Закон о защите жертв насилия принят более чем в 140 странах мира. В России активисты и активистки сражаются за его принятие уже несколько лет. Пока с нулевым результатом. Не зря говорят: единственное, что может примирить консерватора и либерала – отношение к закону о домашнем насилии. Они выступают против единым фронтом. 

Один из основных аргументов противников закона звучит просто: нужно заставить работать систему, которая существует уже сейчас. У сторонников принятия закона иллюзий не много: наши судебная и правоохранительная системы далеки от идеала. Пока жертву домашнего насилия не уносят на носилках в больницу или полиция не приезжает описывать труп система не включается. А до поры до времени жертва оказывается в крайне затруднительном положении: по существующему порядку именно пострадавший или пострадавшая должны собрать все доказательства виновности агрессора и представить свои интересы в суде. Человеку, совершившему насилие, в этом случае, кстати, положена помощь бесплатного адвоката. Пока избитый (или чаще – избитая) занимается всей этой непростой юридической работой, тот, кто насилие совершил, находится не просто на свободе, но и, возможно, совсем рядом, в одном доме. Неудивительно, что дела о фактах домашнего насилия так редко доходят до суда. Тем более, что приговор агрессору, как правило, ограничивается… штрафом в пять тысяч рублей. Разумеется, в пользу государства. Это результат декриминализации этой статьи, принятая «во имя семейных ценностей» и прочих скреп. 

Еще один аргумент противников профилактики домашнего насилия: женщины наставят себе синяков и пойдут оптом мужичков сажать. Здесь, важен один момент: несмотря на то, что за принятие закона бьются, как правило, феминистки, он не гендерный. То есть ни в одной статье не указано, что он защищает только женщин – он распространяется на всех: и мужчин, и детей. Другое дело, что согласно статистике, 80% пострадавших от домашнего насилия – женщины. Но это не исключает того факта, что избивают и мужчин. Отцы, братья и даже женщины, когда мужчина в силу обстоятельств оказывается немощен или слаб. 

И давайте будем честными: чтобы подставить человека, достаточно и действующего законодательства. При большом желании ему можно подбросить всё: от кошелька и наркотиков до трупа. Разбирайся потом с судебной системой сам. Однако мы не видим толп сторонников отмены уголовного кодекса со всеми его статьями. Можно говорить о качестве работы правоохранительных органов, о проблемах судебной системы, можем требовать качественных расследований и справедливых приговоров. В стране, где в принципе не будут существовать законы, безопасность каждого из нас окончательно превратится в иллюзию. 

Закон о профилактике домашнего насилия в принципе не про «взять и всех посадить», он скорее о том, чтобы в первую очередь защитить. И именно по этой причине в нем так много внимания уделяется охранным ордерам, созданию убежищ и работе с авторами насильственных действий. Один из побочных эффектов закона в том, что он защищает и их, так как согласно результатам исследований «Медиазоны», опубликованным в 2019 году, 79% женщин, осужденных за убийство, страдали от домашнего насилия. А потому, главная цель закона – дать жертве спокойно уйти. Что важно, учитывая тот факт, что многие женщины погибают или получают серьезные увечья именно тогда, когда решаются на разрыв отношений с агрессором. И именно страх умереть держит многих из них в отношениях, из которых давно пора бежать. 

Маргарите Грачевой муж отрубил руки, после того как она заявила о разводе. Алену Верба супруг убил десятком ударов ножом после того, как женщина захотела расстаться. Тело, кстати, он оставил рядом со спящим семилетним сыном. Татьяну Тимофееву бывший муж застрелил на улице Нижнего Новгорода. Брат Татьяны, «человек при погонах», честно признался, что не смог помочь сестре, «потому что законодательно были связаны руки». Жительница Кемерово сбежала после развода в Калининград. И была там убита бывшим супругом. Этот список можно продолжать долго, достаточно набрать в интернете: «Бывший муж убил…». Многие из этих женщин могли бы остаться в живых, получив охранный ордер и защиту полиции согласно ему. В конце концов, ведь они обращались в полицию за помощью, но у нас нет и закона, запрещающего преследовать бывших. 

Ну и совсем мифологическим кажется такой аргумент: прикрываясь законом о домашнем насилии, меркантильные женщины начнут отбирать у мужчин честно заработанное жилье. И суть не в том, что квартиры у нас не продают, не завещают и не дарят по гендерному признаку. Каждый кто хоть немного работал с жертвами домашнего насилия, знает, что часто женщина с детьми вынуждена бежать даже из принадлежащего ей жилья. Квартиры могут быть совместной собственностью или находиться в аренде. Пока ситуация выглядит так: пострадавшая, часто прихватив детей, вынуждена бежать. Если ей повезет, то она найдет место в убежище или у своих знакомых. При этом мало кого будет волновать: как далеко из этого убежища ехать ребенку до школы, с малышом до поликлиники, ей самой до работы. Единственное, что предлагает закон, тщательно оговаривая, что у агрессора должно быть ещё одно место, где он может проживать – дать пострадавшей спокойно наладить свою новую жизнь. Снять квартиру, найти детский садик для ребенка, дать доучиться другому ребенку четверть и без паники перейти в новую школу. Всё остальное решается в судах и по совершенно другим законам. Кстати, особенно актуальным предложение авторов проекта закона о домашнем насилии становится тогда, когда речь идёт о детях. Пока единственное, что можно сделать – это забрать ребенка из семьи, где ему может быть небезопасно, в социальное учреждение. Законопроект предполагает возможность хотя бы до выяснения обстоятельств и в тех случаях, когда это возможно, избавить ребенка от присутствия потенциально опасного взрослого. 

В конце концов, закон о профилактике домашнего насилия позволит нам, наконец, посчитать погибших. Цифры разнятся. Официальные – 253 убитых за год женщины. Активисты озвучивают – более 5 000 женщин. Официальная статистика основана на делах, заведенных и дошедших до суда по статье 105 УК РФ «Убийство». Неофициальные, в частности, от Консорциума женских неправительственных объединений, учитывают и другие статьи: «Убийство в состоянии аффекта», «Причинение тяжких телесных повреждений» и так далее. 

61% убитых женщин погибли от рук близких людей. Нет данных, сколько женщин, подвергавшихся домашнему насилию, не найдя выхода покончили с собой. Мне, как помогающему специалисту, известно лишь одно открытое по этому поводу уголовное дело. В Самарской области. 

Закон о профилактике домашнего насилия будет принят. Но только тогда, когда человеческая жизнь станет в нашей стране ценностью. Пожалуйста, дайте этим женщинам, детям, мужчинам и старикам остаться в живых.

 

Татьяна Пуш,

социальный консультант проекта

«Знание остановит гендерное насилие»

специально для Засекин.ру