Погружаясь в запутанные мифологические проблемы, мы разбираемся с собственным мышлением. Даже если история стерта, основные ее перипетии забыты, фрагменты в виде торчащих символов или смутных абстракций остаются элементами нашей повседневной культуры.

Один из таких глубоко запрятанных персонажей – Кадм. Можно сказать, что это имя совсем не на слуху. Он относится к первому поколению героев, но возникает рядом с самыми важными персонажами. Кадм связан с историей похищения Европы. Супругой его была Гармония. Он победил дракона бога Ареса. Потом сам был превращен в змею и поселился на Елисейских полях (не в Париже, а прямо в раю). Добавим к этому, что миф о Кадме излагает Овидий в «Метаморфозах», а художники изображали его как самого настоящего змееборца, как на знаменитой картине Хендрика Гольциуса начала XVII века.

Видеть в Кадме прототипа Святого Георгия не такая уж и дерзость. К московскому гербу он также привязан как основатель могучих семивратных Фив (столицы Беотии), способных составить конкуренцию другим городам Древней Греции. Победители хтонических существ обычно основывают города (и тут бы Дон Кихот добавил, что они сразу делают своих оруженосцев губернаторами, но в древности герои обычно сами становились царями).

Славе Фив помешала их патологическая неверность. Как это бывает с государствами, находящимися рядом с могучими врагами, Фивы то заключали союз с Афинами, то перебегали к Спарте, потом полностью подорвали ее силы, после чего почти уже подавили Македонию, но в итоге только помогли ее расцвету. В конце концов Александр Македонский разрушил Фивы и уничтожил всех, кроме семьи поэта Пиндара. Потом великий царь чувствовал свою вину перед фиванцами и пригревал всех, кто остался жив. Но столицей Греции этот город не стал, и наследие Кадма ушло с молотка.

Самое сложное –уловить момент превращения великого героя в змея (то есть, собственно, в хтоническое чудовище, родственное дракону), как всегда бывает сложно представить, что любой святой Георгий борется с самим собой.

* * *

Многие ученые (например, Лосев и Дюмезиль) говорят, что зачатки всей греческой истории прослеживаются в истории о похищении Европы Зевсом в образе быка. Финикийская принцесса оказывается на Крите, и так начинается расцвет крито-микенской культуры. Отец Европы отправил своих сыновей в разные стороны на ее поиски. Никто не вернулся, все осели в каких-то отдаленных землях, заложив основания для создания государств. В этом мотиве можно узнать не только «Руслана и Людмилу», но и другой миф, в котором женщина сначала стала символом объединенной Греции, а потом привела к Великой мировой войне против Трои (Елена Прекрасная). И Европа, и Елена являются воплощениями Афродиты, поэтому сюжеты так похожи.

Один из братьев Европы, посланный на ее поиски, и был Кадмом. Он оказался человеком набожным и не стал бесцельно бродить тут и там, а сразу отправился в Дельфы, чтобы спросить у оракула Аполлона, где искать сестру. Ответ был дан в фирменном стиле Пифии: если ты ищешь Европу, то фактически ты ищешь границы цивилизованного мира.

Поэтому твое дело –основать город там, где ляжет ослепительно белая корова, которая дожидается прогулки прямо за воротами храма. В некотором смысле, корова –это и есть Европа. Сил у нее было предостаточно, шла она долго и легла далеко от побережья, посреди равнины, аккурат посреди отрезка от Дельф до Афин. Дело происходит во II тысячелетии до нашей эры.

Зевс-бык, по мысли Лосева, связан с Солнцем. В виде быка Солнце указывает людям идеальное место для жизни. Троянскому царю Илу место для основания Трои тоже подсказала корова. Павсаний еще добавляет, что корова Кадма имела на боку пятно в виде полной луны. Зевс похищает Европу в виде ослепительно белого быка с рогами в виде полумесяца. «Европа», между прочим, переводится с древнегреческого либо как «широкоглазая» (eyrope –привычный эпитет Геры, супруги Зевса), либо как «широкогласная» (напоминая распространенный эпитет самого Зевса).

В мотиве похищения Зевсом Европы развернут один из самых знакомых мотивов бракосочетания неба и земли. Небо олицетворено Солнцем, земля –чем только не олицетворена, но в какой-то момент функции земли были переданы Луне. Если Солнце царит в космосе, то Луна царит над землей. Луна продолжает нести в себе хтоническое начало, она связана с животной и растительной жизнью. Тут может хватить и того, что в Космосе всегда отражены дела земные, мифология всегда говорит на языке космических символов. Лунная корова Европа вступает в брак к Солнце-быком Зевсом. Кадм построил Фивы, которые на восточных диалектах звучат как Фебы, а феба по-сирийски значит «корова».

* * *

Времена такие древние, что наличие у Кадма рудиментарного элемента в виде змеиного хвостика могло бы не вызывать вопросов. Афина тоже пресмыкалась в те времена (в одном орфическом гимне ее называют «змеей»). В храме Афины на Акрополе всегда жили две священных змеи. В роще Аполлона постоянно водились змеи, которых нельзя было убивать. Асклепий сначала является в образе змеи, а потом исцеляет при помощи двух змеек. С течением времени змея становится атрибутом бога. К Персефоне ее будущий муж явился в образе змеи.

Змея –хтоническое (то есть земное) существо, связанное с мощью материального мира. Когда убивают дракона, то таким образом присваивается, делится, уравновешивается могущественное земное начало. Змеи близки к земле и постоянно питаются её энергией, они символизируют неупорядоченные земные силы и стихийное смешение добра и зла.

Постепенное упорядочивание хтонического начала отражается на облике героев. У Гомера мама Ахилла - нимфа Фетида –называется «среброногой», и это очень тонкий намек на ее русалочье происхождение, так как изначально нижняя часть её тела была покрыта чешуей. Когда Афина-горгона побеждает Медузу-горгону при помощи Персея, то сама она перестает быть горгоной.

Всё это сюжеты о приведении великих сил в равновесие. Плохо, когда магическая природа сдвигает горы и разбрасывает магму. Но также плохо, когда земное начало ослабевает и человек теряет связь с основным источником силы, земля уходит из-под ног. (Это я говорю, чтобы мы не теряли мифологического прицела на современность, в которой тоже происходят печальные вещи.)

Когда Кадм вступает в брак с Гармонией (а это слишком очевидный символ «приведения в равновесие» при помощи очередной представительницы Афродиты), он дарит супруге ожерелье, принадлежавшее сестре Европе. Это ожерелье начинает цикл символической гибели фиванского царствующего дома. После Гармонии ожерелье получила Семела, потом Агава –Дирцея –Ниобея –Иокаста (мать и жена Эдипа) –Эрифила –Алфеси- ба, пока Клитий, сын Алкмеона, не отнес проклятое ожерелье в святилище Аполлона и не остановил родовое проклятье. Всё дело в том, что ожерелье было извлечено из земли и ему подобало бы в земле и оставаться. Конечно, оно было из чистого золота и символизировало божественные силы Геи, которая всё время порывалась выйти из- под земли наружу и поискать своё сокровище.

* * *

Еще один мотив хтонической символики появляется, когда Кадм, победив дракона, сеет его зубы в землю и рождаются «спарты» (споры, то есть посев), знатные предки фиванских родов, которые в итоге истребили друг друга. Хтонические чудовища должны пребывать там, где они приносят пользу, иначе они постоянно находятся в противоборстве. Например, у Гесиода много внимания уделено хтоническим существам, порождениям Ночи (синоним Хаоса). Это страхи, комплексы, терзания, кошмары –всё опасное и пугающее, что не имеет четкого образа (а четкий образ страха уже не так страшен, страх питается неизвестностью и неопределенностью).

И вот мы возвращаемся к мотиву убиения дракона. Когда Кадм гнал корову в ожидании, когда та захочет прилечь, он пришел на водопой к Кастальскому источнику, который охранялся драконом Ареса. Кастальский ток символизирует поэтическое вдохновение. Но пока дракон был жив, к нему невозможно было припасть. Все спутники Кадма погибли, но Кадм подкрался к дракону и размозжил ему голову камнем. После таких трудов он, конечно, пригубил священных вод и обрел мудрость, а на его свадьбе потом поют боги. Между прочим, вся страна, столицей которой стали Фивы, называется по быку –Беотия. Это заставляет думать, что и Феб, эпитет Аполлона, восходит к быку.

Аполлон во всём помогает Кадму, а потом выступает гармонистом на его свадьбе с Гармонией, то есть поет и играет на лире. И это было первое бракосочетание смертного человека, на котором пируют боги Олимпа. Еще раньше Аполлон дарит Кадму среброблещущий лук (он, по большому счету, переходит от героя к герою), и Кадм убивает из него собаку, которая пыталась угнать корову (чем не еще одна попытка Зевса похитить Европу?). По сути, сам Аполлон направляет Кадма, когда подробно - через оракула - предписывает основание Фив.

За убиение дракона Кадм был вынужден служить Аресу восемь лет. Собственно, Гармония тут и подвернулась, она –дочь Ареса и Афродиты. Ожерелье, которое всплывает как свадебный подарок, делало его обладательницу настолько прекрасной, что не могли устоять даже боги, но Афина добавила золотое одеяние, придающее Гармонии божественное достоинство, а Гермес вручил лиру. Мудрый Кадм вступает в брак с самим искусством и воплощением совершенства. Какая славная для Фив задумывалась судьба, ведь этот миф - попытка утвердить ведущую роль Беотии в греческих делах. Как и положено на свадьбе, все участники пиршества стараются обеспечить счастье и плодородие. Электра обучила Гармонию обрядам Великой богини (фактически, в Фивах пытались установить свои собственные мистерии), а Деметра возлежала с сыном плеяды Электры Иасионом на трижды вспаханном поле и обеспечила баснословные урожаи ячменя.

Но до самой старости Кадм не мог отделаться от осуждающего ворчания тестя (Арес не простил ему своего дракона). В итоге Кадм передает бразды правления своему внуку Пенфею, но тот погибает при драматичных обстоятельствах. Дионис предрекает, что Кадм и Гармония на колеснице, запряженной коровами, встанут во главе варваров. Эти варвары будут опустошать Грецию, пока не ограбят храм Аполлона, а тот, уж конечно, постарается им отомстить.

Кадм и Гармония не стали ждать исполнения пророчеств и уехали к энхелеям (в сущности, варварам). Началась война, Кадм и Гармония оказались втянуты в эту войну в роли правителей (то есть пророчество исполнилось в точности). Поэтому супруги сами превратились в черных змей с синими пятнами, после чего Зевс доставил их в любезно предоставленном террариуме на Острова Блаженных, или в Элизий.

* * *

Расшифровка этого сюжета выглядит как учебник истории. Свадьба полностью похожа на свадьбу Пелея и Фетиды (после чего родился Ахиллес). На протяжении последующих веков все потомки Кадма считались полноправными властителями Фив и посвящались в Самофракийские мистерии на правах высшей касты. Кадм основал город Бутою в Иллирии (современная Албания), что позволило иллирийцам принимать участие в Олимпийских играх. Между прочим, в Иллирии Кадм нашел свое обожествление в образе льва. Но самое важное тут содержится в том, что, вопреки кровожадным правилам, Кадма не погубили, когда окончился срок его царствования, а позволили ему уехать и основать новую колонию.

Кадм не сразу вспомнил, что в момент убийства Кастальского дракона он услышал голос: «Змея убил ты и сам станешь змеем!» Он понимает, что змей был священным.

В этом мотиве наиболее наглядно представлена смена состояний, требующихся для восстановления равновесия. Древний Святой Георгий убивает дракона и в конце концов сам должен стать драконом, чтобы восполнить недостающую магию земли. Еще лучше это представлено на иконе, когда запечатлено вечное превращение одного в другого, вечный круговорот хтони и героизма, хаоса и космоса. Пожалуй, мы нигде больше не встретим настолько очевидной апологии тени, которая должна быть сохранена для восстановления целостности героя.


Прозаик, поэт, кандидат филологических наук, главный библиотекарь СМИБС,
ведущий литературного клуба «Лит-механика»
Леонид Немцев

Свежая газета. Культура №4 (225)