Марк Фейгин

Враг под микроскопом

Марк Фейгин об итогах 20 лет Владимира Путина

Враг под микроскопом

То, что именно на дни 20-летнего юбилея пребывания Владимира Путина на посту Президента пришёлся самый суровый экономический кризис, соединённый с пандемией, совсем ведь неслучайно. Есть, бесспорно, нечто символическое в этом последнем русском изводе. Власть, крепко державшаяся столь долго благодаря  традиционной исторической природе, столкнулась с вызовом не поддающимся эффективному противодействию. 

Самое опасное не в циклической рецессии, куда закономерно катится мировая экономика (бывало уже такое, и не раз), и даже не в неблагоприятной углеводородной конъюнктуре (хотя она и вполне рукотворна), а в неуправляемой биологической природе болезнетворного микроорганизма. «Китайский вирус» нельзя уговорить, купить, подвергнуть репрессиям. Это стихия, противостоянием с которой и проверяется мощь созданного Путиным государства — его здравоохранения, социальной системы, внутренней безопасности, управления как такового. 

С оппозицией или с недоброжелателями на Западе Путину удавалось более-менее справляться весь долгий период узурпации им власти в Кремле. Благодаря богатству и иезуитской находчивости Путин, как никто другой, умел любые направленные против него инвективы обратить к своей выгоде. Этого у него не отнять. При том, что человек он далеко не обширных знаний и не выдающихся профессиональных способностей, если под таковыми понимать управление экономикой и государственное строительство. Реально фартило, в чем он не раз публично признавался. 

Но везение не вечно. Какой выйдет из надвигающейся смертельной эпидемии Россия и её обыватели, пока ещё остаётся загадкой, но то, что это будет первой демонстрацией беспомощности нынешней системы, уже угадывается. 

Казалось бы, чего ещё желать Путину по прошествии двадцати лет, как не ухода от дел, ближе к гедонистическому покою? Так ведь нет этой возможности — ни добровольной, ни по принуждению. Покинуть главный кремлевский кабинет означало бы подвергнуть себя неминуемой опасности преследования. 

Да и с другой стороны: зачем уходить, когда на 68-ом году жизни впереди только чистилище? Ровно потому поправки в Конституцию и весь связанный с их принятием процесс выглядят как затянувшийся банкет перед проводами на пенсию. Вроде бы и надо бы уже встать из-за стола, но страшно. Что там за темнотой безвластия? Ведь чуть меньше трети жизни провёл Путин на высшей должности: карая, милуя, убивая, грабя. Власть и Путин образовали неразрывный симбиоз (по спикеру Госдумы Вячеславу Володину — нет Путина, нет России), коктейль из страха, ненависти и наслаждений. Ко всему прочему, остаться — значит последовать заведённому (особенно с советских лет) геронтократическому порядку. Так делали все предшественники, за рядом редких исключений. 

По-видимому, плану остаться у власти пожизненно может помешать теперь лишь маленький шарик с выступающими лепестками, похожими на корону, видимый только под микроскопом.

Марк Фейгин, специально для ИА "Засекин"

27 марта 2020, 12:05 6957 0

Теги: Владимир Путин, власть, юбилей, Конституция, коронавирус, Марк Фейгин,

Поделиться:


Вы можете авторизоваться на сайте через: Yandex, Google, Facebook, Twitter, Вконтакте
Вы должны быть авторизованы для редактирования своего профиля.

Комментарии ()

    Назад Дальше

    Хорен Григорьян

    У революций женское лицо

    Андрей (КиберПоп) Федосов

    Медицинские маски и церковные свечи

    Хорен Григорьян

    Скрепное насилие

    Ксения Штефан

    Подите в суд

    Сергей Лейбград

    Крысиные игры

    Людмила Кузьмина

    Повторил. Потому что может…