Гедонизм

Из провинции с любовью

Из провинции с любовью

Калгари, каково лицо твоё? Город – Олимпиада, город – нефть. Сто пятьдесят лет назад здесь был только форт с английскими солдатами и бескрайние снежные прерии. Крепость Самара 16 века и форт Калгари второй половины 19-го не сильно далеко ушли друг от друга – сосновые колья, завывающий ветер с прерий, праздношатающиеся солдаты…

 Крепость Самара была построена в устье двух широких медлительных рек с непонятными названиями Волга и Самара, форт Калгари - в устье двух узких, быстрых и всегда холодных горных речек Боу и Элбоу (Дуга и Локоть). Несмотря на такое искушающее сходство Калгари – совершенно очевидно не город рек и вообще от воды его философия весьма далека (17% влажности – это для нас нормально, а любая лужа у нас высыхает в течение получаса). Это и не зона бесконечных прерий, как соседний Саскатун. В предгорьях, но все-таки не в горах.

 Кто-то однажды при мне назвал Калгари  “middle of somewhere”, перефразируя популярное “middle of nowhere” – так поэтично в английском характеризуется полная глушь. И ведь все в этом somewhere правда. Первый белый европеец (будем же политкорректными) появился здесь в конце 18 века с английской экспедицией и вернулся домой с докладом, что земля эта безвидна и пуста, так что на полвека местных бизонов оставили в покое, пока еще через полстолетия не разгорелся железнодорожный бум, и через Скалистые горы стало необходимо проложить дорогу. Где дорога, там и станция. Где станция, там и форт. Где форт, там и торговля шкурками (нынешний респектабельный универмаг Hudson’s Bay – увы, шкур там все меньше и меньше). Где торговля, там и городок. Где городок, там и китайцы с своими ресторанами, прачечными, маленькими скандалами. Словом, где китайцы, там жизнь. Неожиданно оказалось, что безвидная и пустая земля отлично подходит для выращивания скота. Так здесь появились фермеры, а с ними не только знаменитая альбертийская говядина, но и ковбойская культура. Ковбойский родео-фестиваль Стемпид, превращающий всех жителей Калгари на две недели в маленьких клинтов-иствудов, неизменно проходит здесь уже более 100 лет.

Рефлексирующим провинциалам всегда, очевидно, суждено рефлексировать над своими провинциями. Еще год назад это была прекрасная и безобразная Самара, теперь до блеска вычищенный созерцательный Калгари.

Так и протекала эта маленькая большая бурная жизнь, пока еще через пятьдесят лет смелые люди не обнаружили черное золото. И ввысь полетели небоскребы, неуклюжих китайцев потеснили серьезные люди в начищенных ботинках, а на месте песчаных домиков пустили поезда метро. А в 1988 году здесь прошла первая зимняя Олимпиада в Канаде, и перестроечные советские люди созерцали Канаду через этот солнечный живописный город между прериями и горами. «Между» - самое лучшее слово, которым можно охарактеризовать город Калгари, провинция Альберта. Между прериями и горами, между столицей и захолустьем, между собачьим холодом и всегдашним солнцем, между культурой и одиночеством. Самое удивительное в нем то, что это бывшее захолустье с самыми красивыми небоскребами, самыми удобными велодорожками и самым разнообразным и самым серьезным бизнесом, совсем не стесняется своей захолустности, но имеет смелость провозглашать свою к ней недвусмысленную принадлежность. It’s not bug, it’s feature. Калгари – это город коров; город, где траки предпочитают мерсам, а ковбойские бутсы сапогам от Baldinini. Здесь до сих пор салуны в гостиницах, и все слушают кантри.

Это не делает Калгари центром притяжения туристов. Как ни крути, здесь нет океана, как в Ванкувере, здесь нет очарования европейской культуры, как в Монреале, и это не такой огромный мегаполис с большими возможностями, как Торонто. Но это делает Калгари настоящим и в этой своей «настоящности» неповторимым. Здесь мало интеллигентов, библиотека, четыре музея, молодой университет и самый низкий уровень образования населения среди больших городов. Это провинция с ее одиночеством, местечковостью, предубеждениями, разочарованиями, нереализованными мечтами. Это провинция с ее пространствами, с ее возможностью думать, вдохновенно трудиться, созерцать, иметь настоящую дружбу. Часто проходя по набережной вдоль реки и мимо небоскребов даунтауна я представляю себя внутри хорошего кадра из плохого фильма Антониони «За облаками. Мимо романского собора итальянского городка Феррара проходят влюбленные. И когда они идут на фоне собора, невозможно понять, кто стоит на месте – влюбленные или собор. Калгари – это город, где невозможно определить, ты движешься или стоишь на месте. Калгари – это, конечно, немного Самара. 

 Елизавета Тарнарутская

    05 июля 2016, 15:22 7610 0

    Теги: Россия, Канада, Самара, туризм, история, гедонизм, Калгари,

    Поделиться:


    Вы можете авторизоваться на сайте через: Yandex, Google, Facebook, Twitter, Вконтакте
    Вы должны быть авторизованы для редактирования своего профиля.

    Комментарии ()

      Назад Дальше

      Анна Якушева

      Присвоение власти

      Юрий Сенокосов

      Послание родителям

      Екатерина Маяковская

      De mortuis aut bene, aut nihil

      Екатерина Маяковская

      Благополучные и недолюбленные

      Ольга Служаева

      Искусство наблюдать

      Всеволод Емелин

      За Собчак