«Чем заменить деревья?», - таким неожиданным для экологов вопросом Сергей Симак открыл встречу клуба «Самара. Место для дискуссии» и предложил обсудить создание рекреационно-экологического каркаса города как комплексной «зелёной» инфраструктуры. Второй вопрос, тесно связанный с экологическим активизмом и волонтерским движением, участники встречи в шутку обозначили: «Урбанизм или восстание?». Должны ли активисты сами решать городские проблемы или пытаться влиять на власть, заставляя двигаться и работать бюрократическую машину?

 

Зачем городу деревья?

Подробный ответ на этот вопрос дал председатель «Самарской зеленой лиги», бывший член Общественных палат России и Самарской области, кандидат биологических наук Сергей Симак.

Во-первых, деревья защищают город от пыли с тяжелыми металлами, углеводородами и прочими богатствами нашей атмосферы, которую концентрируют на себе в огромном количестве. Во-вторых, поглощают шум. Не случайно в благоустроенных городах вдоль оживлённых трасс выстраивают коридоры из деревьев. Кроме того, деревья испаряют воду, повышая влажность воздуха и улучшая микроклимат. Симак сравнил деревья с насосами, которые высасывают воду из земли и ежесекундно испаряют её каждым миллиметром поверхности листа. И ещё одна, смежная функция зелени – уменьшение амплитуды колебания температур. Днём температура снижается за счёт испарения. Ночью, наоборот, деревья, сдерживают ветер и  делают воздух теплее.

«Температура снижается, воздух увлажняется, создаётся эффект тени, нормальный микроклимат. Создаётся более благоприятная среда для человека. Если бы этого не было, по всему городу было бы как на площади Куйбышева в полдень – сплошной раскалённый асфальт», - рассказал Симак.

Участники встречи добавили, что зелёные насаждения также создают психологический комфорт, успокаивают, дарят эстетическое наслаждение, носят воспитательную функцию. А вот предположение, что городские леса снабжают город кислородом, эколог опроверг. Оказывается, даже в самых «зелёных» городах, где площадь насаждений превышает 40%, основной поток воздуха приходит из-за его пределов.

Участники согласились, что да, наверное, если подходить функционально, деревья можно заменить техническими средствами. Тень, поглощение пыли и шума могли бы взять на себя различные тенты, навесы и барьерные сооружения, влажность воздуха – распылители и фонтаны. Вот только вся эта система потребует отдельной территории и коммунальной инфраструктуры. Зачем, если природа предусмотрела для нас комплексное и весьма симпатичное решение, шелестящее зелёными листочками, требующее куда меньшего вмешательства, а чаще и вовсе – просто не мешать?..

«Все понимают, что магазины, канализации, дороги, электрические сети составляют определенную инфраструктуру. Зелёные насаждения - эта также инфраструктура, решающая важнейшие задачи. Но сегодня такого понимания нет, практически ни в одном из городов России», - рассказал Сергей Симак.

Деревья в юридическом вакууме

С 1989 года в России действовали Строительные нормы и правила (СНиП 2.07.01-89), включавшие нормирование площади, состава и доступности зелёных насаждений в городах. В Самаре, по нормативам 1989 года, не менее 40% территории города должны быть заняты зелёными насаждениями, в каждом районе города зелень должна занимать от 20% площади. В этой системе не менее 10% должны представлять крупные парки и скверы, расположенные в пешей доступности для горожан. Однако в областной столице, по данным эколога, обеспеченность зеленью составляет всего 34-36% от нормативов. В отдельных районах города она едва достигает 24%.

Симак отмечает, что существование СНиПов вовсе не означало, что они реально исполнялись. Однако было хоть какое-то нормирование экологического планирования. Но несколько лет назад нормативы 1989 года были отменены. Их место должны заменить технические регламенты, которые так и не были не приняты. «Эта сфера выпала из правового регулирования. Я уверен, что это было сделано сознательно, потому что здесь слишком много коррупционных интересов», - рассудил эколог.

В результате зеленые насаждения оказались незащищены, и при реализации любого инвестиционного проекта, будь то строительство торгового центра или расширение дороги, вопросами зелёных насаждений – качеством жизни людей – пренебрегают.

Ранее у экологов и общественных активистов был довольно мощный инструмент контроля, позволявший хоть как-то препятствовать уничтожение зелёных насаждений – общественная экологическая экспертиза. Но и она была отменена в 2007 году.

Общественная экспертиза была частью института государственной экологической экспертизы, которая рассматривала инвестиционные проекты с точки зрения их влияния на экологию. И хотя общественное экспертное заключение носило рекомендательный характер, в рамках этой процедуры экологи получали информацию о проекте, анализировали его, устраивали общественные обсуждения. Процедура делала проект открытым для общественности и экспертного сообщества.

В 2007 году государственная экологическая экспертиза, а вместе с ней и общественная были отменены. Их заменила единая государственная экспертиза проектов, в структуре которой общественный контроль не предусмотрен.

Зелёный каркас как комплексное решение

Позже общественную экспертизу вернули, но лишь по отношению к проектам, связанным с особо охраняемыми природными территориями. Правда, большинство городских насаждений это нововведение не касается – скверы, бульвары и многие парки не имеют статуса памятников. Кроме того, как было сказано в начале встречи, отдельные объекты не решают вопрос создания комплексной инфраструктуры. Сергей Симак вот уже 7 лет предлагает властям региона установить особую категорию охраняемых природных территорий - рекреационо-экологический каркас города, для которого можно будет прописать собственные критерии и нормативы.

«Тогда мы сможем говорить о проектировании целостной инфраструктуры, исходя из критериев достаточности, связанности экологических систем, обеспечим единство зеленых территорий. Разработав единый зелёный каркас с рекреационными объектами, связанными экологическими коридорами, мы усилим эффект от этих объектов. Но эту нужно проектировать и делать сознательно. Сохраняя, то, что есть, и создавая дополнительно», - рассказал Симак.

Предложение Сергея Симака было единогласно одобрено в Общественной палате Самарской области, нашло поддержку в региональном министерстве экологии, и даже Дмитрий Медведев, исполнявший в то время обязанности президента России, вынес два предписания по предложениям эколога. Ни одно из них исполнено не было. Ни федералы, ни региональная власть так и не предприняли реальных мер для реализации экологической концепции.

«Неужели вы думаете, что чиновники позволят отнять такую кормушку?», - комментировал их бездействие видный федеральный политик.

Об этом говорили и участники субботней встречи. Когда правила не установлены, законы позволяют двойную трактовку, у недобросовестных чиновников и заинтересованного бизнеса остается пространство для манипуляции нормами. Это даёт одним право беспрепятственно реализовывать сомнительные проекты, а другим – допускать их реализацию не без собственного экономического интереса. Для третьих это означает недобросовестную конкуренцию и инвестиционные риски.

«Со стороны может показаться, что мы создаём сложности, ограничения для бизнеса, но это не так. С принятием экологического каркаса, начинает действовать принцип - что не запрещено, разрешено. Но и территорию в рамках каркаса можно использовать для развития города, строительства новых объектов, если проект предусматривает компенсационные меры», - отметил Симак.

Общество в поисках выхода

Разговор об экологии постоянно упирался во всякого рода невозможности: общественные слушания отменены, нормы не соблюдаются или же их просто нет, депутаты и чиновники не воспринимают общественные инициативы, даже если и высоко оценивают их в частных беседах.

Кажется, всё, что остаётся экологам, как и активистам из других сфер, – сажать деревья и очищать парки, при этом зачастую выполняя работу государственных и муниципальных структур, работающих на бюджетные средства. Симак надеется, что такое положение вещей – не вечно. А потому общественные деятели уже сейчас должны работать с волонтёрами, заниматься гражданским просвещением, нарабатывать общественную поддержку, которая может пригодиться в будущем, когда откроются механизмы влияния на власть.

С ним согласился участник встречи, видеокоординатор «Открытой России» [Включен(а/о) в перечень иностранных и международных неправительственных организаций, деятельность которых признана нежелательной на территории Российской Федерации]Леонид Юлдашев. Гражданское общество лишено инструментов влияния на власть, но это не значит, что оно не может заниматься саморазвитием, повышая собственные человеческие ресурсы.

«Мы не можем ничего сделать, чтобы заставить власть работать, чтобы чиновники сами решали городские проблемы, а не просто осваивали бюджеты. Обычно у нас для этого нет инструментов. Это печальная история нашей действительности, и, видимо, без каких-то глобальных перемен, конструкция будет оставаться такой. Мы не можем заниматься прямой политической работой, но и социальной работой мы зачастую не можем заниматься. Люди запуганы, боятся преследований, давления через работодателей. Всё, что мы можем делать – заниматься ростом гражданского самосознания и строительством общественной сети, установкой горизонтальных связей. И гражданское просвещение,  работа с волонтёрами решают эти задачи. Я думаю, что заинтересованных людей много. Зачастую люди ни в чем не участвуют, потому что им не предлагают никаких вариантов, в чем они могут принять участие», - считает Юлдашев.

«Почему люди, которые идут убираться в парки, не занимаются прямым влиянием на власть? Потому что все люди разные. Одни не готовы, потому что опасаются, другие не понимают, на что влиять. Третьи считают:  мысли глобально, действуй локально. Все разные, и это нормально. Наша задача собрать их такими, какие они есть и привлечь их внимание, чтобы чувствовать поддержку», - согласился Сергей Симак.

Елена Вавина

Фото Екатерины Маяковской [Внесен(а/о) в реестр иностранных средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента]