Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) признал российский закон об иностранных агентах античеловечным. Закон был принят в 2012 году через несколько месяцев после митинга на Болотной площади против фальсификации результатов выборов. За девять с лишним лет в ЕСПЧ обратились более 70 НКО, признанных иноагентами, включая ​самарское СМИ «Парк Гагарина», которое после присвоенного властями статуса почти прекратило вести деятельность. Несколько лет на сайте публиковались перепечатки преимущественно других изданий. В конце февраля этого года, после начала специальной военной операции вооруженных сил России на территории Украины, «Парк Гагарина» предусмотрительно отключил свой сайт, чтобы избежать блокировки со стороны Роскомнадзора. Постановление международного суда, несмотря на его авторитетность, увы, больше похоже на пиррову победу – правительство заявило, что не собирается исполнять решения международной Фемиды. Тем временем представители НКО считают, что ЕСПЧ затягивал рассмотрение дел.​

​Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) признал российский закон об иностранных агентах нарушающим Европейскую конвенцию о правах человека. С соответствующими исками в ЕСПЧ обратились более 70 НКО, включая самарские АНО «Издательство “Парк Гагарина”» и «Голос-Поволжье». Суд обязал правительство РФ выплатить каждому истцу по 10 тыс. евро, однако около половины организаций, включая «Парк Гагарина» и, к примеру, именитый «Мемориал», объединявший исследователей политических репрессий из ряда стран, прекратили существование.​ АНО «Парк Гагарина» [Внесен(а/о) в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента]в настоящее время находится в процессе ликвидации.

Закон об иностранных агентах был принят в 2012 году, после серии протестный акций против итогов президентских выборов, в том числе митинг на Болотной площади, когда согласованный марш вылился в столкновения с полицией. Авторы закона объясняли, что добиваются прозрачности благотворительных и правозащитных организаций. Согласно закону, в реестр должны попадать НКО, ведущие политическую деятельность и получающие иностранное финансирование. В 2020 году к закону об НКО добавился закон о физлицах-иноагентах. В текущем году самарская правозащитница Людмила Кузьмина стала одной из первых, кого Минюст исключил из списка иноагентов-физлиц. Активистка к решению властей отнеслась настороженно.

Правительство РФ настаивало, что доказывало, что статус иностранного агента никак не ограничивает работу организаций и не запрещает участвовать в политических дебатах и выражать идеи.​

В 2016 году в реестре оказался «Парк Гагарина», которым руководил известный в Самаре журналист Сергей Курт-Аджиев. По данным Минюста, издание якобы получало деньги от иностранцев через союз «Торгово-промышленная палата Тольятти» (ТПП), ООО «Виктория» и Союз журналистов России.

К примеру, в торгово-промышленную палату деньги поступали от ALAMAL CO, FOR FOREIGN TRADE и «Укравтоваза», все организации связаны с автомобильной промышленностью. К самой ТТП у властей вопросов почему-то не возникло. В суде оспорить решение Минюста РФ Сергею Курт-Аджиеву не удалось.​

Межрегиональный общественный фонд содействия развитию гражданского общества «Голос-Поволжье», который возглавляла правозащитница Людмила Кузьмина, также получил статус иностранного агента на основании денег, полученных от российской организации.

На прошлой неделе ЕСПЧ подтвердил, что закон об иноагентах противоречит Европейской конвенции, «препятствует развитию гражданского общества» и «не является предсказуемым», то есть практика его применения «избирательна». Кроме того, в постановлении говорится, что понятие «иностранный агент» является «необоснованным», а решения о внесении в реестр «основаны на чрезмерно широком толковании» терминов «политическая деятельность» и «иностранное финансирование».​

​Решение международного суда оказалось запоздавшим – буквально за пару дней до этого Владимир Путин подписал законы о неисполнении постановлений ЕСПЧ в России. Два соответствующий законопроекта Госдума приняла в мае. Сначала предполагалось, что правительство не обязано исполнять решения ЕСПЧ, вынесенные после 16 марта. Позже дату изменили на 15 марта – в этот день Россия подала уведомление о выходе из Совета Европы.​ 

Представители ряда НКО, подавших иски, отметили, что Европейский суд по правам человека не стал разбираться, принят ли закон по политическим мотивам, и допустил, что его цель – прозрачная деятельность общественных организаций.​ Кроме того, истцы считают, что суд тянул с рассмотрением дела – решение приняли после того, как отношения между Европой и Москвой окончательно испортились.

Узнать, намерен ли Сергей Курт-Аджиев добиваться выплаты компенсации, «Засекину» не удалось – несколько дней журналист не отвечал на звонки корреспондента издания.

Георгий Булгаков