Общество

«Чиновники превращают старую Самару в товар для коррупционного навара»

«Засекин» поговорил с Аллой Дёминой о городе, политике, чиновниках и гражданах

«Чиновники превращают старую Самару  в товар для коррупционного навара»

Алла Дёмина – одна из самых заметных, обаятельных и последовательных представителей гражданского сообщества Самары в 1990-е годы и в самом начале двухтысячных. Дёмина смело оппонировала мэру Лиманскому, будучи самым открытым и публичным депутатом Самарской городской думы. В последние годы она защищает свой город вместе с единомышленниками из общественного движения «Самара для людей» и искренне считает своей главной политической задачей сохранение исторического города и его коренных жителей.

- Алла Сергеевна, есть ли в нашем городе гражданское сообщество горожан, которое способно защитить Самару? Или наступление на город, которое мы сейчас наблюдаем, остановить по большому счёту уже некому?

- Время идёт, и люди, которым дорога Самара и своё проживание здесь, прежде всего, в историческом городе, научились объединяться. Они сумели объединиться, когда, например, боролись с точечной застройкой на проспекте Ленина против строительства Арбитражного суда и в начале улицы Осипенко. Парк Дружбы тоже в своё время пытались застроить. И я говорила жителям, которые боролись за этот парк, что вы должны объединиться. Парк удалось отстоять. Застройка Маяковского спуска остановлена также гражданами Самары. Появился прекрасный проект «Том Сойер Фест», который успешно действует уже второй год. Люди, Граждане с большой буквы у нас есть. Важно, чтобы они стали влиятельной силой. Сейчас уже надо говорить не просто о сохранении отдельных домов и объектов, а о сохранении исторической и зелёной среды Самары.

- Эколог Сергей Симак называет это «зелёным экологическим каркасом». По аналогии с ним можно говорить и об «историческом каркасе».

- Исторический ландшафт и зелёный ландшафт нельзя и не нужно разделять. На одном из заседаний градостроительного совета Анатолий Баранников (главный архитектор Самарской области – ред.) доказывал необходимость строительства посадочной станции канатной дороги в Струковском саду. При этом перечислял парковку, ресторан и чуть ли не гостиницу, что парк бы просто уничтожило. А это наше историческое и экологическое наследие. Слава богу, мы этого не допустили.

- В 1990-х-начале 2000-х речь шла о точечной застройке и коммерческих поджогах, поскольку денег не было, строили что-то не очень большое, часто уродливое, но всё-таки не очень большое. А сейчас, когда деньги появились, мы имеем проект гостиницы на Галактионовской, например. То есть мы стали заложниками больших чисел?

- Да, мы, безусловно, заложники большой коррупционной вакханалии. Историческая часть Самары продолжает быть привлекательной для крупного строительного бизнеса. Точнее – строительного и чиновничьего. Чиновничья братия превращает старую Самару в товар для получения своего коррупционного навара. И поэтому стали появляться пресловутые мега-проекты. Поэтому большое количество старинных зданий (более 200) были лишены охранного статуса. Далее они были признаны ветхими и подлежащими сносу. Понятно, что всё это делалось не для сохранения исторической среды и уникальности Самары и даже не для людей, проживающих в этих домах, хотя ими всё время прикрываются. А для удешевления безликой многоэтажной застройки. Но это снижение затрат для владельцев строительного бизнеса, но не для покупателей недвижимости! Или проектирование ЗАГСа на стрелке. Первый вопрос, который возникает: а что у нас есть проблемы с местом регистрации актов гражданского состояния? Это так важно именно сейчас? А далее, о каком проектировании может идти речь, если земля не принадлежит Самарской области? По всем градостроительным и земельным законам - это уголовное преступление! Как можно проектировать на чужой земле? Это предмет рассмотрения уголовным кодексом.

- Даже Бендер его чтил… Алла Сергеевна, вы сколько лет в общей сложности были депутатом? Лет пятнадцать?

- Шестнадцать, с учётом районного совета.

- Неужели люди, которые стали руководителями города, региона, министерств, не понимают, что привлекательность старого города не в цифрах, а в том, что это как раз исторический центр?

- Во-первых, у нас, к сожалению, не выстроена система обеспечения присутствия во власти людей, думающих о будущем. А уж сейчас, когда появилась практика привлечения к руководству «варягов», которым этот город чужой... Хотя человек, который приезжает руководить, который отвечает за большое количество людей, проживающих здесь, не должен даже мысли себе позволять, не то, что произнести, об унижении людей, живущих здесь. Не имеет права. Иначе зачем ты приехал? Вот Константин Грот, лучший губернатор, на мой взгляд, за всю историю губернии. Пусть он недолго работал у нас, около семи лет, но это человек, приехавший из Санкт-Петербурга. Чем тогда была Самара по сравнению с Санкт-Петербургом? Ну, наверно, дыра дырой. Но этот человек оставил после себя преображённую Самару, первую библиотеку, образовательные учреждения, первое деревянное здание театра, филармоническое общество, город с чётким генеральным планом и благоустройством. Получается, что сегодня люди, которые у власти, не просто равнодушны к городу, они его активно не принимают, собираясь уничтожить его лицо, перекроить его, надуть губы силиконом, сделать его совершенно неузнаваемым!..

- Не могу ни затронуть политическую тему. Самара, если мы берём недалёкое прошлое, город неспокойный. Здесь в своё время был мэр Лиманский, но была и оппозиция в гордуме. Здесь было место для дискуссии. Сейчас Самара – не место для дискуссий…

- Наш город, конечно, особенный, и жители его особенные. Он раскачивается, раскачивается, а потом раз – и вспыхивает. А потом снова раскачивается. Сказать, что совсем нет дискуссии, я не могу. Я много с кем общаюсь, и люди выражают свое недовольство. Но эти люди не попадают в сферу политики. Ну и не к чести это так называемым думским партиям, которые сложно назвать партиями ввиду их ангажированности… Назовите любую фамилию депутата городской думы. Подавляющее большинство депутатов просто неизвестно. Выйдите на улицу, спросите, кто это? А чёрт его знает. Моя любимая городская дума четвертого созыва была яркая и противоречивая, но эта дума не позволила принять сомнительный генплан, и его пришлось переделывать. Эта дума приняла такие ПЗЗ, которые отменили в суде не потому, что были нарушения, как мне представляется, а потому, что там были преграды для застройки и уничтожения исторического центра. Потом в правилах, которые разрабатывали Виталий Стадников и его группа, была усилена защитная часть сохранения исторической зоны, поэтому они до сих пор не приняты. Именно областная власть не дала возможность их принять. У нас нет политиков. Может, один Михаил Матвеев. К нему можно относиться по-разному, но его знают все. И кто ещё?

- Был депутат Госдумы Александр Хинштейн…

- Да, к Хинштейну можно относиться как угодно, но это единственный депутат Государственной думы, к которому люди обращались и получали результат.

- Есть эколог Сергей Симак, который долбит в одну точку...

- Согласна, он молодец. Ещё есть Виталий Стадников. Они не депутаты, но таких людей должна слушать и слышать власть. А у нас она слышит только себя. Вот исключительно себя. И если кто-то говорит не в унисон, то он и враг, и служит Госдепу. Вот такая чушь всерьёз звучит из уст губернатора.

- А можно дать оценку тому, как дела обстоят в городе?

- Да вот хотя бы один пример. У нас в своё время в городе ещё при Сысуеве были гранитные бордюры, которым сносу нет! Сейчас при Фурсове ставят бетонные бордюры, они продержатся два-три года. Это если на них не наедет никакая машина.

Я в своё время брала в библиотеке музея имени Алабина документы дореволюционной Самарской городской думы. Рекомендую всем. Там не как сейчас протоколы, а стенограммы. Там были диспуты, жаркие споры, там были настоящие хозяева города. А генерал-губернатор приходил с докладом. Глава города сидел и слушал. Потому что отцы города – гласные – принимали решения, а ты иди и исполняй. Вот это – местное самоуправление, которого у нас нет совсем.

- Зато по воле одного человека строится стена за триста миллионов рублей…

- Ты потрать триста миллионов просто на коммуникации, дай возможность людям оформить собственность на землю, о чём мы говорим в «Самаре для людей»… Понимаете, должна быть очень планомерная работа без этих приезжих деятелей с их разрушительными мега-проектами. Можно значительно дешевле, быстрее и эффективнее вдохнуть новую жизнь в историческую часть Самары. Сейчас есть инициатива граждан, они не ждут помощи от муниципалитета, они хотят сами благоустроить свои дворы, дома и сохранить историческую ткань. И надо создать для них условия. Модернизировать коммуникации, поставить стилизованные фонари, благоустроить улицы, навести порядок с наружной рекламой, различными вывесками. Важно сохранять среду. Если раньше, гуляя по улице Водников, там ощущался особый дух, то сейчас этого нет. Историческая улица практически уничтожена.

- Мне кажется, её хорошо сравнивать с улицей Алексея Толстого. Просто вот рядом две улицы. И Алексея Толстого – она старая, ветхая, но еще Алексея Толстого.

- На Водников стояли очаровательные особняки Ивана Никитича Ржанова и Владимира Фёдоровича Балакина, и даже после появившегося новодела девяностых, там этот дух всё равно был, сирень цвела, соловьи пели. А сейчас снесли старинные фасады, построили «элитные» бараки из стекла и бетона и убили историческую среду.

- Чем занимается «Самара для людей» в первую очередь?

- Как сказала прекрасный архитектор Евгения Репина, объединяем профессиональных горожан, людей неравнодушных и деятельных. Которые любят и защищают свой город. Которые готовы, как любимый мой архитектор Сергей Малахов, принимать талантливые и ответственные решения, предлагать действительно самарские проекты. В «Самаре для людей» собрались люди, которые не хотят мириться с происходящим произволом. У нас есть свой взгляд и свои идеи, мы их отстаиваем и не падаем ниц перед чинами, именами и регалиями. Люди, которые не берут на себя ответственность, это не взрослые люди. К сожалению, у нас население часто очень инфантильное, взрослых людей очень мало. Есть великовозрастные, но невзрослые. Мы хотим переломить эту тенденцию.

- Вы считаете, что во главе губернии, во главе города должны быть люди с местными корнями?

- Не обязательно. Эти люди должны быть, как Константин Карлович Грот. Но таких я всё меньше и меньше наблюдаю. Вот Ваган Гайкович Каркарьян, царство ему небесное, человек, не рождённый в Самаре, он приехал сюда, влюбился в город и отстаивал его своеобразие.

- То есть если он не самарец, он обязан стать самарцем?

- Именно так. Потому что если ты не патриот города, то тебе нечего делать во власти. И ты должен реализовывать не келейно принятые решения, а выносить самые важные вопросы на общественное обсуждение. При этом не имитировать это обсуждение на декоративных советах!

Взять хотя бы уничтожаемую историческую часть Самары. Людям, которые из поколения в поколение живут здесь, не позволяют стать собственниками земли. Они имеют право стать собственниками не просто земельного участка под домом, а всего дворового пространства. У нас уникальная ситуация в Самаре, чего в других городах не сохранилось. У нас все эти парцеллы, дворики самарские, они остались в границе дореволюционной ситуации. Поскольку весь этот комплекс строений в самарском дворике считается в большинстве случаев многоквартирным домом, жители имеют право на общедолевую собственность на дворовую территорию. Как только они становятся собственниками на землю, у них появляются возможности объединяться, привлекать инвесторов. Опять же область должна подключиться, не надо всё делать за людей, надо им просто помочь. С модернизацией, теплосетями, электрическими сетями.

Вот 13 квартал, там появилась инициативная группа собственников жилья, которые хотят и уже вкладывают деньги в своё пространство, оформляют охранные обязательства. Но вместо того, чтобы поднять на флаг, к примеру, Вячеслава Вершинина, который это делает, ему всячески пытаются вставлять палки в колёса. В такие кварталы должны приходить модернизированные коммуникации и благоустройство в первую очередь!..

- Вместо того, чтобы строить стену...

- Вот они плиткой выкладывали улицу Ульяновскую. Завтра Меркушкин с Фурсовым соберутся на месте ветхих и сгоревших домиков начать строительство «элитных» бараков. Для чего эта плитка, чтобы её тут же уничтожить? Так делайте это там, где люди живут и не собираются уезжать. Поставьте эти стилизованные фонари. И в результате этот квартал станет модным. Я знаю многих людей, которые хотели и хотят жить в исторической части Самары. Но они боятся вкладывать свои деньги, потому что приедет из Питера господин Перелыгин и иже с ним и скажет: «Пошли вон, мы построим торговый центр или ещё какую-нибудь мегаерунду. Власть должна принять регламент, что и где можно строить в Самаре, а что нельзя. Надо очень жёстко всё это отслеживать и контролировать.

- А как вы относитесь к планам Меркушкина выселить из старого города преподавателей и студентов и построить кампусы в районе Радиоцентра?

- Меркушкин всё время сам себе противоречит. На урбанистическом форуме в Самаре московский архитектурный критик Григорий Ревзин сказал губернатору, что кампусы – это американская практика, там она понятна и уместна. Но в Европе студенты и университеты распределяются в исторической части города. Молодёжь погружается в историю и вносит в жизнь исторического центра свой, совершенно особенный, современный живой колорит. Меркушкин постоянно клеймит Америку, но почему-то вдруг начинает насаждать американский опыт своими авторитарными, совсем не американскими методами. Получается, как у Грибоедова, смесь французского с нижегородским. Я люблю наш аэрокосмический университет, но зачем было уничтожать классический университет? Зачем произносить ахинею про то, что социологи должны быть с аэрокосмическим уклоном?..У меня много друзей и знакомых, которые преподают в высших учебных заведениях нашего города. Они в ужасе от такой перспективы.

- И возникает естественный вопрос: люди, которые принимают решения в Самаре и губернии, делают это по глупости или сознательно?

- К сожалению, это риторический вопрос. С такими друзьями и врагов не надо. Такого никакой Госдеп не придумает…

Беседовал Максим Уэбер

    15 октября 2016, 13:57 6985 7

    Теги: Алла Дёмина, Самара, старая Самара, Сергей Симак, Виталий Стадников, Николай Меркушкин, Олег Фурсов, Георгий Лиманский, политика, общество,

    Поделиться:


    Код для вставки в блог:


    Вы можете авторизоваться на сайте через: Yandex, Google, Facebook, Twitter, Вконтакте
    Вы должны быть авторизованы для редактирования своего профиля.

    Комментарии (7)

    1. Логинов Владимир 15 октября 2016, 18:20 # 0
      Не только в дореволюционной Самарской думе обязательно велась стенограмма--при Сысуеве на заседаниях городской думы была стенографистка плюс осуществлялась аудиозапись и кассеты с ней я сразу после заседания отдавал стенографистке.
      1. Michael 16 октября 2016, 07:58 # 0
        Лучше бы стала хорошим врачом.
        1. Кузькина мать 16 октября 2016, 08:25 # 0
          Старый центр просто хотят разграбить и набить карманы антиквариатом и золотом из купеческих кладов. Больше здесь нет ничего. Потом останется перерытый котлован вместо старой купеческой Самары с ее модерном.
          1. богатова ольга 18 октября 2016, 09:47 # 0
            Да, к Хинштейну можно относиться как угодно, но это единственный депутат Государственной думы, к которому люди обращались и получали результат.
            1. damit 21 октября 2016, 12:41 # 0
              Патриоту, человеку, любящему свой город, не надо кем-то становиться. Алла есть и была, и всегда ее голос был слышен.
              1. Учитель 24 октября 2016, 10:19 # 0
                Алла, ты молодец! Вместо лубкового сюсюканья о городе родном конкретно мыслишь, предлагаешь…
                Действительно, у многих нас возникает вопрос о ряде городских элементов, которые исчезли. Ответьте мне, а куда делись эти гранитные бордюры с целого ряда наших улиц? Их что, переустановить нельзя было? Их украли? Или те гранитеые вазы, что украшали по периметру парк на площади сельского хозяйства, где они, всегда радовавшие взгляд петуниями? Или ответьте, где скульптура человека с левочкой на пуках, что стояла у вокзала, а потом на Полевой? Куда это все делось, кто расхитил?
                1. Учитель 24 октября 2016, 10:20 # 0
                  … с девочкой на руках