Вчера все силы ГУ МВД по Самарской области, а также других силовых ведомств, которые предпочитают оставаться в тени полицейских фуражек, были брошены на «профилактическую работу» с потенциальными участниками несогласованной с властями акции в поддержку политика Алексея Навального в Самаре. В список «неблагонадежных» попали не только гражданские активисты, но и журналисты. По неофициальной информации, на сегодняшней акции в Самаре может быть задействовано не менее тысячи сотрудников Росгвардии, ОМОН и полиции. Опыт привлечения такого количества сотрудников правопорядка в городе уже есть.

Акция протеста сторонниками Алексея Навального анонсирована на 19 часов, её проведение намечено на площади Славы у здания правительства Самарской области. Как сообщает соратник Навального Иван Жданов в своем телеграм-канале, 20 апреля они уведомили мэрии городов, включая Самару, о проведении акций и, по его словам, «у властей достаточно времени, чтобы обеспечить безопасность на публичном мероприятии».

Впрочем, ни акция в Самаре, ни где бы то ни было в России, властями не согласована. Формально, с точки зрения администраций, заявителями нарушены сроки подачи уведомления, да и коронавирусные ограничения позволяют проводить только патриотические акции, но никак не оппозиционные.

Впрочем, об акции протеста власти знали и до получения уведомлений. Весь вчерашний день самарские силовики готовились как могли. В частности, сотрудники полиции с переменным успехом пытались вручить повестки на «беседу» самарским активистам и журналистам.

Сотрудники МВД разыскивали сторонников Навального Ивана Акользина, Александра Ермолаева, Илью Захарова, Егора Бесчастного, Михаила Николаева, Евгения Трубченко  и других самарских активистов. Кроме того, приходили домой к члену КПРФ Григорию Оганезову и некоторым самарским журналистам, среди которых Татьяна Братчий и Сергей Лейбград.

Таким образом, самарская полиция под прикрытием «предостережений» и приглашений на «беседы» весь вчерашний день посвятила «мобилизационным мероприятиям», лично уведомляя потенциальных участников о времени и месте оппозиционной акции.

Вряд ли, приглашая на «беседу», они хотели обсудить с гражданами книгу Ханны Арендт «Банальность зла». Не факт, что её читали все участковые или сотрудники Центра противодействия экстремизму. Хотя в ней немало весьма любопытных моментов.

Описывая процесс над бывшим оберштурмбаннфюрером СС, который заведовал отделом гестапо IV-B-4 и отвечал за «окончательное решение еврейского вопроса» Адольфом Эйхманом, Арендт приводит его слова, которые демонстрируют отсутствие какого-либо пристрастия его к проводимым им преступным деяниям, отсутствию какой-либо меры ответственности за содеянное: ведь он лишь «делал свою работу»:

«…Он выполнял свой долг…; он не только повиновался приказам, он повиновался закону…»