Культура

Райский сад чиновника: мистический реализм на сызранской сцене

Сызранский драматический театр имени А. Н. Толстого открыл театральный сезон, который оказался юбилейным 100-м, премьерой гоголевской комедии «Ревизор». На этот раз главный режиссер театра Олег Шахов подошел к постановке произведения классика с новой стороны: предельно сократив текст и количество действующих лиц, ввел двух мистически-дьявольских персонажей Инкогнито, максимально стараясь приблизится по духу к мистическому реализму Н.В. Гоголя. Зрители оценили премьеру, несмотря на свойственные первому показу недочеты и волнение актеров, которые обязательно будут отшлифованы во время последующих показов.

Райский сад чиновника: мистический реализм на сызранской сцене

100-й сезон Сызранский драматический театр имени А. Н. Толстого открыл премьерой комедии Н. В. Гоголя «Ревизор» в постановке главного режиссера театра Олега Шахова.

Драматургию Гоголя на сцене как только не интерпретировали – и в контексте «натуральной школы», и с сатирическим началом, и с фантасмагорией, и с гротеском. Репетируя «Ревизора», режиссеры, не пересказывая хрестоматийно известный текст и не повторяя изысков своих предшественников, как правило, стараются самовыразиться в поиске новых форм. 

Олег Шахов попытался максимально приблизиться к духу гоголевского мистического реализма. Притом, что в сызранской труппе не так много мужчин. Если говорить откровенно, их не хватает для полноценного распределения ролей. Не удивительно, что в спектакле отсутствуют лекарь Гибнер, отставные чиновники Люлюков, Растаковский, Коробкин, частный пристав Уховертов, полицейские Держиморда, Свистунов, Пуговицын, многочисленные купцы, мещане, помещики, а Никита Улитин играет и слугу Городничего, и Трактирного слугу. 

Текст пьесы сокращен режиссером предельно корректно. Не всегда корректно работают с этим текстом артисты – одни до обидного часто сбиваются в свойственном премьерным показам волнении, другие зачем-то вставляют собственные словечки и даже фразы. 

Фантастика и гротеск в сочетании с комедийным началом, вплетение во внешне реалистическое повествование мистической подоплеки с целым пантеоном нечистой силы – в этом у Гоголя в русской литературе равных нет. Олег Шахов об этом помнит и потому выводит на сцену двух бессловесных, дьявольски подхихикивающих, пластически многоплановых существ (в программке они представлены как Инкогнито – Татьяна Костюнина и Оксана Аксакова). Эти абсолютно по-гоголевски бесовские видения, искушающие, кстати сказать, не только Городничего, раз за разом разрушают идиллию прекрасно-умиротворенной атмосферы его райского сада и дома (художник – Анна Митко, костюмы Анастасии Горбушиной), заставляя Антона Антоновича тщетно стрелять в своих бесов из постоянно дающего осечки револьвера. 

Перед нами не костюмированное ретро и не история из жизни современного офисного планктона, а загадочный, временами шутливый хоррор, разворачивающийся на фоне карты России-матушки с указанием сумасшедшего количества верст до Парижа, Москвы, Сызрани, в окружении растущих на деревьях и кустарниках различных квитанций и бланков, указаний, разрешений и запрещений. 

На сцене откровенно мелкий уездный городок со столь же мелкими по своей сути обывателями. Городничий в исполнении Владислава Штиля лишен традиционного веса и масштаба. Он не монстр, не тиран и не деспот. При известии о визите ревизора этот мелкий прохиндей теряется до потери ума. В сообществе, а точнее сказать, в монолитной банде чиновников отражены все человеческие пороки (Андрей Бурнаев – Хлопов, Евгений Морозов – Ляпкин-Тяпкин, Олег Егоров – Земляника, Владимир Калялин – Шпекин). Сколь непохожи друг на друга, столь же и прекрасны существующие в тандеме помещики Добчинский и Бобчинский (Сергей Малышев и Никита Константинов)! 

От спектакля к спектаклю, от роли к роли актерская палитра Артемия Кондрашова становится все более разнообразной и яркой. В образе Хлестакова он порхает словно мотылек. Он взрывает зал аплодисментами, выходя из гостиничного номера в цветастом наряде абсолютно современного гламурного унисексика. Он чертовски обаятелен и в сцене вранья о петербургской жизни, и в любовных дуэтах с Анной Андреевной (Татьяна Леднева) и Марьей Антоновной (Мария Зинова). Для такого Хлестакова Осип (Николай Гонтаренко) – не просто слуга, а дядька, опора во всем и всегда. 

Глубина гоголевского мистического реализма особенно ощутима в сцене видения пляски загубленных русских душ и при перевоплощении бесовских Инкогнито в слесаршу Похлебкину и Жену унтер-офицера. В эти мгновения нервно вздрагивает Хлестаков, затихает зрительный зал. Ни природа русского человека, ни общественное сознание за прошедшие два столетия не изменились. На зеркало неча пенять, коли рожа крива – по-прежнему во властных коридорах на всех этажах вертикали все та же, особая порода людей. Публика воспринимает спектакль на ура! 

В этом «Ревизоре» масса образных идей, выросших из гоголевского текста. Жаль, что премьера изобилует излишней ориентацией актеров на зрительный зал и постоянными апартами. Первый акт по сравнению со вторым выглядит не столь многоплановым и мистическим. Но это вполне поправимо, если работа будет продолжена буквально парой-тройкой репетиций с режиссерским разбором. Премьера – лишь начало жизни спектакля...

Автор: кандидат филологических наук, член Союза писателей России, член Союза журналистов России, «Золотое перо губернии» Александр Игнашов.

Опубликовано в газете «Культура. Свежая газета» №14 (143) октябрь 2018.

    30 октября 2018, 09:35 2017 1

    Теги: Самарская область, Сызрань, Сызранский драматический театр имени А. Н. Толстого, премьера, открытие театрального сезона, Олег Шахов, Николай Васильевич Гоголь, Ревизор, спектакль,

    Поделиться:


    Вы можете авторизоваться на сайте через: Yandex, Google, Facebook, Twitter, Вконтакте
    Вы должны быть авторизованы для редактирования своего профиля.

    Комментарии ()

    1. Другой 08 ноября 2018, 22:35 # 0
      Удивительно то, что Александр Игнашов не был осужден за убийство аспирантки, хотя, кажется, почти всё указывало именно на его «руку автора»… Пишет себе статейки на Засекин.
      Всё же правоохранительная и судебная системы России одни из самых гуманных. Что бы кто ни говорил. ИМХО, конечно.
      Назад Дальше

      Анна Якушева

      Присвоение власти

      Юрий Сенокосов

      Послание родителям

      Екатерина Маяковская

      De mortuis aut bene, aut nihil

      Екатерина Маяковская

      Благополучные и недолюбленные

      Ольга Служаева

      Искусство наблюдать

      Всеволод Емелин

      За Собчак