«Решение суда сегодня: удовлетворить жалобу Кузьминой, отменить постановление следователя Следственного комитета по особо важным делам в части якобы совершённого мной уголовного преступления, которое заключалось в умышленном внесении в налоговые декларации общественного фонда «ГОЛОС-Поволжье» ложных сведений для сокрытия налоговой базы. На человеческом языке это означает, что следователь Яковлев должен вынести новое постановление, где не должен утверждать, что я совершила уголовное преступление. Всё это не означает, что миллионы с меня прекратят взыскивать. Новое постановление даёт только право обратиться в суд «по вновь открывшимся обстоятельствам» и просить суд о снятии с меня выплат в размере двух с лишним миллионов рублей пресловутого «вреда, причинённого государству». И важное обстоятельство: следователь Яковлев имеет право в течение десяти дней обжаловать решение сегодняшнего суда. Это раз! А ещё - по данному трёхлетнему преследованию я не имею права на реабилитацию, то есть не могу требовать от государей компенсации морального вреда. Что «хочут» государевы опричники с тобой, то и делают. Судов предстоит больше, чем на год, пока избавлюсь от миллионов, если избавлюсь», - рассказала «Засекину» Людмила Кузьмина.

Рассмотрение жалобы правозащитницы длилось накануне в Самарском районном суде восемь часов. Оглашение решения суда состоялось в четврг в девять часов 30 минут.

Как писал «Засекин», Самарский областной суд 5 июня 2017 года отменил предыдущее судебное решение и постановил направить дело правозащитницы Людмилой Кузьминой на новое рассмотрение.

«Сегодня областной суд рассмотрел моё уголовное дело, где я якобы обворовала Родину на 2 с лишним миллиона рублей, «умышленно не уплатив налог на прибыль с Договора пожертвования, зная, что московский фонд ГОЛОС получил средства от США в 2010 году» - известных вредителей России. Фамилию прокурора не расслышала, но первым выступил он, сказав, что прежние суды, вменяя мне указанное преступление, не исследовали доказательства в суде. Судья Копытин, если правильно расслышала, решение судьи Дерунова постановил отменить и направить дело на новое рассмотрение, ст.125 прим. Два года жизни в судах с арестом имущества, вычетом «вреда» с пенсии, обыски - все псу под хвост. И по традиции: лыко и мочало - начинай сначала. Для меня это означает одно: нет ценности жизни человека в стране: сдох, угроблен медициной ли, отсутствием судов ли, заказными делами - еще бабы нарожают... Какой-то поворот, но печально до слёз с надеждой, что впервые прокурор при мне произнес, что «дело им исследовано и подлежит новому рассмотрению с исследованием доказательств». Что это?», - написала в тот день на своей странице в Facebook правозащитница.

Напомним, что «ущерб государству» от деятельности «Голоса-Поволжья» внезапно возник в 2014 году во время обострения отношений между Россией и США. И ранее, в 2010-ом, 2011-ом и 2012-ом годах, бывшие пожертвованиями на работу по наблюдению за честностью и прозрачностью выборов средства стали прибылью. Прибылью некоммерческой организации «Голос-Поволжье», у которой никогда прибыли не было и быть не могло. А само стремление к честным выборам превратилось из интересов и прав родных избирателей в политическую и враждебную цель Америки.

В декабре 2014 года отдел по расследованию особо важных дел регионального Следственного управления СКР возбудил в отношении Кузьминой уголовное дело по 199 статье УК РФ (уклонение от уплаты налогов). Важнее дел в губернии не было. И угрозы лодке, маховику и всем членам команды созидания опасней, чем Кузьмина, вероятно тоже не существовало.

Забавно и, конечно, абсолютно случайно обыск, прошедший рано утром 5 февраля 2015 года в квартире Людмилы Кузьминой и продолжившийся в крошечном, теперь уже бывшем, офисе «Голоса», совпал с днём рождения губернатора и всероссийской премьерой художественного фильма «Левиафан» Андрея Звягинцева. Из квартиры Кузьминой тогда были изъяты все электронные носители, заграничный паспорт гражданина РФ и личные записи. Позже Людмила Гавриловна была вынуждена пройти психиатрическую экспертизу, у неё арестовывали 37-метровую квартиру, где проживал больной брат правозащитницы, и автомобиль Daewoo Matiz 2004-го года выпуска.

7 июля 2015 года фонд «Голос-Поволжье», который обозвали «иностранным агентом», ликвидировали по решению суда. Само особо важное дело было прекращено в сентябре 2015 года «в связи с истечением сроков давности». И тогда смену борьбы с главным врагом губернии приняла налоговая служба, обратившаяся в суд о взыскании вменяемых фонду налогов непосредственно с Кузьминой. В ноябре 2015 года Самарский районный суд Самары отказал в удовлетворении требований налоговиков. Но решение это было мужественно обжаловано, и 14 марта 2016 года Самарский областной суд постановил взыскать с бывшего руководителя фонда Людмилы Кузьминой пресловутый налог на прибыль в полном объёме - в размере 2 миллионов 222 тысяч 521 рубля со всеми накапавшими пенями и штрафами. Отдел служебных приставов Самарского района в сентябре 2016 года возбудил исполнительное производство. Всё имущество пенсионерки вновь было арестовано.

Международная правозащитная организация Amnesty International в докладе «Права человека в мире. 2016/2017» расценила налоговое преследование Кузьминой как явно политически мотивированное.

«Налоговые органы подали иск на сумму 2 222 521 рубль к пенсионерке, координатору самарского отделения организации «Голос», занимающейся мониторингом выборов, Людмиле Кузьминой. Налоговые органы сочли доходом тот грант, который «Голос» получил от американского USAID, признанного в России «нежелательной» организацией. Они обвинили Людмилу Кузьмину в том, что она неправомерно задекларировала эти деньги в качестве пожертвования. Налоговые органы 14 марта 2016 года успешно обжаловали решение Самарского районного суда от 27 ноября 2015 года, который постановил, что Людмила Кузьмина не наносила вред государству на указанную сумму и не использовала деньги для личного обогащения. После того как налоговики выиграли дело, приставы изъяли у неё машину, и ей прекратила поступать пенсия», - говорится в частности в докладе Amnesty International.

А в конце марта 2017 года Европейский суд по правам человека обратился с вопросами к Российской Федерации по жалобам бывшего руководителя «Голоса-Поволжье» Людмилы Кузьминой и «Издательства «Парк Гагарина», включённых в реестр так называемых «иностранных агентов» и оштрафованных за отказ добровольно войти в этот перечень. Всего ЕСПЧ коммуницировал 48 жалоб от российских некоммерческих организаций.

«Полный список неправительственных организаций, чьи жалобы объединил Европейский суд по правам человека и направил по ним вопросы российским властям. Под первым пунктом значится «Экозащита и другие», всего 13 НКО, включая Голос, КПП, Мемориал и другие. Это жалоба, поданная в начале 2013 года, ещё до применения закона об иностранных агентах. Первое применение было против костромской организации, директор Александр Замарянов. Здесь Елена Немировская и Московская школа гражданского просвещения (бывшая МШПИ). Ирина Протасова с Сергеем Подузовым и их «Человек и закон». Измученная властями Ольга Пицунова из Саратова. Анна Аркадьевна Шароградская и Институт региональной прессы.

Особый привет Людмиле Кузьминой из Голоса-Поволжья, над которой бесстыжие силовики издеваются нон-стоп уже четыре года. Больше всего повезло самарскому журналисту Сергею Курт-Аджиеву и его «Парку Гагарина». Жалоба подана всего 3 месяца назад, некоторым пришлось ждать 4 года…

Скоро будет много бумажной работы. Все издевательства властей над вами и вашими организациями после подачи жалоб нужно будет описать суду», - сообщил 29 марта на своей странице в Facebook руководитель международной правозащитной организации «Агора» Павел Чиков.