Общество

Падение фасада на фоне внеисторической среды

Разрушается один из самых ценных памятников самарского модерна

Падение фасада на фоне внеисторической среды

Разрушение особняка купца Василия Сурошникова – объекта культуры федерального значения и великолепного образца архитектуры модерна – происходит на фоне бесконечного чиновничьего популизма и обещаний сохранить все здания, «имеющие историческую ценность». Собственник памятника в лице министерства обороны РФ в ответ на обращение депутата Госдумы Хинштейна вроде бы готов выделить средства на «противоаварийные работы», однако эксперты ИА «Засекин» считают, что, если мы хотим спасти уникальный памятник, мало «подремонтировать» осыпающийся фасад, нужно провести полноценную реконструкцию, наладить эксплуатацию особняка и обустроить историческую среду вокруг него. Впрочем, последнее уже невозможно – среда уничтожена новым строительством.

 

Бывший особняк самарского купца Василия Михайловича Сурошникова был построен в 19011 году по проекту крупнейшего мастера русского модерна Фёдора Осиповича Шехтеля (1859-1926). Долгое время считалось, что здание построено в 1907 году архитектором Александром Щербачёвым, но новейшие исследования показали, что он только дорабатывал первоначальный проект. Фёдор Шехтель жил в Москве, где и находятся самые известные его работы: здание Ярославского вокзала, особняк Рябушинского - ныне дом-музей Максима Горького, реконструкция фасада МХАТ им. Чехова (Шехтель является автором рисунка чайки - эмблемы МХАТа) и целый ряд других. Специалисты отмечают  сходство углового балкона особняка Сурошникова с правой башней Ярославского вокзала в Москве, что также подтверждает авторство этого прославленного российского архитектора.

Как пишет краевед Степан Смирнов в каталоге самарских памятников, который готовится к выходу в издательстве «Засекин» в 2014 году, в Самаре Шехтель также построил дачу Сурошникова, где сегодня размещён  один из корпусов военного санатория «Волга», а в Самарской губернии - ещё и шатровую церковь в Балакове (ныне относится к Саратовской области).

В годы гражданской войны в бывшем особняке Сурошникова  размещался штаб 24-й Самаро-Симбирской Железной дивизии, состоявшей из рабочих и крестьян Самарской и Симбирской губерний. В ноябре 1918 года особняк передали отделу изобразительного искусства с живописно-рисовальной и скульптурной студиями при Самарском Пролеткульте. Помимо занятий живопись и лепкой, студийцы расписывали интерьеры зданий и оформляли город к праздникам и демонстрациям. После закрытия изостудии в 1921 году в здании размещался Куйбышевский музей краеведения. В 1941 году, когда в Москве началась эвакуация правительственных учреждений и посольств, было решено, что особняк займёт посольство США, и музею было предписано в течение 24 часов освободить помещение. Музей переехал в здание бывшего костёла на ул. Фрунзе, где уже размещался антирелигиозный музей, но посольство США въехало в дом по ул. Некрасовской, 62, а бывший особняк Сурошникова заняла дочь Сталина Светлана Аллилуева. Впоследствии в здании размещался военно-медицинский факультет Куйбышевского медицинского института. Сейчас особняк занимает Управление финансового обеспечения Министерства обороны РФ, памятник находится в ведомстве Минобороны РФ.

 

Обстучали до развала

О том, что уникальное здание буквально осыпается, сообщил 7 апреля в своём микроблоге в Twitter депутат Государственной думы от Самарской области Александр Хинштейн. Ещё 25 марта он совместно с мэром Самары Дмитрием Азаровым проинспектировал четыре самарских памятника, нуждающихся в реставрации, среди которых был и бывший особняк Сурошникова. Однако тогда они не дали никакого тревожного сигнала о состоянии здания. 8 апреля корреспондент ИА «Засекин» осмотрел здание и, несмотря на протесты охранников, сфотографировал разрушающийся архитектурный шедевр.

Между тем, наблюдатели отмечают, что предупреждающие таблички «Осторожно! Обрушение фасада!» висят на здании уже второй год, а местные жители обходят его с опаской.  Сегодня стало известно, что последнее масштабное осыпание облицовочного кирпича произошло не стихийно. Это – дело рук рабочих подрядной организации «Славянка», «обстучавших» осыпающийся фундамент по заказу владельцев здания. «Варварские» методы обращения с памятником вызвали возмущение среди экспертов по реставрации. Заведующая кафедрой Реконструкции и реставрации архитектурного наследия СГАСУ Татьяна Вавилонская считает, что памятник требует более бережного обращения, впрочем, она полагает, что «обстукивание» не могло привести к столь масштабным разрушениям и связывает случившееся с внутриквартальным строительством около памятника, вероятно, приведшим к разрушительным процессам в фундаменте и конструкции здания.

 

Хинштейн против аварий

Сегодня Александр Хинштейн написал в Twitter, что уже связался с заместителем министра обороны РФ Русланом Цаликовым и попросил выделить средства на противоаварийные работы на памятнике. По словам Хинштейна, на следующей неделе он встретится с Цаликовым, который уже пообещал оказать помощь.

Однако эксперты говорят о том, что, если мы хотим сохранить памятник культуры, одних лишь противоаварийных работ здесь будет мало, нужна комплексная реконструкция особняка. Вавилонская считает, что необходимо внимательно обследовать памятник, так как внешнее осыпание облицовки может быть связанно с глубинными процессами. «Скорее всего, необходимо усиливать фундамент особняка, где-то, возможно, нужны утяжки, потому что в здании есть конструктивные трещины», - рассказала реставратор.

Архитектор, профессор СГАСУ Сергей Малахов отмечает, что необходимо также изменить подход к его эксплуатации. «Нарушено обычное хозяйственное использование объекта, не соблюдаются нормы водоотведения, защиты от уличной вибрации, пыли и грязи, внутренних разрушений, не обеспечивается нормальная работа канализации и так далее», - рассказал Малахов для ИА «Засекин».

Он также настаивает, на том, что памятник требует к себе особого отношения с точки зрения функционала и окружающей среды. Сегодня, «несмотря на его великолепное историческое и культурное значение», функции памятника не соответствуют его статусу. «Он используется не для культуры, а для совершенно других, весьма далёких резидентов и функций», - считает архитектор.

 

Разрушительная среда

Особняк, воплощающий, по мнению Малахова, «лучшие технологии самарской и мировой архитектуры, югендстиля и всей эпохи модерна», разрушается на фоне лощёного, но архитектурно беспомощного здания Управления ФСБ по Самарской области, построенного в 2010 году прямо за особняком и огибающего его стеклянными фасадами. Малахов считает, что таким образом от памятника была отрезана среда, он оказался в чужеродной обстановке. Во время этого строительства был разрушен усадебный комплекс, снесены все прилегающие исторические объекты, а во дворе построили «курьёзного вида объект».

«Кругом раздавались восторженные отклики, мол, какая интересная штука возникла, полукруглая стена, огибающая памятник. На самом деле она его не просто огибает, а уничтожает. Она уничтожает его восприятие как объекта углового, порождённого квартальной структурой исторической среды», - рассказал Малахов.

Татьяна Вавилонская считает, что именно строительство во внутриквартальном пространстве особняка могло стать причиной последних разрушений. «Я думаю, что там серьёзно перегрузили грунты. Там достаточно близко проходят какие-то ограждения, новое строительство, при чём достаточно монументальное – в бетоне, а не в кирпиче. Там много факторов, которые способствовали этому явлению».

 

Пути спасения

Чтобы спасти то, что осталось от памятника, необходимо остановить эксплуатацию здания, разработать программу по консервации разрушений и выделить средства на разработку проекта реставрации. Отдельные эксперты обсуждают возможность передать особняк Сурошникова на баланс Самарской области, чтобы за его сохранность в полной мере отвечало региональное Министерство культуры. Однако состояние прочих самарских памятников свидетельствует против такого решения. Архитектор Юрий Астахов считает, что Министерство обороны – достаточно состоятельный собственник, чтобы позволить себе именно реконструкцию, а не просто «противоаварийные работы». Астахов считает, что смена собственника ничего не даст. «Министерство культуры просто должно проконтролировать, чтобы министерство обороны всё сделало правильно. И у тех, и других есть для этого возможности и средства. А передача объекта – это всегда проблема. Именно после передачи окончательно погиб особняк Наймушина, например», - напомнил архитектор.

Кандидат архитектуры, доцент СГАСУ Евгения Репина считает, что судьбу особняка, как и городской среды вообще, нужно решать в публичной плоскости с привлечением экспертов, представителей власти и собственника здания, в то время как у нас такие вопросы решаются кулуарно. «Самарская архитектурная общественность обязательно и незамедлительно должна отреагировать на разрушение особняка Сурошникова», - уверена Репина.

Татьяна Святкина

    09 апреля 2014, 18:12 2923 0

    Теги: Самара, памятник культуры, дом Сурошникова, Александр Хинштейн, Руслан Цаликов, Фёдор Шехтель, Степан Смирнов, Евгения Репина, Сергей Малахов, Юрий Астахов,

    Поделиться:


    Вы можете авторизоваться на сайте через: Yandex, Google, Facebook, Twitter, Вконтакте
    Вы должны быть авторизованы для редактирования своего профиля.

    Комментарии ()

      Назад Дальше