Сегодня утром в квартире одного из активистов самарского Штаба Навального [Признан(а/о) экстремистской на территории РФ и запрещен(а/о)]Евгения Трубченко второй раз прошел обыск. В первый раз, похоже, забыли куда-то заглянуть. Обыскивали сотрудники полиции. Об этом Евгений сообщил на своей странице в социальной сети Facebook. [Признан(а/о) экстремистской на территории РФ и запрещен(а/о)] До этого правоохранители что-то искали в его квартире 10 сентября. В тот же день они наведались в квартиру координатора штаба, Егора Алашеева и изъяли оргтехнику. 

Полицейские информируют, что обыски были связаны с «расследованием уголовного дела об отмывании денег фондом Навального по борьбе с коррупцией». Причем обыски проходили не только у самарских активистов, но и в Уфе, Перми, Саранске и Челябинске. 

Основными подозреваемыми по делу, начатому московской полицией, стали глава предвыборного Штаба Навального Олег Волков, бывший директор ФБК Роман Рубанов и менеджер проектов ФБК Руслан Шаведдинов. [Внесен(а/о) в реестр иностранных агентов] По версии следствия, через несколько банков соратники Навального проводили миллиарды рублей, причем часть клали на счета при помощи обычных банкоматов. Причем вносили туда порой до десятков миллионов рублей. Подозревается, что все эти деньги или их часть были «получены от неустановленных лиц, получивших средства преступным путем». 

По имеющейся информации, филиала Фонда борьбы с коррупцией [Признан(а/о) экстремистской на территории РФ и запрещен(а/о)](*внесен Минюстом в реестр иноагентов в 2019 году) в Самаре как такового нет. В связи с этим возникает законный вопрос: что такого могли искать полицейские в квартирах Алашеева и Трубченко? Миллионы рублей, обналиченные со счетов ФБК? Или прячущихся у них тех самых «неустановленных лиц»? Или в оргтехнике Егора Алашеева они хотят найти информацию о секретных счетах Навального в швейцарских банках? Не проще ли было просто проверить банковские счета обоих активистов?