Сегодня исполнилось шесть лет со дня так называемого «референдума», который привел в глубокий восторг тогда еще многочисленных провластно настроенных россиян и сделал словосочетание «Крым наш!» крайне популярным на последующую пару лет. Событие, которое власти высокопарно называли «воссоединением», принесло государству дополнительные траты, санкции, натянутые отношения с «зарубежными партнерами» и другие явные и неочевидные последствия.

О том, как изменился Крым за шесть лет «единства», «Засекин» побеседовал с известным общественным и политическим деятелем, кандидатом юридических наук Марком Фейгиным. Весь 2017 год наш собеседник жил и работал на полуострове и поделился с нами своими наблюдениями.

— Я могу сказать, мои личные впечатления личные того периода заключаются в том, что Крым превратился в типичную Россию со всеми ее, скажем так, издержками в виде коррупции, абсолютного политического бесправия, возникающего в силу того, что там жестче спецслужбы борются с любыми антинастроениями — про-украинскими, антианнексионными. Там политическая жизнь мертва. Она и в России не так чтобы ахти, но там вообще никакого сопротивления, никакой оппозиции нет. Эта территория и в политическом, и в экономическом, и в социальном смысле полностью включена в российскую действительность, — рассказывает собеседник.

Фейгин подчеркивает нелегитимность присоединения полуострова. Как выразился общественник, «референдум проводился под штыками, под дулами автоматов "зеленых человечков". Следовательно, полагает спикер, о полноценном законном волеизъявлении народа говорить нельзя, и Крым был фактически оккупирован.

Марк Фейгин рассказывает, что из-за санкций, введенных против России зарубежными странами ухудшилась экономическая жизнь Крыма, а вслед за ней и социальная. По его словам, санкции фактически парализовали международное судоходство, торговлю и рыболовство. И союз с Россией не смог это компенсировать.

Об отношении жителей Крыма к Украине и России судить невозможно, полагает г-н Фейгин. Он поясняет свою точку зрения тем, что из-за того, что в Крыму работают российские статистические агентства, их там воспринимают как «агентов Кремля», и данные, имеющиеся у них, вряд ли могут претендовать на точность.

По сообщению собеседника, поддерживающего общение с некоторыми коллегами в Крыму, там катастрофически ухудшилось положение крымских татар. Именно они больше всего преследуются в Крыму правоохранительными органами.

— Счет уголовных дел идет на сотню человек, которые сейчас под судом или уже осуждены. Это очень много. Преследуют участников запрещенного в России движения «Хизб ут-Тахрир», [Признан(а/о) террористической на территории РФ и запрещен(а/о)] считающегося террористическим. В Украине оно не запрещено, но сейчас его последователи преследуются по статье 205 УК РФ (терроризм) и получают реальные сроки лишения свободы, хотя терактов никаких не совершают. Преследованиям подвергается и Меджлис крымских татар. Проблема заключается не только в преследовании, но и в невозможности национального развития. Например, в годовщину депортации им запрещаются массовые мероприятия. Раньше каждый год в мае проводили, а теперь не проводят. Осталась только поминальная молитва по депортации, а митинги запрещены. Международные правозащитные организации считают, что преследование крымских татар приобрело огромные масштабы.