События в Казахстане стали главным событием начала года для всего постсоветского пространства. Пока политологи разных мастей спорят о том, чего в этом было больше – народного гнева или межклановых разборок, – «Засекин» поговорил о жизни в республике с Георгием Сухобоким, опальным священником, TikTok-блогером, которого уволили со всех церковных должностей и отлучили от служения после поста об опозиционере Алексее Навальном. Георгий родился и до недавнего времени жил в Казахстане. Он поделился своим видением причин протестов и особенностей устройства казахского общества.

- Для начала не можем не спросить, изменилось ли что-то в вашей ситуации с фактическим отрешением от церкви.

- Все в той же колее. Из последнего только то, что после моих заявлений в соцсетях и на телеканале «Дождь», [Внесен(а/о) в реестр иностранных средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента] в которых я сообщил, что больше не считаю себя причастным к организации под названием РПЦ (именно как юридического лица!), к двери моей квартиры стали приходить сотрудники епархии, пытаясь вызвать на разговор. Но я даже не стал открывать дверь – в этих разговорах не вижу смысла.

Я пытался привлечь внимание Патриарха, чтобы найти элементарную человеческую справедливость. Но стало ясно, что руководство церкви всячески заинтересованно в том, чтобы защитить епископа Диодора (епископ Мелекесской епархии, решением которого был отстранен от служения Сухобокий – прим ред.). Я больше не считаю, что я к ним какое-то отношение имею.

- К Казахстану. Как относитесь к происходящему: это скорее стихийный бунт или внутриэлитные разборки?

- Надо понимать, что даже мирные протесты не приветствуются властями. И в какой-то момент у них появился повод, оправдание для того, чтобы запретить и мирные выступления. В частности, из-за того, что происходило в Алма-Ате. Жесткие столкновения, мародёрство и прочее.

Я уроженец центрального Казахстана, родился в Целинограде – будущая Астана, а теперь Нур-Султан. Хотя это название, кажется, избегают уже и официальные власти. В 2010 году переехал в Алма-Ату, где прожил четыре с половиной года и, конечно, понимаю конъюнктуру этого города.

Это был культурный, экономический, политический центр, и таковым оставался даже после переноса столицы в Астану. Как показатель: если ты не мог что-то купить в остальных городах Казахстана, то мог найти это только в Алма-Ате.

- Что бы вы могли сказать о социальном портрете Алма-Аты и этих протестов?

- Вообще специалисты говорят, что в городе, расположенном в таком месте, в низине, не желательно бы было жить более 400 тысяч человек. Город окружен горами, там попросту нечем дышать. А по статистике 2014 года там по факту уже проживало около 3 млн. человек.

Все население юга Казахстана и не только – из сельской местности, небольших городов – искало лучшей жизни именно там. Ехали на заработки, на учёбу, желая там остаться. А это густонаселенные, нищие регионы, где люди жили буквально в трущобах. В этих регионах до сих пор дикая по меркам современного человека жизнь, где процветает даже работорговля – там это в порядке вещей. У кого была хоть малейшая возможность, старались переехать в Алма-Ату, перетащить туда всех родственников.

- К слову, о родственно-племенной организации общества…

- Да, чего только стоит семья Назарбаева…

Так вот о беспорядках. Многие, кто переезжал в Алма-Ату лучшей жизни там не находили. Государство устраивало, что эти люди превращались просто в дешевую рабочую силу.

До сих пор помню свой диалог с таксистом – молодым парнем. Было как раз время украинского Майдана. Спрашиваю:

- Брат, а если тут что-то подобное начнется, ты что будешь делать?
- Как что? Я возьму какую-нибудь арматурину, своей жизни не пожалею, чтобы поубивать всех этих богатеев. То есть уже тогда такие настроения были.

Я уверен, что эти беспорядки со стороны самых бедных слоев населения были вызваны чувством несправедливости. При этом не обошлось и без корысти: мы видели, как грабили магазины с телевизорами и телефонами, воспользовавшись случаем. Я их не оправдываю, но поймите – это люди, которые на свои доходы никогда себе не смогут это позволить. Именно правительство Назарбаева, его кланы, зятья и дочки, довели людей до отчаяния. Я все это видел, жил там с такими же нищими людьми, и был таким же нищим.

- В чем ментальные различия или сходства современного казахского общества с российским?

- в том, что люди там более пассионарны – это сто процентов. Хотя бы потому, что азиаты. Люди более горячие, это чувствуется даже в элементарном бытовом общении. Потомки половцев. Племенной состав мог видоизменяться в силу перемещения людей, миграции во времена Российской империи и СССР. Но от российского общества отличия очевидны. Впрочем, и российское общество совсем неоднородно. Например, в Якутии мы увидим что-то похожее на Казахстан.

- Был ли в реальности культ Назарбаева?

- Приведу ещё один пример. Я как-то ехал на автобусе к собору, где служил. Как вы знаете, Назарбаев регулярно проводил референдумы, либо досрочные выборы. И я помню реакцию людей на результаты очередных «выборов», когда Назарбаев получил что-то за 90%. Сосед по автобусу лаконично сказал про него: «Вот п*****с!». Это характерная реакция. Диктатор и коррупционер. Никакого культа персоны Назарбаева не было. Какая там народная любовь?! Он же стал работать в партии с 1970-х, и конечно, утратил понимание того, чем живет народ.

- А в то время вы могли предположить, что вот так все обернется?

- Да. Но при Назарбаеве очень быстро и жестко подавлялись любые протесты. Плюс борьба с гражданскими коммуникациями – привычка в любой непонятной ситуации отключать интернет. Даже при небольших акциях. В России до этого пока не дошло.

- Какова сейчас в Казахстане роль церкви?

- Там церковь еще более зависима, чем в России. Она полностью управляется Агентством по религии республики Казахстан. Потом, кажется, даже было создано министерство по делам спорта, куда включили и религиозное ведомство…

Это полностью подконтрольная структура. Никакого влияния на людей она не оказывает. На всех их ресурсах по многу раз упоминается президент страны. И все это были высказывания против протестующих. Церковные чины делают всё, чтобы угодить правительству.

Но все-таки русскоговорящие люди, живущие вне родины, более сплочены. И верующие - в особенности.

- Чем дело закончится?

- Переживаю очень – это моя малая Родина. Я боюсь, что шило поменяется на мыло. Я сейчас вижу, что на смену Назарбаеву приходят популисты. Мне просто обидно за казахстанский народ. Если усугубятся репрессии, думаю, в будущем все это может большим взрывом закончиться.

Беседовал Антон Здобнов