Встреча директора общественной организации «Домик детства» Антона Рубина с представителями самарской общественности, интересующимся делом воспитанника детдома Игоря Шамина, продлилась два с лишним часа.

На встречу пришло менее десяти человек. При этом блогерша Ольга Паулова и ещё несколько участников интернет-дискуссий, явно приветствовавшие идею встречи, почему-то нашли более неотложные дела.
Все это время Антону пришлось терпеливо прояснять свою позицию как представителя молодого человека, приговор которому пересмотрят в областном суде в конце месяца.

Основной момент, который пришлось разобрать, — это то, что многим показалось, будто общественник пытается «обелить» Игоря Шамина и освободить его от наказания. Рубин объяснил, что его позиция заключается лишь в том, что наказание должно быть справедливым, а также соответствующим духу и букве закона. Пришлось рассказать еще раз о том, что следствие, согласно позиции защиты, неверно квалифицировало преступление, а суд почему-то не возразил. И вместо мелкого хищения, регламентируемого кодексом об административных правонарушениях, молодому человеку инкриминировали грабеж. Хотя записи с видеокамер магазина убедительно показывают, что Игорь похищал конфеты скрытно, что грабежом не является. Столь же подробно пришлось рассказать о нарушениях, выявленных в действиях полицейских.

А перед этим присутствующие заслушали небольшую лекция об особенностях психики выпускников детских домов, и что дело тут не только в самой ущербности работы подобных заведений, но еще и в том, что у детей, выросших без родительской заботы, формируются совсем иные нейронные связи, и это остается на всю жизнь.

Часть собравшихся пытались как-то все-таки понять позицию г-на Рубина, но нашлось несколько человек, всё это время пытавшихся доказать, что Шамин — опасный преступник, место которого за решеткой. Один из них заявил, что нет ничего особенного в возможных побоях со стороны полиции, так как «избиения — обычная практика».

Кроме этого, кого-то пришлось разубеждать, что Антон пытается попиариться на деле незадачливого любителя сладостей, и отвечать на вопросы, к которым, по словам самого Антона, он был не готов.

— Мы 2 с половиной часа объясняли свою позицию, знакомили с делом и отвечали на вопросы. Вот на такие, например.
"Я езжу в детские дома, провожу занятия по правовому просвещению. А вы что сделали, чтобы он не воровал? И вот вроде был готов ответить на всё - про особенности сирот, про тонкости квалификации хищений и про доказательства превышения полномочий сотрудниками полиции. А вот на такие вопросы даже и не знаю, как отвечать. Пойду думать над своим поведением. Может правда, попробовать как-то поработать с выпускниками детских домов, а? Ну чтобы не воровали и все такое... — написал Антон Рубин на своей странице на Facebook.