12 июня в Самаре тоже отмечался так называемый «День России». Социологические опросы показывают: большинство россиян не знают, что же они празднуют. Но это, похоже, не помешало провести в городе многочисленные «патриотические мероприятия». Завершился же день концертом группы «Машина времени» на площади Куйбышева. А перед этим состоялась пресс-конференция, на которой Андрей Макаревич, являющийся для одних «классиком и никогда не прогибающимся под изменчивый мир» рокером, а для других - «лицемером и конформистом», посоветовал всем вступать в ряды «Гражданской платформы» Михаила Прохорова и назвал 12 июня днём «искусственно придуманного праздника». Но, тем не менее, дать концерт в Самаре в честь этого «псевдопраздника» Андрей Вадимович согласился.

Небольшое помещение в отеле «Ренессанс» наполнено журналистами. Душно. Входят участники группы «Машина времени»: Андрей Макаревич в солнцезащитных очках с залихватскими усами, Александр Кутиков, Андрей Державин и Валерий Ефремов. Первым берёт слово Андрей Вадимович.

- Я никому не хочу портить настроение своими рассуждениями в светлый праздничный день. Не очень понимаю эти новые, искусственно придуманные праздники. Можно сесть и на каждый день придумать какой-то новый праздник. Для того, чтобы он стал праздником лично для меня, этого недостаточно. Праздник должен быть подтвержден историей, делами наших отцов, дедов, прадедов, наших предков. Какими-то  реальными историческими событиями. А пососать палец и сказать, вот у нас сегодня будет день России, можно конечно…

- 12 июня была принята декларация о государственном суверенитете России, которая, в частности утверждала главенство Конституции. А именно равные правовые возможности для всех граждан, политических партий и общественных объединений. Учитывая нынешнюю политическую ситуацию, насколько этот день можно считать «Днем России»?

Андрей Макаревич: Нынешняя политическая ситуация мне кажется не слишком стабильной. Лично я  являюсь членом гражданского комитета партии «Гражданская платформа», хотя еще совсем недавно давал себе обещание не участвовать ни в каких политических играх, потому что занятие это неблагодарное и сильно отвлекает от музыки.  Но, на мой взгляд, сегодня это единственная реальная сила, которая может изменить нашу жизнь к лучшему. А Михаил Прохоров -  наш старый товарищ, мы его очень хорошо знаем, и я ему абсолютно верю.  Я думаю, что завтра мы узнаем интересную новость относительно борьбы за место московского мэра. «Гражданская платформа» - это партия абсолютно нового типа, без партийных билетов. Для того чтобы стать членом этого движения, достаточно просто разделять его взгляды и поддерживать их, чего я вам всем искренне желаю, между прочим. (Однако ожидания лидера «Машины времени» не оправдались, на следующий день Михаил Прохоров объявил о том, что на пост мэра Москвы он претендовать не намерен – прим. ред.).

- Как вы восприняли известие о разводе Владимира и Людмилы Путиных? Это реальная или подготовленная сенсация?

Андрей Макаревич: Этот вопрос я не хочу комментировать. Путин такой же живой человек, как и мы все с вами.  Личная жизнь должна оставаться личной жизнью. Я считаю то, что он открыто объявил о своём разводе - ему плюс. Другое дело, почему он сделал это сейчас, а не несколько лет назад - это минус. Тем не менее, он мог вообще это не афишировать.

- И это плюс, - усмехается Александр Кутиков.

- Какова ваша позиция относительно отставки Сергея Собянина с поста московского мэра. С какой целью это было сделано?

Андрей Макаревич: Что касается игр с выборами, я  думаю,  есть надежда переизбрать Собянина еще на один срок, чтобы голова не болела, когда начнутся более серьезные дела и более серьезные вопросы. А вот получится это или нет, мы посмотрим.

Александр Кутиков: Как показывает мировая практика, все досрочные выборы - это хорошо продуманные и спланированные политические игры.

Заметно оживившихся музыкантов прерывает ведущий. «Закончим с политическими вопросами, потому что у нас легендарная группа, музыканты!», - истерично и почти отчаянно вскрикивает он.

- Насколько серьезно изменилась жизнь группы после ухода Евгения Маргулиса, и что стало с песнями из его репертуара?

Андрей Макаревич: В тот день, когда Женя Маргулис объявил о своем уходе, я был расстроен, потому что все мы друзья и очень привыкли друг к другу.  Я ожидал действительно серьезных и неведомых нам перемен. Но перемены, если и произошли, то были исключительно позитивными. У нас появился замечательный музыкант Игорь Хомич, который не просто занял место Жени Маргулиса, а в музыкальном плане даже сильно его переиграл. Как музыкант я почувствовал себя гораздо лучше и увереннее. В звучании команды появилось что-то такое, чего ей не хватало. Ни одного отрицательного отзыва о новом музыканте мы не услышали, это случай беспрецедентный.

- Как продвигается работа над новыми песнями?

Андрей Макаревич: Время на дворе такое, что не очень хочется писать песни. А выдавливание их себя, как из тюбика, ни к каким результатам не приведет. Может быть, завтра что-то изменится.

- Есть ностальгия по прошлым временам?

Андрей Макаревич: Глупо тосковать по прошлому, ведь оно давно прошло. К тому же ничего в них не было такого, что заставило бы тосковать. Меня страшно раздражает попытка раскрасить в розовые цвета наше советское прошлое. Это хорошо действует на тех, кто там не был и этого не нюхал. Единственно, можно тосковать о том, когда тебе было 25 лет. Ты себя физически лучше чувствовал, и молодые девушки бегали за тобой гурьбой. Все это было и никуда не делось.

- Есть ли у вас интересные события, люди, которые связаны с Самарой?

Андрей Макаревич: У нас тут масса друзей. Здесь есть замечательный клуб подводных охотников, дайверов. Его ведёт Сережа Крутоголов, с  которым мы старые друзья. Здесь есть Костя Лукин, который впервые привез «Машину времени» в Самару.  Это был 1975 год и первая наша вылазка в другой город. Можно много перечислять, я еще девушек не касаюсь.

Александр Кутиков: У вас город действительно замечательный, и в нём, в его жителях есть какое-то особое настроение.

Андрей Макаревич: А барышни какие, господи!

Александр Кутиков: Кому что. Я в данном случае о народе.

Андрей Макаревич: А они, значит, не народ?

Александр Кутиков: Они его часть. Потом не зря же ваш город является организатором большого рок-н-ролльного фестиваля. Нас с Самарой  связывают долгие, дружные и теплые отношения.

- Что вы посоветуете сейчас молодым начинающим коллективам?

А.Макаревич: Мне очень трудно говорить от имени молодого человека. Меня страшно раздражает, когда на концерте подходит юноша и, стесняясь, протягивает пластиночку со словами: «Здрасьте, Андрей Вадимович, я очень люблю ваши песни, у меня группа, может быть, вы послушаете?» Я говорю, что послушаю с удовольствием, но вряд ли это что-то в вашей жизни изменит. И тут юноша спрашивает: «А, скажите, пожалуйста, как пробиться?». Вот тут мне хочется разговор прекратить. Если у человека основная цель «пробиться», то мне это неинтересно. Цель должна быть написать песню лучше других. Сделать такую музыку, которую никто еще не слышал. А иначе с  чем ты пробиваешься? Что ты такого сделал, чтобы пробиться? Когда мы были молодыми, хоть это и звучит ужасно пошло, нам даже в голову такая мысль не могла прийти. Пробиваться было совершенно некуда. Было понятно, что то, чем мы занимаемся, никогда не будет дозволено на официальном уровне. Поэтому музыка была очень честной. А если кто-то хотел продаться, то они шли к Слободкину, Маликову, в  «Голубые гитары».

- Как вы оцениваете современное состояние российской рок-музыки?

Андрей Макаревич: Поскольку мы живем в достаточно открытом мире, российская рок-музыка -это часть общего состояния мировой рок-музыки. Конечно, Кутиков сейчас будет на меня бросаться, но я  уже несколько лет не слышу ничего настолько интересного, что заставило бы меня заволноваться. Все очень качественно, растет качество звукозаписи, исполнительское мастерство, но нет никаких открытий. И с каждым годом сделать их становится все сложнее и сложнее. Все, что можно было бы открыть, было открыто много раз и достаточно давно. Все-таки в 70-е годы человек с электрогитарой был мессией, как ни крути. И музыканты к этому относились соответственно, чувствовали свою ответственность за то, что они пишут и исполняют. А сегодня рок-музыка - это вид бизнеса, иногда прибыльного.

Александр Кутиков: Я не совсем согласен с тем, что говорит Андрей, это его мнение. Я считаю, что музыка развивается, просто у каждого направления есть период накопления информации и перехода на следующий уровень. Сейчас, мне кажется, как раз такой период.  Если появятся талантливые молодые люди, которые смогут переварить этот накопленный объем информации и своим талантом перевести музыку на новый уровень, она не будет стоять на месте. То же самое было с джазом. Джаз на протяжении почти 30 лет практически находился в забвении, сохраняя небольшую, элитарную часть своих слушателей. А в последние годы, скажем, с появлением новых музыкантов, с уменьшением интереса к року и поп-музыке,  у джаза появились некоторые перспективы. Но не везде и не во всем. Но, тем не менее, это объективно существует на мировом музыкальном пространстве. Я уверен, что и у рок-музыки есть перспективы. Сейчас рок-музыку  обвиняют в том, что она стала технологичной. Но технологичность появилась именно благодаря рок-музыке, никакой другой.  Это я вам говорю как продюсер, как звукорежиссер. Благодаря новым технологиям, создаются новые виды приборов, инструментов, необходимые для развития. Рок-музыка будет развиваться обязательно.

Андрей Макаревич: Или не будет.

Александр Кутиков: Не будет - это как конец жизни. А жизнь конечна только для человека. До тех пор пока существуют такие группы как Coldplay, допустим, или из новых коллективов – Imagine Dragons, Fun, Lana del Rey. Так что я не cчитаю, будто рок-музыка закончилась.

- Чей концерт вы посетили последним?

Андрей Макаревич: Хм. Я очень давно был на чьём-то концерте.

Александр Кутиков:  Я был на концерте Джеффа Бэка в Москве.

Андрей Макаревич: Мы были на нём вместе, два года назад. Слушай, они подумают, что мы раз в два года на концерты ходим.

Александр Кутиков: Мы были на концерте Маккартни. На «Стене» Pink Floyd. Это фантастическое шоу. Ни одна поп-звезда и в подметки им не годится.

Андрей Макаревич: А как же Стас Михайлов?

Александр Кутиков: Ну, его мы брать не будем.

Андрей Макаревич: Я ещё был на концертах джазовых ребят, американских и французских. Слава богу, в Москве сейчас есть джаз-клубы, которые в состоянии привозить сильнейших исполнителей этого жанра. К примеру, «Experience» - очень хорошая группа.

- Как вы относитесь к самарским музыкантам?

Андрей Макаревич: В Самаре есть несколько чудесных групп.  Это один из немногих российских городов, откуда появляются музыканты. К нам здесь как-то подошли ребята, совсем юные, очень смешные, битлообразные. Я это говорю не потому, что у  меня ностальгия взыграла. Просто приятно, когда молодые люди любят тот же жанр, что и ты. Хотя, по идее, у них должно быть уже совершенно другое отношение.

Александр Кутиков: О музыкантах лучше говорят не сами музыканты, а их песни.

Слушала и записывала Мария Осина