«Марш мира» 21 сентября не мог не состояться, учитывая настроение той части общества, которая выступает категорически против действий российской власти на Украине. Это была обязанность людей - выйти на «Марш» и обозначить свою позицию. Тем  более что таких людей немало. Особенно в Москве и в Санкт-Петербурге. Мы обязаны выразить свою позицию. Это главная причина, по которой марш должен был состояться и он состоялся.

Пришло намного больше людей, чем рассчитывали и сами организаторы, и власть. Хотя довольно сложно это всё посчитать, потому что мы всё время двигались, но пришло несколько десятков тысяч человек. По моей оценке, было больше пятидесяти тысяч, однако мне не хочется жонглировать цифрами, чтобы меня воспринимали как популиста и несерьёзного человека. Но, всё равно, было очень много людей, даже больше, чем на предыдущем «Марше мира», который прошёл в марте после аннексии Крыма.

Кстати, в нашей колонне было и много молодёжи. Хотя мы были настроены пессимистически, полагая, что будет меньше участников. Ведь опросы общественного мнения показывают, что 80% населения страны одобряет действия Путина на Украине, а федеральные телевизионные каналы подогревают это мнение.

Я не был среди главных организаторов этой акции, но, конечно, делал всё, чтобы пришло как можно больше народу, и в этом смысле я остался доволен.

Очень важно, чтобы на таких акциях настроения не становились  радикальными, и в воскресенье не случилось нарушений условий шествия.

Обычно власть всегда пытается маргинализировать своих оппонентов, чтобы вытравить их на обочину, заставить их пойти на какие-то нарушения закона, одним словом, сделать из оппозиции экстремистов. В этот раз не было никаких попыток сделать что-то такое, чтобы потом власть могла обвинить нас в том, что мы действовали экстремистски.  

Это была очень миролюбивая, тёплая акция, где говорили о мире, о невозможности воевать и убивать. Мы несли плакат Конгресса интеллигенции «Против войны, против самоизоляции России, против реставрации тоталитаризма» и среди нас был бард, который всё время пел песни Окуджавы, Высоцкого, старые советские песни, вроде «Подмосковных вечеров», а народ вокруг с удовольствием подпевал. В толпе было хорошо видно, что это миролюбие не специально подчёркнуто, а как бы идёт изнутри.

Что касается отношения власти к «Маршу мира», то первое, что могу сказать по этому поводу: она исключительно врёт про количество участников. Поразительно, когда несколько десятков тысяч человек идёт, а МВД говорит, что было не более пяти тысяч. Это, конечно, переходит все границы приличия. В очередной раз полиция подверглась, может быть, не самому страшному, но позору. Ведь если десятки тысяч человек видели, сколько их на самом деле, а после этого публично объявляется, что их было пять тысяч, то, конечно, люди получают дополнительный конкретный повод не доверять полиции.

Стоит отметить, что сотрудники правоохранительных органов вели себя умеренно, с их стороны не было серьёзных провокаций. Однако именно полиция допустила, чтобы в хвосте колонны прошла пара сотен наших оппонентов. Такого никогда не было раньше. Полиция прислушивалась к организаторам акции и знала, кого пускать, а кого нет.  Но в этот раз этих «ополченцев»  официально пропустили, они шли где-то в хвосте. Конечно, эти люди задирались и претендовали на то, чтобы им дали по морде, но этого не произошло. Очевидно, что если идти с флагами самопровозглашенных республик внутри шествия, это может вызвать ответные конфликты, но их, к счастью, удалось избежать.

Мне кто-то сказал, что если бы власть захотела, она бы нагнала столько же людей в приказном порядке. А эти люди пришли, видимо, добровольно, с мягкой подсказки, что их пропустят, но цели такой у власти, видимо, не было.

Что касается дальнейшего развития событий, то мы видим, что власть сейчас проводит общество по варианту, по рецепту Януковича. На нашем марше, конечно, не было сотен тысяч граждан, как в Киеве, но всё же заметное количество людей. И власть думает, что делать с этими людьми. И может способствовать тому, чтобы в Москве происходило гражданское противостояние. В Киеве тогда появились так называемые «титушки», которые нападали на общественных лидеров, на оппозицию и, как могли, противодействовали Майдану. Часто на улицах возникали драки. Я рассматриваю прошедший «Марш мира» как репетицию для московских «титушек». Это вполне возможно, и хотя драк не было, но репетиция гражданского противостояния была.

А вообще, власть всегда идёт по пути затягивания гаек. Можно, конечно, заметить, что наступило некоторое облегчение на федеральных каналах. К примеру, я знаю, что был один телеэфир с Маратом Гельманом, [Внесен(а/о) в реестр иностранных средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента] человеком, который определённо принадлежит к оппонентам власти по событиям на Украине, но при этом Марат свой человек во властных коридорах. Немцова не позвали на федеральный канал, а Гельмана и ещё несколько человек позвали. Насколько мне известно, был Павел Гусев, который руководит крупнейшей частной газетой в России. Хотя газета и не оппозиционная, но вообще-то «Московский комсомолец» довольно открытое, демократическое издание. И сам Гусев придерживается взглядов умеренных, он никогда не был жёстким сторонником действий нашей власти на Украине. Не знаю, что именно он говорил. Очевидно то, что его допустили на телевидение. Правда, всё это происходит в рамках управляемого эфира, где есть ведущий, который действует по лекалам Кремля. Не помню, какое именно это было шоу, вёл его Соловьёв или кто-то другой – это неважно. Ведущие всегда корректируют ход передачи, объясняют, что неправильно было сказано оппозиционерами.

Мы, Конгресс интеллигенции, требуем, чтобы на федеральном телевидении у нас была своя аналитическая передача. Я понимаю, что это фантастическая идея, но думаю, что в таком случае можно предотвратить чудовищный идеологический раскол и сползание России к гражданской войне. Существует понятие «холодная гражданская война», и мы требуем, чтобы была передача, где люди могли бы спокойно свободно на одном из федеральных каналов телевидения озвучить свою точку зрения. Мне все говорят, что это фантастическое требование, но, тем не менее, оно прозвучало публично. Я уверен, что там не будет никаких призывов к насилию, а будет аргументированное, чёткое, научно обоснованное оппонирование тому, что делается в России и в Кремле.

На Украине идёт «горячая» гражданская война, тысячи человек уже погибли, и всё это может прийти в Россию, потому что Россия и Украина - это одно пространство. Там действительно воюют русские люди, с оружием в руках наводят свои порядки. Я их называю «пассионарные убийцы». Людей, которые добровольно идут с оружием в руках, например, лимоновцев, которые там наслаждаются волей, о чём с упоением пишет Захар Прилепин.

Чтобы такие «пассионарные убийцы» не стали в России наводить свои порядки, надо вовремя предотвратить гражданский конфликт внутри нашей страны и перевести его в состояние диалога. И, прежде всего, нам нужен диалог на федеральных телевизионных каналах.

 

Лев Пономарёв, [Внесен(а/о) в реестр иностранных средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента] исполнительный директор общероссийского движения «За права человека», депутат Государственной думы РФ первого созыва, специально для ИА «Засекин»