Общество

Новые игры со старой Самарой

Проект «Ленгипргора» наконец-то презентовали самарским архитекторам

Новые игры со старой Самарой

В прошедшую пятницу, 21 февраля, самарским архитекторам наконец-то был представлен Проект планировки территории исторической части Самары, разработанный «Ленгипрогором». Представлял проект генеральный директор компании и по совместительству советник губернатора Юрий Перелыгин. Интересно, что на входе в Дом архитектора стоял сурового вида охранник, призванный не пропускать никого вне списка. Видимо, организаторы всё-таки опасались наплыва общественности, не согласной с «модернизацией исторической части города».

 

Ещё за день до презентации проекта «Ленгипрогора» не было понятно, допустят ли на неё журналистов и представителей общественности. 20 февраля в разговоре с корреспондентом ИА «Засекин» председатель Самарского союза архитекторов Юрий Корякин рассказал, что представители министерства строительства и самого проектного института настаивали на том, чтобы встреча была закрытой, без журналистов. Бывший главный архитектор Виталий Стадников рассказал, что его и самого не хотели пускать на собрание, так как он не является членом Союза архитекторов, и его присутствие на грядущей встрече обсуждалось в особом порядке. Однако буквально через несколько часов появилась информация, что журналистов всё же пустят на обсуждение.

«Видимо, спикеров подготовили за несколько часов, почувствовали себя увереннее», - уже на встрече прокомментировала непостоянство организаторов Алла Дёмина. Вообще, заказчики проекта, очевидно, хорошо подготовились к презентации – уже пару недель в самарской блогосфере с упорством ботов публикуются статьи и комментарии, выставляющие проект в выгодном свете, но так и не дающие ответов на вопросы, беспокоящие профессиональное сообщество и общественность. За полчаса до презентации блогер Владимир Нехорошев убеждал корреспондента ИА «Засекин», что он и сам «будет плакать», если историческую Самару застроят типовым жильём, но большинству горожан, которые «мочатся в подъездах», торговые центры «гораздо интереснее, чем разваливающиеся памятники истории и архитектуры».

Совещание началось с традиционного пресс-подхода. Министр строительства Самарской области Алексей Гришин рассказал журналистам, что проект планировки был сформирован с целью комплексного развития и реконструкции исторического центра и обещал «очень бережно относиться к аутентичности и наследию, которое сохранилось». На вопрос об общественной дискуссии он ответил, что пока ожидается дискуссия с представителями профессионального сообщества, с учётом мнения которых проект может быть откорректирован. Общественных слушаний же по проекту не будет вообще.

Генеральный директор ООО «Институт «Ленгипрогор» Юрий Перелыгин сразу предупредил, что «я не архитектор, у меня базовое образование — ландшафтный дизайнер, но в последние 20 лет занимаюсь градостроительством». Он начал издалека, рассказав о том, что численность населения России сокращается, при этом люди предпочитают жить в Москве и Санкт-Петербурге, уезжая из провинциальных городов.

«К 2040 году из Самары все уедут в Москву, - обещал Перелыгин. – Потому что лучший город России - это, конечно, Москва». Причину этого он увидел в нехватке рабочих мест. Привёл пример, что современный автомобильный завод может дать около 200 рабочих мест, а строительство 130 квартала в Иркутске дало 1200 рабочих мест. Зачем он об этом рассказывает, стало понятно лишь в конце доклада – занятостью проектировщик оправдывает уничтожение речного порта и промышленных предприятий, оправдывая строительство торгового центра.

«В нашей стране такие проекты не реализуются по одной простой причине, что власть разных уровней не может договориться между собой, - рассказал Перелыгин. - В Самаре с этим всё хорошо, и есть все шансы, что этот мастер-план, который мы рассматриваем, будет реализован, тем более, что у нас есть политический паровоз в виде чемпионата мира по футболу. Всегда, когда есть политический паровоз, инвестиционная схема упрощается. Дело в том, что регион отвечает за подготовку к чемпионату мира и Николай Иванович лично выражает заинтересованность в том, чтобы в Самаре появились такие объекты, знаковые и важные».

Разработчик признался, что конкурс на выбор проектировщика, был прописан под «Ленгипрогор», «который до этого вложился в мастер-план и проделал большую работу». По мастер-плану и писалось техническое задание. Перелыгин отметил, что это «обычная практика».

Его содокладчик, главный архитектор «Ленгипрогора», поведал собравшимся, что исторический центр Самары, оказывается, не интересен горожанам, они не приезжают туда и не бывают там. Строительство торгового центра, по задумке проектировщиков, должно привлечь жителей к этому району, а за ними сюда должны потянуться и туристы. Из положительных моментов проекта можно отметить подвод метро к стрелке рек, однако и эта, казалось бы, хорошая новость, означает фактическое уничтожение зданий, попадающихся на пути метрополитена. А учёный секретарь Музея им. Алабина, привлечённый «Ленгипрогором» археолог Дмитрий Сташенков, сообщил о том, что рассматриваемая территория требует проведения масштабных археологических работ, которые также предполагаются проектировщиками. Правда, на эти исследования понадобится не менее трёх лет. Проектировщики так и не смогли ответить на вопрос из зала, как они планируют совместить строительство и археологические изыскания.

Выступления докладчиков длились почти полтора часа, после чего последовали вопросы от представителей местного профессионального сообщества. Самарский архитектор Юрий Астахов начал с благодарностей: губернатору Николаю Меркушкину – за интерес к этой территории, Юрию Перелыгину  - за то, что он смог донести до властей, что прежде чем что-то строить, нужно разработать проект. «Нам это фактически никогда не удавалось», - в благодарностях архитектора звучала ирония, он отметил, что «это серьёзная, невероятно полезная для нас работа, но, конечно, она вызывает ряд вопросов, хотя, всё, что вы сказали, было бы полезно для наших студентов». Позже правительственные и лояльные издания вырвали его слова из контекста, представив их как реальное одобрение проекта.

«Вы говорили о разнообразии мест приложения труда и так далее. Но предлагаются гостиницы, торговый центр, то есть продавцы и горничные. А у нас здесь трудятся инженеры, техники и рабочие, и мы можем их потерять. Здесь у нас речной порт, складские корпусы, два завода. Разрушить их, убрать железные дороги – это легко, а подвести и построить новые - очень трудно, это многомиллиардные вложения. Что это за задача и кем она ставится? Потому что этот проект как государева грамота, где что построить. А здесь у нас миллионный город, здесь есть план города, правила застройки и план социально-экономического развития этого города. Хотелось бы, чтобы вы опирались в какой-то степени на эти документы», - заметил г-н Астахов. Он также спросил, «за чей счёт банкет» и кто будет оплачивать грандиозный проект.

Ответчик опять заметил, что торговый центр даёт больше рабочих мест, чем речной порт, усомнившись в его ликвидности. Он также рассказал, что проект потребует примерно миллиард долларов, из которых одну часть должны составить государственные вложения и пять частей – частные инвестиции. Окупаемость проекта — 7-8 лет.

Вопросы Виталия Стадникова вызвали шквал аплодисментов в зале, показав настоящее отношение собравшихся к проекту. Он спросил об этапности проекта, о том, что построят раньше – торговый центр или конгресс-холл. Учитывались ли при разработке зоны охраны истории и архитектуры, не только утверждённые, но и разработанные? По какой причине перед разработкой проекта из реестра было выведено 17 объектов культурного наследия? В чём заключается разнообразие среды на стрелке, если там будет располагаться всего три объекта – загс, который привлекает лишь в пятницу, конгресс-холл, работающий не каждый день, набережная и школа. Как будет способствовать пешеходной активности строительство торгового молла на 100 000 кв. м, который может лишь уничтожить стрит-ритейл? Где проектировщики намерены разместить парковку на 12 га и 10 000 мест, чтобы ещё провести там и археологические работы?  Куда расселят людей, проживающих сейчас на этой территории?

«Более того, довольно странно, что мы сейчас обсуждаем проект, который уже проходит стадию согласования, хотя это и не вопрос к проектировщикам», - резюмировал Стадников.

Перелыгин заявил, что этапность реализации не прописана в проекте планировки, но к 2018 году основные объекты будут построены. Жителей обещали расселять по району и не отправлять в «Кошелев». Где будет парковка на 12 га, Перелыгин так и не сказал.

Его замечание о том, что это не будет район «только для богатых», вызывает отдельное беспокойство. Значит, помимо «элитных» объектов типа «Ладьи», здесь построят и аналог «Кошелева» - с дешёвым типовым жильём, куда можно будет расселить жителей сегодняшних «гнилушек».

Стадников настаивал на вопросе о размещении парковки, напомнил про застройку Набережной до 16 этажей, но так и не получил ответа. Перелыгин, похоже, обиделся на его настойчивость и перешёл на «ты».

«Где ты был раньше, когда мы это обсуждали? Или ты хочешь сказать, что ты не соавтор этого?!», - неожиданно спросил главный ленгипргоровец. Зал удивился вместе со Стадниковым, который всегда заявлял, что он, будучи главным архитектором, не допускался до проекта. Вместо ответов Перелыгин заметил, что Хлебная площадь — самый наркоманский район Самары, и ему там было страшно.

«Если вы хотите оставить всё, как оно есть сейчас, не вопрос, мы можем всё оставить, и пусть оно дальше гниёт. Потому что самое наркоманское место в Самаре – это там, я не знаю, вы там ходите или нет. И там колются в каждой подворотне и шприцы валяются», - обижено заявил Перелыгин и рассказал, что, например, в Хельсинки умещают и торговые центры, и парковки, и прогулочные зоны. При чём здесь Хельсинки, он не пояснил.

Советник мэра Самары Алла Дёмина попыталась призвать питерского ландшафтного дизайнера с уважением говорить о Самаре, напомнила о сохранении исторической среды и отметила, что, вообще-то, в городе есть люди, которым он дорог.

«Это место особенное, а по вашим картинкам я не почувствовала отношения людей со стороны как к особому месту. Я вижу, что и Малярный переулок практически исчез и улица Засекина видоизменяется, и неслучайно достаточно большое количество объектов культурного наследия было быстро-быстро исключено из реестра. И 59 вновь выявленных объектов тоже в любой момент могут быть выведены. В результате дорегулярная Самара утрачивает свой вид, свой, извините, шарм. Вам здесь не нравится, но мы любим свой исторический центр города. Да, нужно обустраивать, но не застраивать забором из стекла и бетона со стороны Волги. Делать огромный торговый центр в таком месте – это кощунственно, потому что это место, где начинался город, и из этого нужно исходить. Я это воспринимаю как приговор моей родине», - замечание Аллы Дёминой также было встречено шквалом аплодисментов.

Перелыгин и его соратники уверили, что в дальнейшем к проекту будут привлекаться самарские архитекторы, в частности Игорь Галахов и Дмитрий Храмов. А Виталий Стадников заметил, что проект планировки сделан на уровне эскиза, хотя находится на этапе согласования, «механизм внесения изменений в проект, о которых говорили сегодня, непонятен, а общественных слушаний не будет». Словно иллюстрируя замечание Стадникова, Юрий Корякин, игнорируя все высказанные претензии, резюмировал, что проект, на его взгляд, «вполне заслуживает одобрения».

Елена Вавина

24 февраля 2014, 15:15 16579 0

Теги: Юрий Корякин, Виталий Стадников, Алла Дёмина, Владимир Нехорошев, Ленгипрогор, Юрий Перелыгин, Дмитрий Сташенков, Юрий Астахов, Игорь Галахов, Дмитрий Храмов,

Поделиться:


Вы можете авторизоваться на сайте через: Yandex, Google, Facebook, Twitter, Вконтакте
Вы должны быть авторизованы для редактирования своего профиля.

Комментарии (65)

    Назад Дальше