном пространстве.

«Забастовка» и явка не пересекаются 

Стали понятны и методики, благодаря которым будет обеспечиваться явка избирателей. Явка в Самарской области, по данным ЦИК, составила 66,91% избирателей, за Владимира Путина свои голоса отдали 75,82%. Можно сказать, что «забастовка» избирателей, объявленная политиком Алексеем Навальным, не удалась. Действительно, если говорить о неучастии в выборах сторонников Навального и не в столицах, а в провинции, то вряд ли можно говорить о сколь-нибудь значительном количестве избирателей. В лучшем случае, по данным различных социологических центров, речь идет о вилке процентов между процентами Ксении Собчак и Владимира Жириновского.

Однако говорить именно о поражении стратегии неучастия всё же неправильно: «забастовка» провалилась, не выдержав конкуренции с мощным административным ресурсом. А наблюдение не дало каких-либо серьезных поводов усомниться в результатах голосования, так как осуществлялось «понарошку» – через видеонаблюдение. Фиксировались главным образом количество пришедших на избирательные участки, что в ситуации с «круизным голосованием» было чуть менее чем бесполезно: расхождений между количеством пришедших и цифрами в протоколах, в подавляющем большинстве случаев не было.

В социальных сетях писали об отчетах о голосовании, которые люди должны были предоставить своим работодателям, о случаях подвоза и  автобусах, подвозивших избирателей… Иными словами о беспрецедентном напряжении усилий со стороны власти, направленном на повышении явки. Курировавший от администрации президента выборы в Самарской области политтехнолог Андрей Колядин поздравил на своей странице в Фейсбук врио губернатора Самарской области Дмитрия Азарова и руководителя его администрации Дмитрия Холина с успешным завершением кампании. Благодаря им выборы президента на территории Самарской области были такими, какими были.

Подобным образом, очевидно, будут проходить и выборы главы региона в сентябре. Так же как и в случае президентской кампании заблаговременно формируется «оболочка» из «приличных людей». Возможно, в отличие от Эллы Памфиловой, их используют в тёмную. Но уже создано так называемое «Самарское независимое наблюдение» (СНН), на базе которого 18 марта функционировал ситуационный центр. Центр подтвердил, что вопиющих нарушений, которые способны были бы повлиять на исход выборов в регионе, зафиксировано не было. Это, как писал «Засекин» ранее, и было, по всей видимости, основным смыслом создания этой странной организации, финансирование деятельности которой не совсем прозрачно. А вот связь с Общественной палатой Самарской области, формируемой чиновниками из бывших чиновников, вполне прозрачна – на сайте СНН они значатся в качестве партнеров.

А что Титов?..

Так же, как и на выборах президента, у кандидата от власти, скорее всего, не будет ни одного заметного конкурента. Ярких личностей в самарских отделениях ЛДПР и «Справедливой России» на сегодняшний день нет. В КПРФ единственным электоральным политиком остается депутат губдумы Михаил Матвеев, но на сегодняшний день он выражает нежелание участвовать в легитимации выборов Дмитрия Азарова.

Возможно, что старым самарским элитам, близким к экс-губернатору Самарской области Константину Титову, экс-главе Самары Георгию Лиманскому и ряду бизнес-структур, чувствующим себя ущемленными, удастся простимулировать участие в выборах главы нашего региона Ксении Собчак. Она уже сделала необходимые предварительные заявления о готовности поучаствовать. А в её самарском штабе уже появился одиозный политтехнолог, обслуживающий амбициозные проекты некогда нашумевшей в губернии группы «СОК» Лев Павлючков. Но участие Собчак, в общем-то, будет играть ту же роль, что и в федеральной кампании и не только не создаст проблем Дмитрию Азарову, но даже придаст дополнительной легитимности его избранию.

Что касается явки и процента за «нужного кандидата», то, как мы видим, региональные власти справились на «отлично» и даже заслужили публичной похвалы «куратора». Наблюдателям и представителям кандидатов не удалось никого поймать за руку. А значит, «легитимность» не вызывает сомнения? «Можем повторить!» - говорят сейчас в администрации врио губернатора Самарской области Дмитрия Азарова чиновники, причастные к организации выборного процесса.

Дмитрий Солнцев