Культура

И снова в «нерезиновую»

Современная трактовка «Трех сестер» А.П. Чехова затрагивает тольяттинские реалии, отражает сегодняшние настроения горожан уехать в столицу, но статичность провинциальной жизни, как и во времена Антона Павловича, мешает этому. Зрителям предстоит решить, насколько органично вписался классический сюжет в современность, покорилась ли театру «Дилижанс» высота чеховского произведения.

И снова в «нерезиновую»

Зритель оценивает произведение исходя из собственного опыта. Ассоциации, которые вызывает спектакль, зачастую связаны с личными переживаниями человека. Пьеса Антона Чехова «Три сестры» за последние сто с лишним лет была поставлена бессчетное число раз, и по одним лишь рецензиям можно проследить, как трансформировалось человеческое восприятие окружающего мира. Становится даже неловко писать очередной отклик на свежую постановку, понимая, что ничего нового в эту тему ты не сможешь добавить. 

Художественному руководителю тольяттинского театра юного зрителя «Дилижанс», режиссеру спектакля Виктору Мартынову, и вовсе может прийтись несладко. Уже в день премьеры появились мнения, что спектакль был создан им «для портфолио», «чтобы в активе числился и такой автор». Это постоянная претензия, когда обращаешься к классическому произведению: не можешь сказать что-то новое – не берись. Впрочем, режиссер стерпит любые удары судьбы и всякое мнение публики. Зато актеры, как исполнители чужой воли, будут только рады режиссерскому замыслу: такие чеховские роли не у каждого бывают в послужном списке. 

Не стремясь ошарашить публику, Мартынов пошел по классическим, общепринятым канонам. Его спектакль – некая стилизация дворянского быта конца XIX – начала ХХ века. А вот нынешним актерам, как и поколениям актеров до них, пришлось столкнуться с открытием того, что в пьесе ничего не происходит, нет фабулы, и поэтому, как выразился один из артистов, для понимания роли приходилось «собирать в кучу все разбросанные камни». 

Притворимся, что мы не снобы, и не будем обвинять поколение 20-летних зрителей в том, что они не знакомы с одним из ярчайших произведений Чехова. Рефрен пьесы: «В Москву, в Москву!» – точно слышали все.

Но вот человек с советским культурным кодом (возьму в качестве примера себя как типичного представителя) сразу безуспешно пытается отогнать устойчивые образы из кино- и литературных хитов не столь отдаленной эпохи. Перед глазами тут же встает «Ирония судьбы, или С легким паром!», когда героиня встречает московского алкоголика и тут же очаровывается им. В «Трех сестрах» тот факт, что подполковник Вершинин (Михаил Суслов) прибыл из самой Москвы, вызывает у провинциальных барышень восторженную истерику.
То, что Москва является воплощением земного рая, решением всех проблем и избавлением от ужаса провинциального бытия, – это вам и нынешние дамы скажут. Но советский культурный опыт вновь играет со зрителем шутку: не удается отвязаться от сюжета повести «Москва – Петушки» Венечки Ерофеева, герой которой, меняя многочисленные электрички, истово стремится попасть в Москву, но так в нее за всю жизнь и не попадает. 

В самой пьесе где-то на заднем плане существуют так называемые грядущие времена. Еще не ясно, являются ли они надеждой и спасением наших героев или несут угрозу. Героини, рассуждая о прекрасном будущем, не создают конфликтную ситуацию в спектакле, поскольку, кроме стремления в Москву, они ничего не делают ни для переезда, ни вообще для изменения в какую-либо сторону своей жизни. Такую ситуацию Виктор Мартынов – не осовременивая, подчеркиваю, пьесу и не говоря об этом прямым текстом – все же соотносит с сегодняшним днем, конкретно с городом Тольятти. То есть буквально: жители не связывают свои надежды с городом, в котором живут, здесь нет возможности реализовать свои амбиции, состояться и быть счастливым. Грядущие времена уже наступили: люди бегут «в Москву, в Москву!». Но нет, не бегут, а лишь говорят об этом, поскольку провинция не отпускает, не дает шанса реализоваться. Она отнимает молодость, надежды, а у кого-то – и саму жизнь. 

Но если перевести историю в другую плоскость, то конфликт здесь все же присутствует и развивается. И все эти латиноамериканские страсти кипят не только вокруг трех сестер – Ольги (Екатерина Зубарева), Маши (Ирина Храмкова), Ирины (Алена Левичева), – но затрагивают других людей и даже другие времена. Штабс-капитан Соленый (Рустам Фазулов) и поручик Тузенбах (Петр Зубарев) в силу характеров и стечения обстоятельств могли бы сойтись в схватке, не поделив не Ирину, а, к примеру, совсем другую барышню, встретившуюся им на жизненном пути. 

Военный доктор Чебутыкин (Олег Андюшкин), всю жизнь влюбленный в маменьку сестер и признавшийся в этом только после ее смерти, мог предметом своего обожания выбрать на долгие годы какую-нибудь другую женщину, поскольку не желает нести ответственности ни за какие поступки и готов страдать, но так и не сделать шаг навстречу. Всепрощающий Кулыгин (Константин Федосеев), муж Маши, все-таки признается Ольге, что, если бы не Маша, то Ольга могла бы стать его женой. А прикомандированный столичный офицер Вершинин, в которого влюбляется Ольга, мог быть распределен в какой-нибудь другой воинский округ и найти утешение на какой-нибудь другой женской груди, поскольку бежит от собственной семьи и несчастен в ней. И, конечно, история с братом трех сестер, Прозоровым (Леонид Дмитриев), человеком увлекающимся и терпящим через это всякие несчастья, тоже могла бы сложиться удачней, если бы он бездумно, повинуясь лишь страсти, не женился на расчетливой и властной Наталье Ивановне (Анна Митрофанова). 

Затейливый любовный многогранник мог бы стать лишь механизмом в режиссерских руках. Это была бы уже совсем другая история – со всякой там эротикой, пучиной страстей… Наверняка есть и такие трактовки чеховской пьесы. Но, как известно, в финале Ольга произносит фразу: «Пройдет время, и мы уйдем навеки, нас забудут, забудут наши лица, голоса и сколько нас было, но страдания наши перейдут в радость для тех, кто будет жить после нас, счастье и мир настанут на земле, и помянут добрым словом и благословят тех, кто живет теперь», – после чего хочется плакать и думать о смерти. Не будет вам никаких латиноамериканских страстей.
• • •
Проект «Три сестры» приурочен к 25-летнему юбилею театра «Дилижанс» и реализован при поддержке губернатора Самарской области. В спектакле присутствует живой звук: рок-музыкант Юрий Ковшов лично исполняет написанную для спектакля музыку и даже участвует в нескольких мизансценах постановки. По словам Виктора Мартынова, театру «Дилижанс» еще не доводилось брать столь высокую творческую планку. Пусть решает зритель – покорилась ли театру эта вершина?

Автор: Вячеслав Смирнов, член Ассоциации театральных критиков (Тольятти).

«Опубликовано в газете «Культура. Свежая газета» №2 (131) от 15.02.2018»

    20 февраля 2018, 10:39 1813 0

    Теги: Тольятти, Чехов, Три сестры, Дилижанс, спектакль, премьера, культура, общество, современность, театр,

    Поделиться:


    Код для вставки в блог:


    Вы можете авторизоваться на сайте через: Yandex, Google, Facebook, Twitter, Вконтакте
    Вы должны быть авторизованы для редактирования своего профиля.

    Комментарии ()

      Назад Дальше