Общество

«Когда слабого тиранит родственная душа, это омерзительно вдвойне»

Самарские политики высказались о законе о профилактике домашнего насилия

«Когда слабого тиранит родственная душа, это омерзительно вдвойне»

Публикация Советом Федерации новой версии законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия затмила многие события прошедшего года. На защиту Родины от попыток посягнуть на святые устои российских семей встали многочисленные православные активисты и некоторые политики. Мнения о законопроекте разделились и у самарских политиков.

 Законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» был опубликован на сайте верхней палаты российского парламента в конце ноября, и с тех пор будоражит общественное сознание. Это уже вторая версия документа, и, вероятно, не окончательная.

Он вводит в правовое поле основные понятия в этой сфере, среди которых само определение «семейно-бытовое насилие». Одной из основных мер защиты пострадавших указаны защитное и судебное предписание, которые запрещают агрессору приближаться к жертве. Речь может идти и о временном изгнании абьюзера из дома.

Когда и в каком виде документ дойдет до Государственной Думы, сейчас сложно предположить. Парадоксально, но в попытке искоренения рукоприкладства и унижений со стороны родственников противники законопроекта увидели угрозу семейным ценностям. Глава республики Чечня Рамзан Кадыров прямо заявил, что попытками принять закон «о домашнем насилии» «разрушается институт семьи». Подобные тенденции Кадыров видит в европейских странах, где «нет понимания обычаев, традиций, института семьи». «Поэтому они потихоньку становятся тем, кем они сейчас являются, выходят замуж за собак, покойников, женятся не знаю на ком», - цитируют федеральные СМИ российского политика.

Попытки обсудить законопроект уже предпринимались Общественной палатой Самарской области. Произошло это, правда, до появления его на сайте СФ. Поэтому на совместном заседании комиссии по демографической и семейной политике, делам ветеранов и инвалидов и комиссии по вопросам законности, правам человека, взаимодействию с судебными и силовыми органами разговор был, по большому счету, беспредметным. Ни к чему, судя по отчету на сайте ОП, собравшиеся не пришли.

Самарская область, к счастью, пока не прогремела какими-то ужасающими историями, связанными с домашним насилием. В 2013 году в публичную плоскость выходил конфликт в семье сына тогдашнего вице-спикера самарского областного парламента Валерия Трояна - Юрия. Жена последнего, Диана, обвинила супруга в побоях, а ее родители передали в СМИ письмо, где заявлялось, что сын высокопоставленного чиновника выгнал жену с ребенком из дома, а его родители осталась равнодушны к происходящему. Сам Валерий Троян говорил о необоснованности обвинений в адрес сына. Дело даже грозило закончиться обвинением Дианы Троян в ложном доносе, но в итоге все было спущено на тормозах.

«Засекин.ру» узнал у самарских политиков и общественников, что они думают о нашумевшем законопроекте. Судя по всему, когда дело дойдет до предметного обсуждения документа, дебаты в регионе будут жаркими. Особенно, когда все, наконец, прочитают текст закона.

Николай Ренц, депутат Самарской губернской думы, главный врач городской больницы № 5 «МедВАЗ»

Я считаю, что этот закон нужен и никаких вмешательств в частную жизнь и посягательств на некие «устои» в нем нет. Количество браков, заключаемых и расторгаемых в России, не больше и не меньше, чем в мире. И наши семьи при отсутствии этого закона не стали крепче.

Тот, кто не сталкивается с этой проблемой, кто не принимает в больницу пациентов, получивших травмы в результате домашних рукоприкладств, даже не представляет себе ее масштабов. И женщины умоляют врачей не сообщать в полицию, потому что боятся более серьезных последствий, а за побои никакого наказания вообще нет.

Что же, думаете, мы от нечего делать открывали кризисные центры помощи женщинам? Их выбрасывают на мороз с детьми, без одежды. В таких центрах женщины живут долгое время,

потому что их выгоняют из дома, и они не могут вернуться. Это же кошмар! И всем по фигу. А в странах, где приняли закон, в США, насильник ближе двух кварталов к дому не может приближаться. Увидели, что приблизился, штраф. Второй раз приблизился – в тюрьму. Всякое желание отпадает поднять руку на близкого человека. А сколько детей с побоями! У нас в стране так всегда: чтобы отреагировали, надо, чтобы сожгли, отрезали руки. И даже этого мало. Вон женщину отвез в лес, отрубил руки – и мы считаем, что ничего страшного, это их личное дело. Нет, ни жена, ни муж не являются собственностью супруга. Их права равные.

Алексей Дегтев, председатель Самарской городской думы

Закон, конечно, нужен. Чтобы обуздать мерзавцев, насильников. Семья – это не рабство. И семейные узы – это не наручники, не подавление одного другим. Отсутствие такого закона, в том числе, порождает бесправное положение более слабых членов семьи. Здесь же речь идет и об отношениях к детям, к немощным людям. Всегда, когда обижают слабого, это плохо, а когда это делает родственная душа, это омерзительно вдвойне.

Ольга Гальцова, Уполномоченный по правам человека в Самарской области

Я сторонник принятия закона. Без него невозможно остановить поток бытового насилия в семьях. И я абсолютно согласна, что закон нужно дорабатывать.

Говорят, что многие случаи насилия, которые происходят в семьях, регулируются другими законами и у нас есть рычаги воздействия. Однако, как показала практика, эти нормативные акты не действуют в полной мере. Специальный закон, который регламентировал бы и дополнял существующие нормативные акты, смог бы предотвратить преступления, которые совершаются по отношению к детям, старикам, женщинам, в основном.

Мы видим сейчас вопиющие факты семейно-бытового насилия, и поэтому дискуссия разгорелась очень серьезная. К принятию этого закона нужно подходить с учетом мнения общественности, всех правозащитных институтов. Мы прекрасно понимаем, что бытовое насилие имеет еще и латентный характер, преступления скрываются членами семьи. Потому что сегодня законодательство предусматривает и уголовную ответственность для агрессора, которая может повлиять на дельнейшую судьбу других членов семьи. Кроме того, многие нормативные документы позволяют накладывать штрафы на агрессоров, и деньги в результате изымаются из бюджета семьи. Над этими вопросами нужно очень хорошо работать и продумывать их. Но профилактика насилия, которое совершается сегодня с такой жестокостью в семьях, должна быть.

Александр Степанов, заместитель председателя Самарской губернской думы

Если говорить о насилии между супругами, я считаю, нужно, дополнительное регулирование. Но у меня есть опасения, что этим законом могут злоупотреблять дети, особенно из благополучных семей, которые знают законы. Мама может прикрикнуть на отпрыска за двойку, и это тоже может считаться в какой-то мере семейно-бытовым насилием. Может быть перекос, когда дети будут злоупотреблять законом, особенно в подростковом возрасте, самом опасном. Я считаю, дети сейчас стали другими - очень спокойными, мало чего боятся. Помните, Маколей Калкин засудил своих родителей (звезда фильма «Один дома» в подростковом возрасте отсудил у родителей право распоряжаться заработанными им деньгами и начал в результате вести разгульную жизнь – Прим. Ред.)? Мне кажется, мы с такими законопроектами куда-то туда идем.

Ирина Скупова, советник губернатора Самарской области, экс-омбудсмен региона

Я прочитала законопроект и пришла в ужас. Сама по себе профилактика насилия нужна. Но, хотя это закон о профилактике, фактически по нему все происходит так же, как сейчас – постфактум. Жертва должна самостоятельно доказывать, что к ней было применено насилие. Как это должно происходить в семье? Идти обследоваться и собирать справки? Пока это произойдет, они или помирятся, или переубивают друг друга. Это только эскалация насилия. Я допускаю, что насилие может быть в разных семьях, но как правило, какие-то исключительные вещи происходят в неблагополучных семьях. У них откуда деньги на штрафы? Административный арест, исправительные работы, наверное, на какое-то время спасут от присутствия агрессора. Но это не

решит проблему в целом, более того, только озлобит. А если штраф выплачивается из семейного бюджета, это вообще лишает наказание всякого смысла. Мало того, что тебя побили, так ты еще должен скинуться на выплату штрафа. Как-то у меня складывается впечатление, что этот закон будет работать больше против тех, кого должен защитить.

Что касается санкций, связанных с выселением, опять же, возвращаясь к неблагополучным семьям – у них там лишнее жилье есть? Даже в благополучной семье произошел конфликт, то нужно дожить до выдачи охранного ордера. И я себе представляю, какой разгул мошенничества можно устроить на этой почве. Два дня живут вместе - симулируем побои и выдавливаем из жилья. Странный закон, это, конечно, проект только. Я скорее склоняюсь к практическим мерам, которые должны обеспечивать правоохранительные органы, органы опеки, психологические службы. Этот закон извращает смысл семейных отношений, делает семьи из и так не очень благополучных враждебными. В первую очередь речь в законе должна идти о систематическом насилии.

Мария Гуторова

    04 января 2020, 15:47 1666 1

    Теги: Москва, Самара, власть, законотворчество, политика, общество, семья, насилие, Николай Ренц, Алексей Дегтев,

    Поделиться:


    Вы можете авторизоваться на сайте через: Yandex, Google, Facebook, Twitter, Вконтакте
    Вы должны быть авторизованы для редактирования своего профиля.

    Комментарии ()

    1. Георгий 04 января 2020, 20:28 # 0
      Прочитал комментарий Ирины Скуповой. Поразительно, конечно, для омбудсмена, даже бывшего. В её понимании главное, чтобы насильник не озлобился. Поэтому менять ничего не нужно. Отличный советник у губернатора. Толковый.
      Назад Дальше