На фоне событий на Украине произошёл своеобразный раскол в российском обществе и в правозащитной среде. В частности, в Совете по правам человека при президенте. Я бываю на заседаниях Совета и поэтому в курсе того, что там происходит. Члены совета разошлись в оценке действий российской власти на Украине и, прежде всего, в Крыму. Наблюдатели от Совета, которые там сегодня находятся, дали информацию, что российские военные в Крыму ведут себя, мягко говоря, не всегда адекватно. С автоматами в руках без опознавательных знаков они угрожают украинским военным и, находясь на их территории, откровенно провоцируют их на ответные действия. Сегодня украинские военные имеют реальное право открыть огонь, потому что на их базы приходят люди и блокируют их. И это только добрая воля украинских военных, что там до сих пор не прозвучало ни одного выстрела.

Тем не менее, российская власть утверждает, что в Крыму вне баз Черноморского флота нет ни одного российского военного. При том, что факты, опровергающие это заявление, неоднократно показывали и по телевидению, и размещали в Интернете. И мимо этих фактов не мог пройти наблюдатель от СПЧ Андрей Юров, который находится в Крыму. Он подготовил текст заявления, который подписала практически половина всех членов СПЧ – свою подпись поставили 30 человек.

Нужно отметить, что регламент СПЧ позволяет отдельным группам, входящим в Совет, высказывать свою точку зрения. Сейчас им предъявляют претензию, что они должны были не публиковать открытое заявление, а донести своё мнение до президента. Но это и есть один из способов донести своё мнение – прямое, открытое обращение к президенту. Членам Совета совсем необязательно писать закрытые письма и добиваться личной встречи с президентом. Тем более что они этой встречи и не добились бы, потому что взаимодействие Совета по правам человека с президентом устроено так, что между ними возможны только 2-3 заранее подготовленные, официальные встречи. У членов Совета нет другого способа оперативно донести свою точку зрения до президента кроме как в открытом обращении. Они должны были сообщить президенту о происходящей провокации со стороны российских военных. Вдруг президента неправильно информируют? Я думаю, что они выполнили свою функцию и поступили правильно.

С другой стороны, в Совете по правам человека есть люди, которые, я бы сказал, находятся там случайно. Кто заварил эту кашу? Некто Игорь Борисов, который раньше был членом Центральной избирательной комиссии, покрывавшей всякого рода махинации на выборах в России. И работа этой комиссии очень жёстко критиковалась правозащитниками же. Так вот Игорь Борисов, пришедший в Совет по правам человека из Центральной избирательной комиссии, публично говорит, что пришёл в Совет, чтобы бороться с иностранными агентами, иностранными наблюдателями на выборах в России.

Этот человек, конечно, не правозащитник. У него другие функции – охранительные, и я, кстати, не против того, чтобы он их выполнял, но не очень ясно, зачем он с этими функциями пришёл в Совет по правам человека. Тем не менее, он был включён в СПЧ, ведёт себя там достаточно активно, и сейчас именно он поднял вот эту бучу. Раздул скандал, требует чуть не переизбрания председателя совета. Надо сказать, что он нашёл некоторую поддержку со стороны отдельных членов Совета. Но этот раскол в Совете по правам человека лишний раз показывает остроту ситуации на Украине, в Крыму и в России в связи с этим.

Я бы посоветовал Игорю Борисову выйти из СПЧ, мне кажется, он не понимает, кто такие правозащитники. Он относится к людям, которые при любых обстоятельствах защищают позицию государства. А это совершенно другая деятельность. Правозащитники же выступают против государственных институтов, против чиновников, когда они нарушают права человека. И, кстати, не только на территории России. И это большая ошибка, когда говорят, что это политическая, а не правозащитная тема. Понятие прав человека не имеет юрисдикции только внутри страны, права человека касаются всех. И я вполне солидарен с позицией подписавших это заявление к президенту. Кстати, Правозащитный совет России, куда я вхожу вместе с Людмилой Алексеевой и другими уважаемыми людьми, сделал собственное заявление по ситуации в Крыму, очень жёсткое, ещё более жёсткое, чем заявление СПЧ. Мы выступаем в защиту прав украинской стороны, людей, которые борются с оккупантами без опознавательных знаков.

Если говорить о дальнейшей судьбе СПЧ, я надеюсь, что у президента хватит мудрости не предпринимать никаких резких действий по отношению к Совету. Это их внутренняя проблема, которую они смогут разрешить. И это вполне нормально на фоне общего раскола в обществе. Украинские события в очередной раз раскололи российское общество на два лагеря. Я только хочу обратить внимание, какие люди не приняли позицию президента и власти и открыто выступили по ситуации на Украине. Это люди из интеллигенции, это цвет российского общества: Людмила Улицкая, Борис Акунин, Юрий Шевчук, Андрей Макаревич и многие другие.  Довольно резкое заявление сделал Русский пен-центр – правозащитная организация, объединяющая лучших писателей России. В этой ситуации российская интеллигенция повела себя очень достойно и не побоялась высказать свою точку зрения, когда Россия готовится применить оружие против братского украинского народа. 

Лев Пономарёв, [Внесен(а/о) в реестр иностранных средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента] исполнительный директор общероссийского движения «За права человека», депутат Государственной думы РФ первого созыва,  специально для ИА «Засекин»