23 сентября участница группы Pussy Riot Надежда Толоконникова [Внесен(а/о) в реестр иностранных средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента]опубликовала открытое письмо, в котором рассказала о бесчеловечных условиях содержания в мордовской исправительной колонии № 14 и сообщила, что администрация колонии угрожает ей расправой. В тот же день Надежда объявила голодовку.

Я не могу знать, почему Надежда Толоконникова и её защита именно теперь решились на эти заявления и потребовали перевода осуждённой в другую колонию. Ещё в ноябре прошлого года, когда я посетил Надежду Андреевну в день её рождения, мы говорили об условиях содержания, о безумных нормах выработки, о 16-часовом рабочем дне. Но тогда новая защита Толоконниковой взяла крайне мягкий тон и пошла на уступки администрации, которая стала вести себя в соответствии с унаследованной с советских времён гулаговской системой, то есть бесцеремонно давить на осуждённых. От Надежды требовали признания вины и раскаяния, на что она никогда, ни при каких обстоятельствах не пойдёт. Я её отлично знаю, и могу говорить об этом с полной уверенностью.

Но у Толоконниковой реально слабое здоровье, у неё мигренозные боли непонятной этиологии. Ей нельзя голодать, это может подорвать её здоровье. Если выяснится, что она пошла на отчаянный шаг не по собственному порыву, а кто-то внушил ей необходимость голодовки, то я считаю, что это недопустимо и очень и очень некрасиво. Защита и близкие должны ограждать её от подобного рода поступков. Они должны защищать её здоровье и свободу, а не провоцировать скандалы, которые могут привести к ухудшению её состояния.

Да, нужно делать публичные заявления об условиях содержания, писать жалобы и обращения в прессу. Я не сомневаюсь, что в колонии ужасное содержание. Необходимо изживать эту систему, где можно по-тихому издеваться над людьми. Но нельзя бороться с этим, доводя осуждённую до больницы. Я не понимаю такой жертвы. Зачем добавлять к необоснованному наказанию подобные эксперименты над здоровьем? Защита могла бы выбрать и более гуманную тактику протеста. Нельзя жонглировать здоровьем Толоконниковой, как маракасами.

В одном из последних интервью адвокат Хрунова заявляет, что в мае этого года заключённые выливали на голову Надежды кашу. Но почему вы заявляете об этом только сейчас? Почему защита не занялась этим ещё в мае? Нормальная защита должна была устроить такой шум по этому поводу! Не призывала бы Толоконникову голодать, а сразу бы устроила скандал. Защита говорит о каких-то договорённостях. Но что это за договорённости, которые позволяют умалчивать о таких преступлениях. А если бы её там насиловали?..

Толоконниковой уже отказали в переводе в другую колонию. Это было понятно с самого начала. До её освобождения остаётся всего пять месяцев, и я не могу себе представить, что сейчас займутся её переводом в другую колонию. Переводы так быстро не делаются, это может занять пару месяцев. Перевозить её в другую колонию имело бы смысл только в случае подтверждения угроз убийством. Однако это заявление не удалось подтвердить, и теперь руководство колонии может повесить на неё обвинения в клевете.

Вот к чему привели все эти игры защиты, которые вела адвокат Хрунова. Она, может быть, хотела помочь, освободить девушек, но игры с властью всегда приводят к ухудшению ситуации. Тем более в таком масштабном публичном деле. Здесь нельзя играться, здесь нужно делать всё прямо, резко и чётко. Вы представляете, что будет, если в отношении Надежды возбудят новое дело? Тогда перевод в другую колонию, увы, может стать действительно актуальным…

 

Марк ФЕЙГИН, специально для ИА «Засекин»