Скульптура Юрия Деточкина, главного героя художественного фильма «Берегись автомобиля» уроженца Самары Эльдара Рязанова, об установлении которой так долго говорили Александр Хинштейн и Дмитрий Азаров, наконец, открыта.

Там-там, тара-тара-там, тара-тара-тара-тара-тара-тара-там... Этот замечательный вальс Андрея Петрова, очень часто звучащий  в моём сознании, утешающий меня в минуты душевной невзгоды, когда и скучно, и как утверждал Михаил Юрьевич, и грустно, и некому руку подать... Да-да, этот вальс зазвучал 9 ноября 2012 года в исполнении маленького чеховского оркестрика на привокзальной площади Самары с дурацким именем Комсомольская. Прямо напротив хай-тековского «самаркандского» минарета железнодорожного вокзала, прозванного местными жителями «концом Льва Толстого». Прямо перед огромным «византийским» зданием Управления Куйбышевской железной дороги.

Впрочем, церемония открытия, так и хочется с пафосом произнести, памятника Юрию Деточкину больше была похожа на фрагмент из рязановского фильма «Небеса обетованные» или, даже скорее, из «Забытой мелодии для флейты». Во всяком случае, персоны, выступившие с речами на вполне себе симпатичном и симптоматичном мероприятии, были очень, очень-очень похожи, подозрительно, я бы сказал, похожи на самых ответственных и внезапно прогрессивных работников из Управления свободного времени.

Как будто установили  не фигуру обаятельного, тонкого, нежного, сентиментально сумасшедшего героя-идеалиста одной из лучших советских трагикомедий, а открыли памятник пламенному революционеру и борцу за народное счастье против коррупции и воровства в особо крупных размерах. Именно об этом говорили собравшейся в немалом количестве честной публике и губернатор Николай Иванович Меркушкин, и уж тем более Александр Хинштейн, и даже сам Эльдар Александрович Рязанов. У них-то точно сомнений в невинности Деточкина не было. И великую фразу «Деточкин, конечно, виноват, но он не виноват!» произнести было некому. Некому было вспомнить про ту ногу, которая у кого надо нога. Может быть, об этом хотел сказать глава Самары Дмитрий Азаров, но его на мероприятии странным образом не оказалось. Поэтому для тех, кто не понимает, да и не задумывался никогда, что фильм «Берегись автомобиля» является самой глубокой, своеобразной и сильной лентой Рязанова (которой участие Иннокентия Смоктуновского добавило невероятный объём, высокую иронию и ассоциативную остроумную перекличку с классическими персонажами - от Дон-Кихота до князя Мышкина и от Прометея до Робин Гуда), привокзальная церемония стала крупным местечковым событием с политической подоплёкой. И про коррупцию что-то слишком много говорят, и сам губернатор приехал. А Азарова-то нет…

Сейчас уже, наверное, не стоит задаваться вопросом, а почему «поставили» именно Деточкина? Ну, родился Эльдар Александрович 85 лет назад в Самаре и в грудном возрасте был из нашего города родителями увезён в Москву. В конце концов, на мой субъективный взгляд, именно этот фильм является лучшей его киноработой, самой талантливой и многозначной. И единственной у него, перекликающейся  с подлинным европейским кино. А то, что у командировочного господина Хинштейна, который тоже чем-то похож на Деточкина, только испорченного «лихими девяностыми» и монотонными нулевыми, и у его чиновных коллег, не может быть никакой эстетической стратегии, так это и так понятно… 

Зато возникают вопросы другие. Бог с ним с отсутствующим по каким-то столичным делам Азаровым, но почему ничего не было сказано о том, что инициатива установления именно этой скульптуры и именно этому герою принадлежит в изрядной степени и Дмитрию Муратову, выпускнику Самарского госуниверситета и главному редактору «Новой газеты»? И ещё один тоже уже риторический вопрос: зачем было заказывать исполнение памятника нормальному, добротному, практически советскому скульптору Ивану Мельникову? Соцреалистические «дети тыла» у него получились гораздо удачнее…

Самаре страшно не хватает чувства юмора и неказённой, универсальной, карнавальной культуры. И пусть будет чудесный Деточкин! В другой раз поговорим о Головкине, Вакано, Пине и Засекине. А сейчас пусть будет Деточкин! Но это же теплый, живой, мерцающий, нежный, смешной, сутулый персонаж! Юродивый советского абсурда, мошенник-идеалист, гуманистический плут, наивный рыцарь-авантюрист... Ну, оказался он напротив самарского вокзала, не первый здесь и не последний безвинный зэк, увековеченный в момент возвращения из мест не столь отдалённых. Ладно, нельзя ему прижаться к лобовому стеклу троллейбуса и произнести своё сакраментальное: «Здравствуй, Люба, я вернулся!». Но зачем же делать его ростом в два метра двадцать сантиметров, да плюс ещё ставить пусть на небольшой, но постамент? Ведь с таким ростом он только в КамАЗ и заберётся. Это ж канонический памятник нельзя посадить, а Деточкин-то сидел. Он же не дядя Стёпа, не Гулливер, не баскетболист Сизоненко и даже не Ян Коллер. С ним же хочется разговаривать и фотографироваться, как со своим. Он же – символ искренности и антипомпезности…

Там-там, тара-тара-там, тара-тара-тара-тара-тара-там... Одно хорошо. Юрий Деточкин стоит теперь около автостоянки. Наискосок от троллейбусной остановки. Таких иномарок он еще не угонял. Наверняка, легенда сделает его нашим самарским командором, каменным гостем, то есть самым справедливым в мире бронзовым угонщиком. Там-там, тара-тара-там, тара-тара-тара-тара-тара-тара-там...

Сергей Лейбград

P.S. Засекин.Ру не мог пропустить это знаменательное и, безусловно, знаковое событие для культуры Самары и послал на торжественную церемонию своего корреспондента, чтобы он не только полюбовался «старой» голубой «Волгой», «мотоциклом Жжёнова» и макетом символического гаража, но и записал выступления и комментарии главных действующих лиц, присутствовавших на открытии в областной столице скульптуры Юрия Деточкина.

Николай Меркушкин, губернатор Самарской области: «Это первый в стране памятник, посвященный борьбе с коррупцией»

- Памятник Юрию Деточкину – это не просто скульптура героя фильма «Берегись автомобиля». Прежде всего, это – свидетельство всенародной любви к творчеству Эльдара Александровича, это признание его огромного режиссёрского и просто человеческого таланта. Что же касается Юрия Деточкина, этого обаятельного, хотя и своеобразного поборника социальной справедливости, то его дела и поступки актуальны и сегодня. Этот фильм создавался сорок, примерно, лет назад, и уже тогда Эльдар Александрович предвидел большую беду и боролся с ней. Видимо, мало таких было фильмов. Надо было многим, многим, многим последовать примеру Эльдара Александровича. Нужно исполнить то, чего хотел Деточкин – чтобы взяточники понесли заслуженное наказание. Это первый в нашей стране памятник борьбе с коррупцией. А с ней бороться сейчас нужно, как никогда – это одна из язв на теле общества, которая не позволяет стране двигаться вперёд.
Надеюсь, что этот памятник будет вдохновлять всех и, прежде всего, тех, кто по долгу службы противостоит коррупционным явлениям, и послужит предостережением тем, кто создаст для этого почву. Правильно говорит Александр Евсеевич, символично, что мы открываем памятник в день полиции. Хотя это касается не только полиции.
Ещё хотелось бы сказать, что, возможно, наша молодёжь уже не так хорошо знает раннее творчество Эльдара Александровича. Уверен, что открытие этого памятника привлечёт дополнительное внимание к тому, что делалось тогда. Потому что творчество Эльдара Александровича актуально. И не только актуально, сколько полезно для молодых людей. Сколько в этом фильме – «Берегись автомобиля» - доброты, сколько порядочности, сколько искреннего желания побороть то зло, с которым так важно бороться. Поэтому спасибо вам, Эльдар Александрович, за ваше творчество, за тот вклад, который вы внесли в кинематограф нашей страны, за вклад в воспитание подрастающего поколения. Спасибо вам, за то, что вы сегодня здесь, на самарской земле, у себя на родине. Спасибо, что приехали, чтобы свой юбилей, в том числе, отпраздновать на самарской земле. Это говорит о том, что Иван, не помнящий родства – это неполноценный человек. Вы ещё этим подаёте пример, что надо помнить, где ты родился, где ты получал первые навыки жизни.

Александр Хинштейн, депутат Государственной думы РФ: «Милости просим со своими предложениями»

- Почему Ивана Мельникова не пригласили на торжество?

- Как не пригласили? Пригласили Ивана Ивановича.

- Он час назад посетовал, что нет, не пригласили.

- Для меня это очень странно. Организацией приглашений занималась администрация города, и я проговаривал с ними, что все, кто имел отношение к созданию композиции, конечно, должны быть здесь. Ещё утром я уточнял, где Иван Иванович.

- Как вы оцениваете эстетические достоинства скульптуры?

- На мой взгляд, сам Эльдар Александрович на этот вопрос ответил, когда отметил мастерство Ивана Ивановича. Эльдар Александрович сказал, что скульптурная композиция очень похожа на его киногероя, и место Эльдару Александровичу крайне понравилось. Ведь он сам и определил это место из нескольких предложенных нами.

- Как вы относитесь к критике в адрес скульптора, этой скульптурной композиции и идее установить памятник Юрию Деточкину в Самаре вообще?

- Я не реагирую на все эти замечания. У тех, кто так считает, есть возможность проявить себя, и тоже поставить в Самаре какие-то скульптурные композиции. Пусть ставят тем, увековечивание кого они считают более предпочтительным. Наш организационный комитет «Культурной Самары» открыт для любых предложений. Поэтому когда  ваши критики перейдут к конструктиву, милости просим и ждём у себя.

- Почему в Самаре до сих пор нет памятника Григорию Осиповичу Засекину?

- В следующем году будет памятник Засекину. Эльдар Рязанов, кинорежиссёр, почетный гражданин города Самары: «Это наше общее дело – искоренить эту гидру, которой имя коррупция»

- Вы такой праздник устроили мне, дорогие мои земляки и вы, Николай Иванович. Я вас благодарю. Потому что, действительно, это моя родина, моя земля. Я здесь родился, я здесь был и в годы войны. У меня, конечно, очень неравнодушное, мягко говоря, отношение к самарцам и городу Самаре. Это очень приятно. Но когда Николай Иванович сказал, что хорошо было бы, если бы много было таких памятников, я подумал о том, какая судьба была у этого героя. О, как его долбала и не хотела видеть наша администрация Госкино! Потому что – кто он? Жулик! Смоктуновский же два раза играл Владимира Ильича Ленина. А теперь – жулик? И картину запрещали, картина с трудом пробиралась. Она была так запрещена, что просто-напросто мы с Брагинским три года писали повесть по нашему же готовому, но закрытому сценарию. Потом напечатали эту повесть. И уже в ЦК КПСС были какие-то более молодые и свежие люди, и фильм удалось пробить. И когда я вспоминаю весь свой путь и думаю о том, что почти каждый фильм пробивал такие заслоны… Это страшно вспомнить! Поэтому я тоже жалею, что такой памятник только один.

А вообще, когда я сделал «Гараж», и со временем мне сказали, что он совсем не постарел, я с горечью подумал, что, значит, я работаю зря... Потому что после таких фильмов, как «Гараж», это не должно повторяться, а всё повторяется и повторяется, и повторяется. К сожалению, любовь к воровству у нас, как будто, доминирует над всеми остальными любовями! Я не понимаю, что делать с этим! Ведь нужно всем миром это побороть. И, конечно, Деточкин – поразительный пример, потому что денег он себе не брал, как вы знаете, он переводил их в детские дома. Я очень счастлив, что создал эту картину, несмотря ни на что. Это был мой вопль. Вопль к народу, к правительству, ко всем тем, от кого это зависело. Поэтому я невероятно вам признателен. Как говорится, награда нашла героя. Я имею в виду Иннокентия Михайловича Смоктуновского. Это мой друг, и, помню, с большим трудом мне удалось его пробить. Даже по прошествии трёх лет, когда картину запустили, меня вызвал опять министр и сказал: «Как вы могли! Смоктуновский только что сыграл Ленина! А у вас будет играть жулика!». «Но ведь он же будет играть честного жулика, - ответил я – что же теперь Смоктуновский не может зайти к девушке и рюмку водки выпить?». «Не может!», - рявкнул министр. И тогда я думал: сколько ещё нужно пахать для того, чтобы расчистить это поле бюрократии? И среди них, бюрократов, конечно, и посейчас немало таких, которые всегда рады немножко расширить свой карман. Но не будем о грустном! Я очень благодарен вам всем, потому что вы здесь. Это наше общее дело – искоренить эту гидру, которой имя коррупция. Это же какая-то неуязвимая, неуловимая и неистребимая гидра! Спасибо!
Отдельно хочу поблагодарить Ивана Ивановича Мельникова. Я бы хотел, чтобы его скульптура конкурировала с самым известным самарским памятником – памятником Василию Ивановичу Чапаеву, это моя мечта.

Иван Мельников, скульптор, Председатель правления Самарского областного отделения Союза художников РФ: «Рязанов всегда искренен»

- Вам нравится церемония открытия скульптурной композиции?

- Не хочу ничего комментировать. Меня туда не пригласили.

- Почему?

- Не знаю.

- Кажется, присутствующим ваше произведение понравилось...

- Да, я очень рад.

- Александр Хинштейн отметил, что не пригласить вас на торжество было большим упущением.

- Я к этому, знаете, спокойно отношусь. Не посчитали нужным – значит, не нужен я.

- Как вы считаете, Эльдар Рязанов похвалил вас по существу, или же это была какая-то дежурная благодарность?

- Нет, насколько я знаю Рязанова, он всегда искренен. И если что-то ему не нравится, он говорит об этом открыто.

- Александр Хинштейн сказал, что в следующем году планируют установить памятник Засекину. Будете участвовать в конкурсе?

- Да.

- Уже есть идеи?

- Идеи есть и есть задумки. И немало. Хотя у меня много работы сейчас по всей России.

Записывал и спрашивал Антон Корнеев