Гедонизм

Виниловый weekend

Где в Самаре купить виниловые пластинки и зачем их покупать

Виниловый weekend

По просьбе «Засекина» в воскресенье неутомимый Матвей Горячев отправился рыться в виниловых развалах на один из самых экзотичных рынков Самары – на виниловый маркет. А в качестве проводника и консультанта в области диггинга (поиска пластинок-артефактов) пригласил с собой диджея Сашу Протона, с которым и поговорил о том, какое удовольствие можно найти в виниле и почему винил снова в моде.

 

Быстрее всего добраться до этого места можно на метро. Выйдя со станции «Победа» на улицу XXII Партсъезда, двигайтесь в сторону Заводского шоссе через мост над железнодорожными путями или под ним, придерживаясь правой стороны улицы. Вскоре вы увидите построенные в ряд машины с открытыми багажниками. С первого взгляда может показаться, что там торгуют калашниковыми, но на самом деле это и есть виниловый развал.

- Привет, Протон. Какова цель сегодняшнего диггинга?

- Ты видел клип Beastie Boys - Root Down?

- Да, там что-то про метро и old-school.

- Это песня как раз про поиск пластинок - диггинг. Сегодня мы вернёмся к корням, и у нас несколько целей: купить винил, где есть крутые брэйки, и что-нибудь из психоделик рока, может быть джаза.

- А что за люди занимаются диггингом?

- Попадаются разные персонажи, от патологических собирателей, до настоящих ценителей. На рынке есть продавец Слава, так вот: он собирает вообще весь винил, который ему попадается на глаза, и хранит его в гараже, забитом снизу доверху пластинками. Потом берёт несколько штук под заказ или просто так и идет на рынок поторговать и пообщаться.

Еще  я познакомился здесь с человеком, который предложил мне приехать к нему в Новокуйбышевск, отсмотреть коллекцию пластинок и что-то выбрать. Назначил день, оставил адрес. Короче говоря, приезжаю туда и оказывается, что это офис местной строительной компании, а он её директор. Представь, я сижу у него в кабинете, перебираю диски в коробке, а мимо меня ходят люди, подписывают договоры, документы, проводят совещания. Сам он коллекционирует настоящие раритеты: первопечатники (первые копии) пластинок разных групп или экземпляры, изданные с ошибкой в названии!

- Самара не является музыкальной столицей, с диггингом дела обстоят так же?

- Мои друзья, коллекционеры из разных мест, приезжая сюда, часто находят настоящие виниловые артефакты. Это говорит, что у жителей нашего города есть музыкальный вкус, потребность развивать его и делиться им с другими. Особенно это актуально, когда роль диджея уходит на второй план и приходит время пользователя персонального компьютера.

- А как ты относишься к технологиям в диджеинге, все-таки люди старались, придумывали форматы, технику?

- По сути, сейчас диджеинг теряет всякий смысл, так как доступ к музыке практически безграничен, и в этом смысле диджей выступает в роли наёмного шута, который развлекает людей, чтобы им было приятно выпивать на баре. Изначально работа диск-жокея – это как обязанности библиотекаря-консультанта, который предлагает тебе: «о, ты не знаешь об этом? зацени, классная вещь».

Когда я играю свои сэты, то часто ловлю взгляды людей, которые слышат трэки впервые, и вижу, как их вскрывает. Они понимают, что стоило оказаться здесь ради этой песни. Я, как библиотекарь-консультант, предлагаю послушать что-то очень интересное.

- А те, кто используют закрытые электронные банки музыки, платные сайты, с редкими записями, в хорошем качестве?

- Здесь у меня вопросов нет. Эти люди тоже занимаются диггингом, но всё равно в виниле есть свой шарм, смысл.

Во времена northern soul’а (музыкальное движение в Англии, зародившееся в 1940-х гг. в Манчестере, пропагандирующее r&b, soul и достигшее пика популярности в 1960-70-х в связи с проведением одноименных вечеринок – М.Г.) диджеи играли музыку прошлых десятилетий, и многие трэки были слишком хорошо известны публике. Тогда им пришлось углубиться в тему, узнать корни своей культуры, начать ездить по миру, раскапывать информацию. И когда они что-то находили, то писали на афишах: диджей такой-то, с трэком таким-то. Они анонсировали редкие пластинки, неизвестные никому песни,  делали музыку значимой для людей, рассказывая им о корнях этого стиля.

В этом смысле мы чем-то похожи, мне нравится собирать пластинки, путешествовать ради диггинга, быть ближе к своей хип-хоп культуре, той, в которой я воспитывался. И в то же время я никогда не хотел быть просто диджеем, в смысле: крутить винилы и нравиться людям. Моим главным интересом было делиться с ними редкой музыкой, которая скопилась у меня.

- О какой хип-хоп культуре ты говоришь? Мне кажется, ты воспитывался культурой улиц Победа и Гагаринская? Какой же там хип-хоп?

- Тем не менее, в 98-м году, когда я начинал заниматься брейком, у нас в каждом дворе была своя команда. Мы вместе тусили, собирались, интересовались, читали статьи из «Птюча», и каждый текст имел силу и значение. Собирались вечерами в подъезде, в доме на улице Гаражной, зимой тренировали брэйк.

Тем временем, мы оказываемся на месте. У виниловой барахолки есть два сходства с другими самарскими рынками зимой – неудобное расположение и окоченевшие от холода руки. Через несколько минут, сам не замечая того, я  уже обсуждаю записи Джона Траволты и Оливии Ньютон-Джон с продавцами и покупателями. Средняя стоимость винила на этой толкучке – от 50 до 1800 рублей. Сегодня нам удалось нарыть записи MilesDavis, WestMontgomery, Child, TheStooges, Александра Градского, RollingStones, Давида Тухманова. На обратном пути мне удается задать еще несколько вопросов Протону.

- Как коллекционер я чувствую ответственность перед людьми, которых должен познакомить с советской музыкой, корнями, так сказать. Огромный пласт прекрасных композиций и барабанных сбивок хранится на винилах с подписью «Мелодия».

- Её пытались восстановить, вроде бы.

- Из русских лейблов сейчас есть еще один неплохой – «Миру-мир», он выпускает много современной интересной музыки, переиздает классику. Недавно купил у них «Звуки Му» и вчера заказал лимитированное издание «Нож для Frau M?ller», последнюю пластинку, кстати говоря.

- Одним из итогов твоего увлечения стала серия вечеринок под лейблом «FunkFu», каких результатов удалось достичь еще?

- В середине двухтысячных в Москве и Петербурге за один вечер можно было сходить на 5-6 вечеринок, где крутили винил, но в Самаре такого не было. Вместе с DJ Perch мы решили делать аналогичные мероприятия. Учитывая, что в 2005-м в нашем городе фанк вообще не никто не играл, вечеринки быстро стали собирать вокруг себя публику. Ещё привозы столичных диджеев делали свое дело, люди шли на библиотекаря-консультанта за новой музыкой. Плюс, мы старались обставить все стильно и весело: флайера, выступления b-boys и так далее. Помимо известных артистов, например, Перча или Вадика Быстрова, появилось еще с пяток хороших диджеев, на чьи выступления ходят сейчас, тот же Женя Mone. Сами ребята собирают пластинки, делают биты, продолжают культуру.

- Где в России самый крутой диггинг?

- Для меня – в Казани. Там все на уровне! В Рязани отличный радиорынок, еще там есть отличная комиссионка.

- Почему винил стал снова популярен? Сейчас многие современные группы, в том числе и российские, даже те, что записывались в цифровом формате, переиздают свои записи на пластинках. 

- Печать пластинок стала гораздо дешевле, и за 300 рублей ты можешь отпечатать себе винил с цифровой записи большого формата. Появились независимые лейблы, которые издают и продают музыку только на виниле, а также люди воодушевленные темой тёплого звука и собирательства.

Беседовал Матвей Горячев

    24 февраля 2014, 19:54 4310 0

    Теги: диггинг, винил, диджей, брейк, психоделика, рок, Саша Протон, Самара,

    Поделиться:


    Вы можете авторизоваться на сайте через: Yandex, Google, Facebook, Twitter, Вконтакте
    Вы должны быть авторизованы для редактирования своего профиля.

    Комментарии ()

      Назад Дальше