Вы удивитесь, но меня Послание президента России не разочаровало. Поскольку, чтобы разочароваться, нужно сначала сохранять хоть какие-то надежды. К сожалению, никаких особенных надежд на выступление Путина, как и на самого Путина, у меня не было, и само Послание доказало, что мой подход был правильным.

Оно, по сути, состояло из двух частей. Первая часть представляла собой набор заклинаний: «мы делаем всё правильно, всё хорошо, мы самые сильные, вокруг враги, мы будем защищаться, мы будем идти по антиевропейскому пути всё дальше и дальше, мы построим стену и будем сами себя всем обеспечивать, нам никто не нужен, кроме танков и ракет».

И вдруг звучит вторая часть Послания, которая абсолютно не коррелирует с первой и полностью ей противоречит. У меня сложилось такое впечатление, что первую часть одни люди писали, а вторую, экономическую, писали другие, а потом все это механически соединили и дали Путину прочитать.

В самом деле, вторая часть содержала во многом правильные и приличные экономические меры, которые, правда, в настоящей ситуации абсолютно никакой роли не сыграют, да и вообще не смогут быть реализованы. Потому что первая часть Послания дала чёткий сигнал — «наша экономика и дальше будет отодвинута, а экономические рычаги будут заменены политическими». То есть политика будет диктовать условия экономике, а не наоборот. Следовательно, будут приниматься абсурдные решения, которые и далее будут загонять Россию в яму. Эти меры требуют доверия, а доверия давно нет. Вместо доверия — сплошная ненависть: враги за границей, враги внутри страны.

Самый простой пример: всем известно, что творится с курсом рубля, всё резко дорожает, инфляция галопирует. Люди, особенно пожилого возраста, хотели бы понять, что им делать теперь со своими пенсиями, когда импортные лекарства, необходимые для пожилых людей, подорожали в полтора-два раза. А Путин им фактически ответил в этом Послании, что у нас через пять лет вообще должны быть только отечественные лекарства и продукты. Вспоминаются известные слова товарища Хрущёва о том, что в 1980 году весь советский народ будет жить при коммунизме. Все тогда этому очень радовались…

Или, например, заклинания про священную нашу землю Крым, которую мы, наконец, отвоевали и присоединили. Проблема даже не в Крыме, а в том, что подобные заклинания в последний раз в России произносились в 1914 году, когда страна радостно вступала в Первую мировую войну с криками «Даёшь Константинополь!».

Москва как Третий Рим должна была отвоевать Константинополь у проклятых турок и вернуть исконно православный город, колыбель православия, естественно, вместе с проливами Босфор и Дарданеллы. Мы знаем, чем это кончилось — страшной национальной катастрофой и распадом страны. Я боюсь, что если эта риторика будет продолжаться, снова так и получится.

Кроме того, эта риторика является смесью имперской с советской: она очень напоминает мне доминировавший 70 лет советской власти дискурс, когда постоянно народу говорили: «надо ещё немного потерпеть, вокруг враги, надо потерпеть, вокруг диверсанты, надо потерпеть». В итоге людям внушили, что у государства есть какие-то свои собственные интересы, которые не сводятся к интересам граждан. То есть у государства одни интересы, а у граждан другие, и граждане должны потерпеть ради того, чтобы государство (разумеется, в лице правителей)  осуществило свои собственные желания.

Также выяснилось, что в том, что рубль летит в тартарары, оказывается, виноваты спекулянты. И опять же мне вспоминается, как в конце 80-х годов товарищ Николай Рыжков, тогдашний председатель Совета министров, и другие объясняли отсутствие товаров и продуктов в магазине тем, что их скупили спекулянты. «Надо жёстко разобраться со спекулянтами, и тогда всё появится», - говорили они. Но это же разговоры для дураков.

Мы-то знаем, какие так называемые спекулянты работают сейчас на этом рынке — это российские банки, которые за один день получают такую прибыль, какую они не могли бы получить и за полгода. А деньги они берут у ЦБ, который снабжает банки рублями на поддержание ликвидности. Эти деньги тут же оказываются на бирже, и на них покупается валюта. Вопрос можно было бы решить ограничением доступности к рублёвой ликвидности или резким повышением ставок по кредитам. Сейчас ничего этого не делается, только заклинания зачитываются.

К сожалению, у меня такое ощущение, что в этом Послании присутствовала  политическая шизофрения.

Ну как можно говорить о, например, возврате капиталов, если нет ни по-настоящему независимого суда, ни гарантий прав собственности, ни устойчивости национальной валюты — и эти задачи даже не ставятся!? Очевидно, что предлагается господам, которые увели капиталы за границу, повесить на стену с одной стороны портрет Ходорковского, с другой стороны — портрет Евтушенкова  (последний вроде бы ничего не крал, а просто купил украденное, причём и кража, и покупка происходили на глазах у всей страны, но до определённого времени всех всё устраивало). Ну и с этими портретами, очевидно, возвращаться в Россию вместе с капиталами и надеяться, что их участь сия минует.

Следовательно, это Послание является актом высшей растерянности, когда, с одной стороны, нужно говорить правильные и красивые с точки зрения Путина слова о святой земле и великой роли России, а с другой стороны, надо произносить правильные, с его же точки зрения, слова об экономических мерах. Всё вместе это представляет сплошной абсурд. Путину удаются гибридные войны, но гибрид в государстве - это утопия.

Когда рушится экономика, единственным способом нейтрализации негатива является пропаганда. Почему в Советском Союзе народ терпел? Потому что ему говорили, что во всём виноват Запад, который только и думает, как бы нам навредить. Сейчас видно, что будет назначен этот же виновный в том, что у нас не производятся товары, падают рубль и цены на нефть, стремительно растёт инфляция, гаишники берут взятки… Во всём будут виноваты Европа и Америка. Боюсь, наши граждане будут в это верить, а чтобы они верили, нужна бесконечная массированная антиевропейская пропаганда. Думаю, она будет только возрастать.

А что касается «полицейских мер», то они пока под вопросом. Я на 90% уверен, что попытки полиции сорвать воскресный телемост «Открытой России» и Михаила Ходорковского — это стремление петербургских властей выслужиться перед начальством. Все гадают: как сделать так, чтобы угодить, угадать, чего хочет царь.

Нас ждут очень непростые экономические времена. Параллельно Посланию президента мы видим и реальные шаги правительства — и это уже не слова. Вдвое увеличивается кормление Абхазии, Южной Осетии, Приднестровья. Теперь ещё и Крым, и Донбасс, потому что кроме нас никто их поддерживать не собирается. Запланировано почти 250 миллиардов рублей на строительство моста через Керченский пролив, а по нашей практике можно предположить, что на это уйдёт весь триллион. Переезд Верховного Суда в Санкт-Петербург — это ещё 65 миллиардов рублей. Плюс чемпионат мира по футболу. И ничего не отменяется, все эти гигантские проекты остаются, и их никто не трогает.

Ну и кто же поверит президенту? Отсутствие доверия и на международной арене, и внутри страны привело к тому, что пока Путин произносил свою речь, курс рубля упал ещё на пару процентов. Вот как наши граждане и деловые круги верят президенту.

Но пока все мосты ещё не сожжены, пока ещё Россия не стала окончательно мировым изгоем. Я сейчас вполне могу допустить уже даже то, что Путин скажет «Да гори всё огнём» — и превратится в настоящего диктатора, который действует без оглядки на Запад. Когда это случится, тогда можно будет всё — и сажать людей, и открыто отнимать собственность у совершенно ни к чему не причастных людей. Но пока такое решение ещё не принято.

 

Александр КОБРИНСКИЙ, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга, доктор филологических наук, специально для ИА «Засекин»