Не надо смеяться над косноязычным мракобесием, превращающим художественный текст эпохи социалистического реализма в план Даллеса, а беззащитных критиков камлающего регионального вождя в агентов Госдепа, отобранных ЦРУ для борьбы с «мордовским панцирем». Это, конечно, смешно. Но смеяться не надо. Цинично слепленная из домыслов и произвола операция по уничтожению правозащитницы и краеведа Людмилы Кузьминой [Внесен(а/о) в реестр иностранных средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента]не оставляет надежды даже на улыбку. Перефразируя анекдотическую фразу главы региона, мы сами виноваты в том, что они для нас не сделают. А ещё больше мы виноваты в том, что они сделают с нами.  И если они безнаказанно могут называть Галину Старовойтову «связным Госдепа» и заявлять, что её убили, потому что она привозила «оттуда» огромные деньги, то почему бы им не назначить на эту же роль в Самарской области пенсионерку Кузьмину?..

Это не чёрный юмор и не белая шутка. В аэропорту Курумоч прямо у трапа самолёта бывшего руководителя фонда «Голос-Поволжье», гражданку Кузьмину задержали по донесению неназванного патриота четыре человека в штатском и майор полиции, представившийся участковым посёлка Берёза. В доносе утверждалось, что Людмила Гавриловна, будучи связной между Западом и «пятой колонной» в Самарской области, везёт местной агентуре крупные суммы в валюте для раскачивания, подогревания и поджога обстановки…

Людмила Гавриловна вернулась в Самару после нескольких месяцев пребывания в гостях у близкой подруги в Литве. Она уезжала в отчаянии от вердикта областного суда, который отменил решение Советского районного суда и «приговорил» правозащитницу к выплате налога на прибыль в размере 2 миллионов 222 тысяч 521 рубля плюс пени и штрафы. Ущерб государству внезапно возник в 2014 году во время обострения отношений между Россией и США. И ранее, в 2010-ом, 2011-ом и 2012-ом годах, бывшие пожертвованиями на работу по наблюдению за честностью и прозрачностью выборов средства стали прибылью. Прибылью некоммерческой организации «Голос-Поволжье», у которой никогда прибыли не было и быть не могло. А само стремление к честным выборам превратилось из интересов и прав родных избирателей в политическую и враждебную цель Америки.

В декабре 2014 года отдел по расследованию особо важных дел регионального Следственного управления СКР возбудил в отношении Кузьминой уголовное дело по 199 статье УК РФ (уклонение от уплаты налогов). Важнее дел в губернии не было. И угрозы лодке, маховику и всем членам команды созидания опасней, чем Кузьмина, вероятно тоже не существовало.

Забавно и, конечно, абсолютно случайно обыск, прошедший рано утром 5 февраля 2015 года в квартире Людмилы Кузьминой и продолжившийся в крошечном, теперь уже бывшем, офисе «Голоса», совпал с днём рождения губернатора и всероссийской премьерой художественного фильма «Левиафан» Андрея Звягинцева. Из квартиры Кузьминой тогда были изъяты все электронные носители, заграничный паспорт гражданина РФ и личные записи. Позже Людмила Гавриловна была вынуждена пройти психиатрическую экспертизу, у неё арестовывали 37-метровую квартиру, где проживал больной брат правозащитницы, и автомобиль Daewoo Matiz 2004-го года выпуска.

7 июля 2015 года фонд «Голос-Поволжье», который обозвали «иностранным агентом», ликвидировали по решению суда. Само особо важное дело было прекращено в сентябре 2015 года «в связи с истечением сроков давности». И тогда смену борьбы с главным врагом губернии приняла налоговая служба, обратившаяся в суд о взыскании вменяемых фонду налогов непосредственно с Кузьминой. В ноябре 2015 года Самарский районный суд Самары отказал в удовлетворении требований налоговиков. Но решение это было мужественно обжаловано, и 14 марта 2016 года Самарский областной суд постановил взыскать с бывшего руководителя фонда Людмилы Кузьминой пресловутый налог на прибыль в полном объёме со всеми накапавшими пенями и штрафами…

Вычеркнутую, но не вычёркиваемую из общественно-политической жизни Самары, загнанную в угол одинокую, но гордую женщину, у которой в своём собственном городе осталась однокомнатная квартирка, старенький автомобиль и гигантская пенсия в 12 тысяч рублей, друзья очень просили не возвращаться домой. Но тяготить практически без средств к существованию старую подругу Кузьмина больше не могла. К тому же длиннорукий и не жалеющий долларов на противостояние с маховиком и панцирем Госдеп наверняка посчитал, что рано пенсионерке уходить в запас…

30 сентября 2016 года Людмилу Гавриловну задержали в Шереметьево на пограничном пункте. Её продержали в столичном аэропорту ровно столько, чтобы она не успела на свой рейс в Самару.  Ей пришлось лететь в родной город, где о её возвращении уже знали те, кому надо, следующим рейсом.

В Курумоче «связную Госдепа» встречали не только четыре человека в штатском и участковый майор. Героиню патриотического блокбастера терпеливо и с обречённым энтузиазмом ожидали ещё корреспондент и оператор телерадиокомпании «Губерния».

Пенсионерку Кузьмину два часа опрашивали, осматривали и проверяли. К сожалению, крупной суммы в иностранной валюте в личных вещах и багаже «связной» обнаружить не удалось. Как и хоть каких-нибудь маломальских драгоценностей вместе с прочей запрещённой литературой. Зато гражданке Кузьминой прямо и без обиняков было заявлено, что если она в пятидневный срок не заплатит два с половиной миллиона рублей нанесённого ущерба, против неё будет возбуждено уголовное дело. Представитель службы приставов предъявил ей соответствующие документы. В том числе постановление о возбуждении исполнительного производства и требование уже в понедельник явиться к судебному приставу Рафаэлю Мингалиеву с предоставлением документов об имуществе, подлежащем описи.

Увы, изощрённый многолетний труд по лекалам Даллеса имущества агенту Кузьминой не прибавил. Даже собака умерла. К счастью, от старости. У Людмилы Гавриловны по-прежнему есть лишь однокомнатная квартира и автомобиль Daewoo Matiz 2004-го года выпуска. И ещё триста тысяч рублей, которые удалось собрать через сайт в интернете с призывом «Нам надо спасти Людмилу Кузьмину».

Смеяться больше не хочется. В грязной и сырой Самаре, аврально готовящейся к чемпионату мира по футболу, смеяться всё труднее. «Команда созидания», получая 50% на самых честных в мире выборах, побеждает всё и всех, включая здравый смысл и элементарную человечность. Ей для этого достаточно даже четверти избирателей. Чёрно-коричневый грунт на развороченных для строительства развязках своим цветом символизирует приближающееся к нам, как тороватый и ряженый садист-хохмач, боевое и трудовое будущее. Которое для Людмилы Гавриловны уже стало настоящим.

Ей трудно дышать и говорить. Но она упрямо улыбается. Всё равно улыбается.  

«Это политическое дело. Это просто выживание людей с общественного поля и поля выборов. И из жизни тоже. Я уже намозолила им глаза. Вот у нас ещё есть такой губернатор рьяный Николай Меркушкин, который не терпит никого рядом. Поэтому это всё и заведено при нём и всё это курируется из администрации губернатора», - продолжает твердить она, не желая быть слабой и раздавленной. Во всяком случае, пока её снимает невменяемая камера телекомпании «Губерния».

На беззаботно скучающем лице молодцеватого оператора нет ничего личного – только усталость и пустота. И предвкушение зарплаты. Он ведь точно ни в чём не виноват. Тем более что на его поджарой попе красуется такой модный, такой смелый, такой великобританский лейбл – DISSIDENT…

Глеб Райт