На прошлой неделе так называемый «Штаб независимых наблюдателей» Общественной палаты (ОП)* Самарской области провел круглый стол со своими же организаторами и небольшим кругом гостей.

Телекамеры, трансляция в интернете, слайды презентаций с обилием цифр на неокрепшие умы должны были производить впечатление и наглядно демонстрировать: Общественная палата – единственная организация, которая причиняет пользу и наносит непоправимое благо выборному процессу.

Видимо, для изображения «объективности» на этот праздник согласия и послушания с зачитыванием по бумажке громких цифр, а также с восторженными рассказами о тысячах удовлетворенных собственным опытом наблюдателей от ОПы, пригласили журналиста и наблюдателя Катю Маяковскую и координатора движения «Голос» в Поволжье, то есть меня.

На мероприятии отрапортовали, что ОПа уже смогла мобилизовать более 5200 наблюдателей и даже всех обучить. На вопрос, откуда такие широкие массы – ответа не последовало. Но количество выразивших желание поучаствовать в этом действе до сих пор продолжает расти. Само собой, все исключительно добровольно.

Выступали координаторы наблюдателей из Кировского района Самары, Новокуйбышевска и Отрадного. Постоянно повторяли: «люди идут в больших количествах, и все — с горящими глазами». Они-де сами желают все увидеть, своими глазами, убедиться в честности выборов и быть неравнодушными гражданами.

«Да Вы любого спросите. Где любой? А, вот он. Не хотелось бы Вам чтобы Ланселот уехал?

―А то как же! Да уж само собой, да!» - кажется, померещился хрестоматийный диалог Евгения Шварца. Почти слово в слово, только вот говорили не про Ланселота какого-то, а про неких «наблюдателей-провокаторов», которые весь праздник легитимности и волонтерства портят.

Нет, не члены комиссий, искажающие волеизъявление граждан из-за незнания элементарных норм закона, не чиновники, диктующие цифры на участках, не бездействующие полицейские и не «карусельщики», организующие круизное голосование. Главный враг прозрачных выборов, по версии условно «независимых наблюдателей», это… некие неуловимые «провокаторы». Это такие наблюдатели, которые как бы наблюдатели, но как бы и «ненастоящие». Это «аффилированные» с кем-то или чем-то наблюдатели. Например, с кандидатами и партиями аффилированные. Такие наблюдатели необъективны, а потому неблагонадежны. Нежелательные в России наблюдатели…

А правильные и богоугодные наблюдатели совсем другие. Это те, кого привлекла созданная региональными властями ОПа. Это проверенные государственными и муниципальными работодателями кадры, а также студенты и прочие категории граждан, которым некого бояться и незачем врать. Такие не подведут. Они такую объективность обеспечат. Что и во сне не приснится. Любой ценой. Век премии не видать…

Внезапно выяснилось, что настоящее, суверенное и – куда уж там! – независимое общественное наблюдение начало формироваться лишь в 2012 году и только благодаря ОПам – российской и, конечно, самарской. Это юрист Виктор Полянский, входящий в региональную ОПу, сообщил.

Тайное знание, что независимое наблюдение существует столько же, сколько существуют выборы (даже наиболее крупное в этой сфере правозащитное движение «Голос», появившееся в начале 2000-х, не было первым) тактично игнорировалось. Это же и не знание вовсе, а сплошная провокация.

Избегалась тема лишения НКО права направления наблюдателей. Видимо, это опять же «неправильные» общественники, не проверенные первым отделом. Зачем им наблюдать?!

Замечания, что «провокаторами» чаще всего называют наблюдателей, которые просто настойчиво требуют соблюдения законов, пропускалось мимо ушей. К слову, «провокаторами» в своё время называли наблюдателей Сергея Турусина, снявшего фильм-расследование о выборах 2016 года. Работа коммуниста (в этом контексте его политическая ориентация даже не имеет значения) показала лишь часть масштаба фальсификаций и нарушений на участках.

Моя личная многолетняя практика наблюдения стартовала в 1989 году. Более 30 лет наблюдения за выборами показывают: не «провокаторы» все портят. Именно избирательные комиссии имеют склонность принимать сторону любой власти, а не сохранять свою независимость и беспристрастность для честного отражения результатов выборов. Именно избирательные комиссии вольно или невольно являются главными нарушителями избирательных процедур.

Но сейчас, когда до федеральных и региональных парламентских выборов осталось совсем чуть-чуть, в ОПе говорят о другом.

На выборы не допущены многие оппозиционные кандидаты. Процедура голосования будет зачем-то проходить три дня и три ночи. И посмотреть на это таинство через введенные когда-то на всех избирательных участках видеокамеры будет нельзя. Их отменили. На этом фоне для назначенных властями «независимых», как они сами себя называют «наблюдателей» нет темы важнее, чем «Социальный портрет общественных наблюдателей». Это не тема реферата первокурсника, это тема круглого стола дорогой самарской ОПы.

Присутствовавшие на круглом столе менеджеры «независимого наблюдения от Общественной палаты» старательно изображают веру в мифическую борьбу с «провокаторами». И в уникальность своей миссии. Ведь именно они должны реализовать монополию на «независимое наблюдение», продиктованное пикантной близостью к ОПе региональных властей.

Когда околовластным общественникам делать нечего, они «социальные портреты» рисуют…

Смешно и грустно.

Главная задача наблюдателей – следить за ходом голосования и подведением итогов, а не бороться с неугодными. Несмотря на вышесказанное, я одобряю все формы наблюдения и гражданской активности. И робко надеюсь, что всеобщий позитивный настрой направленных ОПой наблюдателей, не помешает им следить за тем, чтобы избирательные комиссии четко исполняли закон и следовали процедурам.

А большего и не надо. Даже если кому-то кажется, что это гнусная «провокация».

Людмила Кузьмина, правозащитница

Специально для «Засекина»

* ОП – Общественная палата – разрешенная в России организация