Общество

Невыносимая лёгкость судопроизводства

Как наблюдатель едва не стал «экстремистом»

24 сентября Мировой суд Промышленного района Самары вынес постановление о прекращении производства по делу о привлечении к административной ответственности корреспондента газеты «Гражданский голос» Александра Молокова, обвиняемого по ст.5.6 КоАП РФ (нарушение прав члена избирательной комиссии). Однако от этого решения справедливостью и правосудием даже не пахнет. Ведь наблюдателя пытались осудить после того, как незаконно изгнали с избирательного участка, где возникла реальная угроза фальсификации выборов.

История началась 4 марта этого года. В тот самый радостный промозглый денёк, когда далеко не все, но многие самарцы отправились «выбирать» президента страны. Александр Молоков решил свой гражданский долг исполнить сполна и поехал по избирательным участкам в качестве журналиста издания «Гражданский голос», редактором которого является правозащитница Людмила Кузьмина. И вот, примерно в 18:00, Молоков оказался на участке № 610 Промышленного района. Здесь наблюдатель и решил остаться на подсчёт голосов. Чего, впрочем, не очень желала председатель избирательной комиссии Светлана Володина. Как рассказал Засекин.Ру сам Александр Молоков, на участке долгое время всё было спокойно. Однако ближе к его закрытию, пришла пожилая женщина и потребовала объяснить, почему к её парализованному мужу не приехали с бюллетенем, хотя она писала заявление, и ей пообещали выезд на дом. Председатель комиссии отказывалась письменно оформлять жалобу женщины, и Молоков вмешался. Второй раз наблюдатель вмешался, когда обнаружил, что списки избирателей не подшиты. По этим случаям журналист составил жалобу, которую председатель УИК принимать отказалась.

Примерно в 20:03, уже после закрытия дверей участка и перед самым подсчетом итогов голосования, к Александру Молокову подошёл майор полиции и попросил покинуть помещение. «Страж» законности и порядка не посчитал нужным представляться. Более того, он пытался вырвать у журналиста мобильный телефон, на который тот начал снимать, как его выгоняют с участка. Достаточным и законным основанием для отсутствия наблюдателя при подсчёте голосов неизвестный майор счёл «устное личное распоряжение председателя комиссии». При этом полицейский, видимо, забыл, что за удаление наблюдателя должны были голосовать члены комиссии, а «изгнаннику» полагалось получить протокол с указанием его нарушений.

Александр Молоков, поняв, что спор с представителем правоохранительных органов может обойтись ему слишком больно и дорого, предпочёл покинуть избирательный участок. Однако сразу же за дверью написал жалобу в территориальную избирательную комиссию, куда и направился. «В ТИКе мою жалобу долго не принимали», – рассказал Молоков. По его словам, он прождал в ТИКе больше получаса, прежде чем секретарь сделала ему одолжение и выполнила свою работу, приняв документ.

Журналист перестраховался и направил копии жалоб и заявление руководителю самарской региональной общественной организации «В защиту прав избирателей «ГОЛОС» Людмиле Кузьминой. Правозащитница в разговоре с порталом Засекин.Ру рассказала, что таких жалоб от наблюдателей ей пришло больше 20-ти. Совместно с Уполномоченным по правам человека в Самарской области Ириной Скуповой она передала заявление в Генпрокуратуру РФ на неправомерные действия сотрудников правоохранительных органов и членов избирательных комиссий. Примечательно, что областной прокурор Мурат Кабалоев в официальном письме ГУ МВД РФ обратил внимание на административное правонарушение членов УИК. 

И всё бы хорошо, но за дело внезапно и вроде бы абсурдно, а на самом деле вполне логично для нашей «вертикали» взялся отдел «Э». Тот самый, что должен бороться с экстремизмом, терроризмом и насилием. После проверки материалов дела и опроса наблюдателей (по какой-то причине полицейские не посчитали нужным опросить членов УИК), сотрудники отдела по борьбе с экстремизмом потребовали возбудить уголовное дело… против Молокова! Однако за неимением ну хоть каких-нибудь самых невзрачных и косвенных доказательств они попытались начать в суде административное делопроизводство в отношении журналиста по ст.5.6 КоАП РФ – нарушение прав члена избирательной комиссии.

Мировой суд Промышленного района принимать дело не стал, так как отсутствовал протокол о нарушении Александром Молоковым порядка, без которого осудить наблюдателя было бы несколько странно. Тем не менее, как по мановению волшебной палочки, этот протокол появился спустя две недели и позволил начать административное преследование журналиста. При этом в том же Мировом суде никого не смутило, что протокол о нарушении, составленный в 19:40, озаглавлен №1. То есть, участок не открыт, урны не опечатаны, а наблюдателя выгоняют! Откуда? С несуществующего избирательного участка?..
Да и претензии к Александру Молокову весьма ирреальные. Его вина, согласно документам, заключается в том, что он «незаконно и с пристрастием пытался изучать документы УИК». Вы только вдумайтесь – с пристрастием! А слово «пытался» отсылает к серии известного американского мультсериала Мэта Гроунинга «Футурама», когда полицейские раскрывали преступления до того, как они были совершены.

Впрочем, мировой судья Татьяна Беседина вряд ли смотрела этот мультфильм и 13 сентября на первом заседании была крайне мрачна и несговорчива. Сначала обозвала пришедших на открытое судебное заседание «толпой», потом запретила представлять интересы Александра Молокова юристу Светлане Черновой из-за отсутствия каких-то документов, а после и вовсе выгнала всех за дверь. Правда, Светлана Чернова не растерялась и добилась присутствия в зале всех пришедших хотя бы в качестве слушателей. 

Так в первый день заседания Александр Молоков остался без юридической защиты, однако о его невиновности свидетельствовал другой журналист «Гражданского голоса», наблюдавший за процессом выборов на соседнем участке. Он подтвердил показания Молокова и отметил, что тот не нарушал порядок на участке и не препятствовал работе комиссии. Сам Молоков ходатайствовал перед судом о предоставлении видеозаписи с избирательного участка в качестве доказательства своей невиновности, но она так и не была предоставлена.

24 сентября, на втором заседании, суд вынужден был всё-таки прекратить административное дело в отношении наблюдателя, которого незаконно выставили из участка. Пришедшая на заседание председатель УИК №610 Светлана Володина так и не смогла объяснить суду, чем конкретно корреспондент Молоков нарушил права членов избирательной комиссии. На вопрос Черновой, представляющей теперь наблюдателя, согласна ли г-жа Володина с тем, что Молоков заслуживает административного наказания по указанной статье, председатель УИКа ответила отрицательно. Так и сами члены избиркома, чьи права якобы нарушил корреспондент «Голоса», остались в недоумении от сшитого на голую нитку дела. Дела, призванного в очередной раз припугнуть наблюдателей, которые должны знать, что всегда будут виноваты, пытаясь противостоять фальсификациям и иным выборным преступлениям.

Послевкусием от этого процесса у самарской правозащитной общественности осталось горькое недоумение: «Фух! Пронесло»… Не засудили, не оштрафовали. На фоне проигранных, напряжённых и затянутых дел журналистов и общественных активистов это выглядит удачей, облегчением. Ослабили хватку, раскрутили гайки…

И чья это победа? Наблюдателя, которого не оштрафовали за защиту конституционного права избирать? Или же машины, штампующей абсурдные законы и административки, шлифующей покорность избирателей, председателей и наблюдателей?..

Элеонора Сергеева

    28 сентября 2012, 14:22 2966 0

    Теги: ассоциация «ГОЛОС», Александр Молоков, Людмила Кузьмина, Ирина Скупова, права, суд, Татьяна Беседина, Светлана Чернова, выборы,

    Поделиться:


    Вы можете авторизоваться на сайте через: Yandex, Google, Facebook, Twitter, Вконтакте
    Вы должны быть авторизованы для редактирования своего профиля.

    Комментарии ()

      Назад Дальше