Самарский академический театр оперы и балета, как, впрочем, и вся официальная культура губернии, переживает внутренний кризис. Кризис, который бывает, когда творческое объединение начинает рассматриваться как некое «структурное подразделение». Если с балетной труппой, судя по отзывам солистов оперы, с которыми пообщался «Засекин», все вроде бы в порядке, то с оперной все далеко не так радужно. Происходящее внутри коллектива не лучшим образом влияет на творческий процесс. В случае, когда такой театр — единственное место в области, где можно услышать оперу, это явление можно рассматривать как катастрофическое для культурного процесса в регионе в целом, отдаляющее в «заоблачные дали» перспективы пресловутого «культурного прорыва», которого давно уже жаждет губернатор Самарской области Дмитрий Азаров.

 

Собрание не состоялось

Конфликтная ситуация, вылившаяся в итоге в коллективное обращение певцов оперной труппы Самарского академического театра оперы и балета к новому директору театра Сергею Филиппову, начала назревать достаточно давно. По словам нескольких артистов, с которыми общался «Засекин», оперной труппе окончательно надоело руководство режиссерским управлением. Ситуация получила широкую огласку благодаря солистке Антонине Кабо, рассказавшей обо всем в общих чертах на своей странице в социальной сети Facebook.

Режиссерским управлением оперной труппы достаточно давно руководила Екатерина Мамедова, ранее работавшая в том же управлении инспектором. Специфика должности состоит в том, что она требует музыкального образования, которого у г-жи Мамедовой нет. Также артисты рассказывают, что кроме этого была еще одна не совсем приятная особенность — вокруг начальницы режуправления сложилась теплая дружеская компания, членам которой доставалось больше работы, чем остальной труппе, а также премии, стипендии и награды. Также некоторые собеседники «Засекина» утверждали, что не всем артистам предоставлялась стоимость их партий и прочая финансовая информация. Одна из солисток получила эти сведения только после обращения к директору.

В какой-то момент г-жу Мамедову перевели на должность помощника главного дирижера театра, а на ее место дирекция решила назначить бывшего концертмейстера Самарской филармонии Романа Ерицева. Он, конечно, больше соответствовал должности, но есть один момент. Супруга Ерицева, Ирина Янцева, входит в компанию, сложившуюся вокруг Мамедовой. И ожидаемо, что это многим в коллективе не понравилось.

В конце концов, в ноябре 2019 года два десятка сотрудников, среди которых было немало заслуженных артистов России и народных артистов Самарской области, пришли к Сергею Филиппову и дружно заявили, что эта ситуация их не устраивает. Директор театра был впечатлен единодушием артистов, обещал притормозить приказ о назначении Ерицева и устроить собрание труппы в присутствии художественного руководителя (он же главный дирижер театра) Евгения Хохлова и Мамедовой, уже трудившейся в качестве его помощницы. На собрании предполагалось решить все спорные моменты.

Но… собрание так и не состоялось.

В беседе с «Засекиным» Сергей Филиппов пояснил, что не стал устраивать дополнительных собраний, потому что, по его мнению, работа Романа Ерицева в целом коллектив устраивает, и что-то отдельно согласовать он в существующей ситуации не видит необходимости.

— Это история, которую даже поднимать не стоит. Кого-то кто-то устраивает, кого-то кто-то не устраивает. У каждого может быть свое личное мнение. Меня интересует чисто профессиональный подход. Профессиональные претензии есть? Профессиональных претензий нет. Соответственно, все остальное — вопрос личных отношений, в мою компетенцию это не входит, — комментирует Сергей Филиппов.

Справедливости ради стоит отметить, что некоторые артисты согласны с директором. Они указывают на то, что при Ерицеве система «любимчиков» закончилась, и теперь артисты оперы, за исключением некоторых, у которых и с труппой и с руководством имеются индивидуальные моменты взаимного недопонимания, работают по очереди. То есть, вроде как, несмотря на родственные связи, он старается работать как следует. Впрочем, стоит отметить, такое мнение разделяют не все. И уж точно всем, кто обращался к г-ну Филиппову, не понравилось то, что обещанное директором повторное собрание не состоялось. И дело тут даже не столько в спорном назначении, сколько в том, что поступок г-на Филиппова сильно ударил по доверию к нему со стороны коллектива.

Спектакли без репетиций

Но главный вопрос, по имеющейся информации, все-таки не в том, что начальником режиссерского управления остался Роман Ерицев, а в том, что в театре далеко не на последней роли остается Екатерина Мамедова. Должность помощника художественного руководителя, предполагающая составление репертуара и назначение артистов на роли, требует музыкального образования, которое у нее если и есть, то, по предположению одного из собеседников «Засекина», на уровне музыкальной школы. А этого для вышеописанных функций явно недостаточно. Недостаточно, по словам артистов, и имеющегося у г-жи Мамедовой опыта и знаний тонкостей театральной работы.

В связи с некомпетентным руководством в театре, по словам практически всех артистов, согласившихся поговорить с «Засекиным», больным местом стала организация рабочего процесса. Стало очень мало репетиций. Стало обычным, что спектакль может идти без оркестровой репетиции, а то и без репетиций вовсе. Монтировщикам приходится порой оставаться ночью, чтобы разбирать сложные декорации.

Непростая ситуация складывается также с главным дирижером Евгением Хохловым, который, по мнению одного из собеседников, попал на эту должность лишь потому, что был учеником Александра Анисимова, бывшего главного дирижера. Хохлов, по мнению одного из артистов, как дирижер откровенно слаб и даже получил в коллективе негласное прозвище «Вялые ручки». По словам того же артиста, из-за руководства Хохлова оркестр, состоящий на самом деле из хороших исполнителей, играет все хуже и хуже.

По какой причине руководство театра продолжает держать на ответственной должности явно не подходящего для нее человека — загадка. По мнению одного из солистов, происходит это из-за сохраняющегося в театре сильного влияния бывшего директора театра Натальи Глуховой, возглавлявшей коллектив в течение восьми лет. Наш собеседник предполагает, что именно г-же Глуховой и ее предполагаемым связям в Министерстве культуры Самарской области Екатерина Мамедова обязана тем, что работает помощником художественного руководителя, не имея специальной подготовки.

Мамедова = Щербаков?

На самом деле ситуация сильно напоминает то, что происходило в конце 2018 года, когда музыканты оркестра писали обращение в Минкульт с просьбой заменить главного дирижера Михаила Щербакова в связи с его профнепригодностью. Сергей Филиппов, будучи тогда еще министром культуры Самарской области, рассмотрел вопрос, а после этого г-н Щербаков был назначен художественным руководителем учреждения. Комментируя тогда ситуацию «Засекину», г-н Филиппов называл происходящее «творческими разногласиями» и не видел проблемы в конфликте между музыкантами и дирижером, длящемся не первое десятилетие.

Говоря о происходящем в Театре оперы и балета, сам Сергей Филиппов утверждает, что не считает ситуацию сходной с тем, что происходит в Филармонии.

— Я не буду комментировать ситуацию с филармонией. Скажу по-другому. Ситуация, которая происходит сегодня в оперной труппе, во многом напоминает то, что происходило в балетной труппе два года назад. Примерно такая же была история, когда пришел новый главный балетмейстер со своими требованиями, со своими профессиональными подходами. Была какая-то часть балетной труппы, которая не хотела принимать его подходов. На сегодняшний день кто-то ушел, а те, кто остался, работают так, как требует новый руководитель, и балет сегодня на совершенно другом профессиональном уровне. Я думаю, что этот процесс обновления сегодня затрагивает и другие творческие цеха. На сегодняшний момент балет и оркестр прошли уже эти этапы. Наверное, да, какие-то непростые процессы происходят. Но я так скажу: я не вижу, чтобы большинство артистов оперной труппы было чем-то серьезно озабочено. Наверное, всегда есть люди, которые чем-то недовольны. Но это нормально, это в любом коллективе так, — убеждён г-н Филиппов.

Пожалуй, небольшая доля правды в словах директора есть — сравнивать ситуацию в Филармонии и Оперном театре не стоит. Ведь если Щербаков, пусть и имеющий весьма и весьма сомнительную славу в музыкальных кругах, все же имеет соответствующее образование, то Екатерина Мамедова его не имеет. Тем не менее, ее взлет по карьерной лестнице получился по сути настолько сходным с «восхождением» Щербакова, что в объяснения Сергея Филиппова про «обычные рабочие процессы» как-то даже не верится.

 

Культура – дело тонкое

Однако, что бы там ни происходило, главное — это не чиновничьи перетурбации и рокировки, а то, что все это происходит без понимания творческого процесса. Увы, культурой Самарской области слишком долгое время руководили люди от культуры далекие и считающие возможным «рулить» ею так же, как каким-нибудь министерством финансов или другим структурным подразделением.

Когда на руководящий пост в творческом коллективе, особенно занимающемся таким сложным видом искусства, как опера, балет или академическая музыка, назначается человек, не разбирающийся в том, чем ему приходится управлять, или же человек, с которым у коллектива натянутые отношения — на творческом процессе это сказывается неизменно пагубным образом и приводит к деградации конечного результата усилий этого коллектива. Почему-то чиновникам не приходит в голову пример персонажа булгаковского романа «Мастер и Маргарита» Степана Богдановича Лиходеева, руководившего театром варьете, не разбираясь в том, что ему поручено.

При таком положении вещей ни о каком «культурном прорыве», которого так страстно жаждал губернатор Самарской области Дмитрий Азаров, занявшись поисками нового министра культуры, говорить даже и не приходится.

Сергей Любимов