Алексей Петров

Куйбышев от Самары до Иркутска

Куйбышев от Самары до Иркутска

В центре Иркутска уже пятьдесят пять лет стоит памятник сибиряку Валериану Куйбышеву. Когда-то давно (чаще всего говорят про 1915-1916-е годы) Куйбышев был в иркутской ссылке, здесь работает завод, названный в 1930-м (при жизни, обратите внимание) в честь него, а также недалеко от старой заводской проходной стоит собственно и этот памятник. Несколько лет назад его подкрасили серебрянкой, так что теперь на солнце он даже иногда поблескивает. Все это с 1959 года носит название площадь Куйбышева. А еще в Иркутске есть Куйбышевский район. Да, он не самый центральный, скорее пролетарский, но вместе с Кировским районом образует Правобережный административный округ, где расположены все властные институты, большинство вузов, питейных заведений и культурных тусовок.

Почему именно Куйбышеву Советская власть в Иркутске уделила столько внимания, никто мне объяснить не смог. Видимо чем-то понравился он тогдашним городским партийным функционерам. Одно радует, что Иркутск остался Иркутском, а не стал Ворошиловском (говорят, и такой проект был), хотя улицы города все-таки серьезно пострадали: в несколько заходов с ноября 1920-го их все переименовали, дав названия советских, немецких и прочих коммунистов-большевиков, революционеров, а еще заодно и нескольких террористов.

Почти полвека иркутские интеллектуалы ведут беседы-разговоры: а не вернуть ли нам названия улиц обратно. Не сделать ли нам из Халтурина Медведниковскую, а из Желябова – Трапезниковскую. «И не вернуть», - говорят власти и коммунисты.

Пятьдесят шесть лет, с 1935 по 1991-й, самарцев звали куйбышевцами. Да, он был здесь одним из организаторов новой власти, возглавлял партийную организацию и даже чуть-чуть губисполком, хотя больше говорят о том, как он сдал город чехам. 25 января 1935 года известный государственный деятель умер, а 27 января город Самара был тайно переименован (тогда это называлось «по многочисленным просьбам трудящихся») в его честь, хотя, признаться, мнение горожан, естественно, никто не спрашивал. Чуть ранее на одной из центральных площадей (которая когда-то называлась Коммунальной) был взорван Кафедральный собор, так что водрузить почти на его месте - на пересечении четырех улиц - памятник Куйбышеву много времени не стоило. Площадь стала имени Куйбышева (многие ее воспринимают, как самую крупную в Европе, и с этим не поспоришь), а город быстро поменял все свои топонимические документы и карты.

Местные жители, конечно, не желали никаких переименований. И даже наспех собранные «многочисленные группы граждан» вряд ли понимали, что у них отбирают не просто название города, а большой пласт их собственной истории. Поэтому неудивительно, что все последующие полвека всегда находились люди, которые требовали исправления ошибок, и, конечно, многие жители Самары так и не стали «куйбышетами» (кстати, а было ли такое слово). Общественный комитет «Самара», созданный в конце восьмидесятых, дал новый старт общественной кампании по восстановлению исторической справедливости. В составе комитета были известные писатели, краеведы, журналисты, библиотекари. Уже как анекдот вспоминают историю о том, как региональные депутаты почему-то стали противиться решению горсовета о возвращении Самары на карту страны, однако и они проголосовали единогласно. Самарцы смогли добиться возвращения своему городу исторического названия. Несмотря на то, что указ об этом подписал президент России Борис Ельцин, этого бы не было, если бы не десятки тысяч подписей, работа с властями. А может время такое было, что к общественному мнению все-таки прислушивались.

Накануне ухода иркутского мэра Виктора Кондрашова (у него в конце марта закончились полномочия, а поскольку выборы отменили, то он уже оказался не нужен существующей политической системе), мне приснился сон, что просыпаюсь я, а мэр в последний день своего нахождения на посту возвращает нескольким центральным улицам города их исторические имена. И уже нет на ней имени малоизвестного революционера Якова Бограда. Зато на карту города вернулась Чудотворская улица. И уже вместо площади Кирова (был он молодым в Иркутске проездом) все гуляют по площади графа Сперанского…

Проснулся, и все по-старому. Мэр не смог. Иркутск не смог. Пока не смог. А вот Самара смогла. Как там поют в песне-то одной украинские девчонки: а я простила его опять, моя попытка номер пять. Теперь страдаю от этого, теряя независимость.

Надеюсь, что следующая попытка будет более успешной. И иркутяне скажут, что они тоже смогли. Как Самара в январе девяноста первого.

Алексей Петров, иркутский блогер и краевед, специально для «Засекина»

 

18 апреля 2015, 02:19 5051 4

Теги: Алексей Петров, Иркутск, Самара, переименования, возвращения,

Поделиться:


Вы можете авторизоваться на сайте через: Yandex, Google, Facebook, Twitter, Вконтакте
Вы должны быть авторизованы для редактирования своего профиля.

Комментарии ()

  1. Йохель 20 апреля 2015, 15:47 # 0
    Боюсь спросить автора, а в чем счастье для иркутян ходить по площади имени упыря Сперанского, вместо упыря Кирова? Разве кто-то из этих клоунов жил не за счет угнетаемого народа? Почему народ должен этому радоваться?
    1. Иркутск 21 апреля 2015, 07:43 # 0
      Дарагой… Читай про Сперанского сначала, чтобы чушь всякую не нести при людно… Стыдись, однако!
      1. Йохель 21 апреля 2015, 12:26 # 0
        Чему стыдиться дЫрагой (пытаюсь использовать вашу стилистику)? Или у вас еще детство в одном месте играет и вы верите в «доброго царя»? Или при всех его «реформаторских мыслях» он не был «государственным секретарём», «генерал-губернатором Сибири», «пензенским губернатором»? Или вы из тех кто считает личностей типа Петр I «святым», но при этом реально шедших по трупам «челяди»? Тогда вы слепец, не видящий за лесом деревьев.
        Да, и ваша манера обращаться на ты к незнакомому человеку… это многое объясняет.
        1. оль 24 января 2017, 21:37 # 0
          да самарское хамство перекликается и иркутским само(сума)сбродством, а я с родины Куйбышева(прежде Кокчетавская обл, Акмолинская волость, Омской губернии, нынеПетропавловская обл Казахстана)- где власть меняется, а уважение к этой семье остается…
          Назад Дальше