Культура

Ледовое биенналище

В минувшее воскресенье, 16 февраля, на льду замерзшей реки Волги прошла «Первая ледовая биеннале», или просто «Лёд». Арт-критик и художник Сергей Баландин побывал на ней и окунулся лицом в снег.

Ледовое биенналище

Уже давно художники и кураторы твердят, что самарское искусство в плену у Волги, что оно «окольцовано» Лукой. В каком-то смысле Волга воспитывает художника, прививает ему «самарскую метафизику», любовь к созерцательному формализму и философской медлительности. Прямо из города, через реку, мы видим лес, и это соседство внушает самарцам веселое языческое суеверие. Они не искусством занимаются, а шаманят, поэтому искусство у нас должны представлять только городские сумасшедшие.

Сумасшедшие эти группируются и организуют кампании вроде Ширяевской биеннале или «Правого берега», а то и «Жигулевского Барбизона», то есть мероприятий, которые направлены не на окультуривание природы, а, наоборот, на одичание интеллигенции.

И вот в прошлое воскресенье куратор Константин Зацепин инициировал выход художников на замерзшую Волгу. Название «Первая ледовая биеннале» быстро обросло дополнительными именованиями: «Первая фейсбучная биеннале» и «Первая инстаграмная биеннале». Ключевой здесь является игра со словом «биеннале» как со знаком благоустроенного, туристически привлекательного, а значит коммерциализированного современного искусства. Проект «Лёд» заявлялся как продолжение идей арт-группы «Лаборатория», а идеи эти заключаются в исследовании и переосмыслении форм социального существования искусства. Так, участники «Лаборатории» ходили по галереям и кричали на открытиях: «Зачем мы ходим на выставки?», совместно с группой «Супостат» проводили анкетирования, чтобы составить образ среднестатистического зрителя, а самым ярким их жестом было устроить в галерее лекцию, которую в перерывах между эротическими танцами читала стриптизерша. «Ледовая биеннале» – это диверсионная практика, лабораторный опыт: в принципиально антимузейное и антигалерейное пространство запускаются зрители и художники, которым объявляется, что они попали на биеннале – ни в каком другом городе этот трюк бы не прошел, но такова специфика Самары, что мы легко сливаем природу и искусство.

Эффект получился, с одной стороны, замечательным, с другой провальным. Лёд на реке подтаял, и пришедшие бродили по берегу, боясь наступить в лужу. После нескольких минут такого брожения все пришедшие от острого чувства пустоты начали быстро вырабатывать творческие предложения: поджечь торчащую во льду елочку или раздеть кого-нибудь. Мифы о Волге и Русской Зиме – это большие мифы, им нужно как-то соответствовать, поэтому планы у пришедших были грандиозными. Илья Саморуков хотел оставить на всем пути следования через Волгу таинственные знаки, Константин Зацепин с Дмитрием Жиляевым сооружали снежный куб в честь французского философа Диди-Юбермана, сидящие на ветвях прибрежного дерева Анастасия Альбокринова и Константин Сафаров цитировали картину Саврасова про «грачи прилетели», Анна Коржова выкладывала выпрошенные у дворников на набережной лопаты, назвав получившуюся инсталляцию «Вечной зимой», прочие сжигали стихи Петрарки, лепили из снега батареи центрального отопления, делали портреты, макая лицо в снег, резали из наста сердечки, в общем, креативили по полной. А самым впечатляющим произведением стало выписанное в центре Волги струями мочи слово «инновация».

Глупо разбирать каждое произведение, глупо даже говорить, что перед нами было биеннале, но не менее глупо и критиковать это мероприятие и клеймить его участников как бездарностей. Главной целью проекта было выгнать людей на улицу, на природу, чтобы творить гармонию из хаоса. Важно, что на «биеннале» не было зрителей: организаторы перевербовали всех пришедших в активных участников. Всем, кто хотел дать свой личный совет художнику, было предоставлено право голоса. Все наперебой интересовались у интернет-дивы Тани Симаковой, какой именно песне Пугачевой она посвятила свои воткнутые в снег цветы и пепел Петрарки, все хором предлагали бросать Сергея Баландина в снег и смотреть, что получится. И все, что получалось, очень хотелось назвать ерундой и совсем не хотелось называть искусством, потому что в этом было слишком много жизни. Но, может, «Лаборатория» Зацепина этого и хотела. Потому что «искусство» и «вечность», они только у Снежных королев бывают.

Сергей Баландин

Подробный фоторепортаж об этом событии смотрите в рубрике «НАГЛЯДНО»

    20 февраля 2014, 10:13 1896 0

    Теги: Проект, инсталляция, Самара, Волга, биеннале, Лаборатория, имкусство, перформанс,

    Поделиться:


    Вы можете авторизоваться на сайте через: Yandex, Google, Facebook, Twitter, Вконтакте
    Вы должны быть авторизованы для редактирования своего профиля.

    Комментарии ()

      Назад Дальше

      Анна Якушева

      Присвоение власти

      Юрий Сенокосов

      Послание родителям

      Екатерина Маяковская

      De mortuis aut bene, aut nihil

      Екатерина Маяковская

      Благополучные и недолюбленные

      Ольга Служаева

      Искусство наблюдать

      Всеволод Емелин

      За Собчак