Общество

А за клевету ответишь!!!

Свобода слова и уголовная ответственность

А за клевету ответишь!!!

Президент России Владимир Путин поддержал инициативу думских единороссов вернуть статью «Клевета» в Уголовный кодекс. Показательно, что всего полгода назад фактически те же депутаты с подачи экс-главы государства и нынешнего председателя «Единой России» Дмитрия Медведева эту статью «декриминализировали».

Теперь уже нет никаких сомнений, что Государственная Дума до ухода в отпуск законодательно сделает клевету уголовно наказуемым деянием.

Засекин.Ру решил узнать, как чувствуют себя в связи с этим известные самарские политики, юристы и представители СМИ, которые по роду своей деятельности постоянно находятся «на грани разоблачения и клеветы».

ЛЮДМИЛА ШИДЛОВСКАЯ: «ОППОЗИЦИОННЫЕ ЖУРНАЛИСТЫ – ЛАКОМЫЙ КУСОК ДЛЯ ВЛАСТЕЙ ПРЕДЕРЖАЩИХ».
(Шеф-редактор радио «Эхо Москвы в Самаре»)

- Вы когда-нибудь сталкивались с клеветой в свой адрес или, напротив, обвинялись в клеветничестве?

- Нет.

- Как Вы думаете, нужна ли уголовная ответственность по статье «Клевета»?

- Не понимаю, зачем ужесточать ответственность. Нужно, чтобы работала судебная система. Человеку, который получит административную ответственность, это будет достаточным уроком, чтобы потом материалы проверять досконально. То есть действовать так, как положено публичному человеку - давать информацию только в том случае, если она действительно проверена.

- Как Вы думаете, возвращение уголовной ответственности за клевету имеет сегодня политическую окраску?

- Это вполне возможно. Оппозиционные журналисты — лакомый кусок, и власти хочется их куснуть как следует. Да и вообще напугать, чтобы неповадно было. Это абсолютно естественное желание.

Уголовная эта ответственность или административная — всё упирается в судебную систему. Если бы была уверенность, что судебная система работает как чёткий, холодный, железный механизм, который не подвержен политическому влиянию, позвонковым требованиям, тогда какая разница, уголовная или административная ответственность? Никакой. Тогда просто должно чётко понимать, что ты прав, у тебя есть доказательства, и судья, получив весь спектр твоих аргументов, примет справедливое решение. Если же и административное наказание несправедливо выносят, то уголовное вряд ли что-то изменит в лучшую сторону. Становится понятно: туда вообще нельзя соваться. Если суд выносит решение политически ориентированное, то всё равно, как называется наказание.

ДМИТРИЙ СИВИРКИН: «ЛЮДИ ТАКИЕ — ПОКА КАКИХ-ТО СТОП-КРАННЫХ МЕР СЕРЬЁЗНЫХ НЕТ, САМИ ПО СЕБЕ МАЛО ДУМАЮТ».
(Депутат Самарской губернской думы)

- Вам доводилось быть истцом или ответчиком по делу о клевете?

- Может, и было дело с одной из групп компаний тут... Но я поддерживаю введение этой статьи в уголовный кодекс безотносительно к тому, сталкивался ли я с ней лично или нет. Люди должны осторожнее к словам относиться. Статья станет сдерживающим фактором.

- Административной ответственности, Вы считаете, недостаточно?

- Статья нужна. Тем более с развитием интернета. Я думаю, что человек прежде, чем что-то сказать или опубликовать, должен думать. Люди такие — пока каких-то стоп-кранных мер серьёзных нет, сами по себе мало думают. Пусть будет этот стоп-кран, тогда слово будет больше весить.

ДМИТРИЙ БЕГУН: «ОППОЗИЦИИ ПРОСТО ПОКАЗАЛИ ДУБИНКУ».
(Редактор новостного сайта «Самара.Ру»)

- Вы когда-нибудь сталкивались с клеветой в свой адрес или, напротив, обвинялись в клеветничестве?

- Клеветали на меня или нет, мне, честно говоря, всё равно. Любое упоминание в СМИ — это хорошая реклама. Относительно меня пытались в своё время возбудить дело. Был как раз суд с Георгием Лиманским. Не помню, правда, была ли там статья «Клевета» или «Защита чести, достоинства и деловой репутации». Году, наверное, в 2007 мне грозил привлечением к ответственности по статье «Клевета» ныне уже бывший федеральный инспектор Сергей Сычев. Я назвал его «главным разводчиком и интриганом в Самарской области». Что здесь клеветнического, я до сих пор не знаю. Тогда мы с ним разошлись. Договорились так: он отзывает все свои заявления в прокуратуру, в ФСБ и еще куда-то, а я просто про него забываю.

- Как Вы относитесь к вероятной уголовной ответственности по статье «Клевета»?

- Лично моё отношение к возвращению статьи в Уголовный кодекс такое: там слишком много оговорок, которые позволяют медийщикам уходить от этой статьи — раз; два - слишком размытое определение термина «клевета». То есть можно написать, что человек не прав в каких-то своих действиях, поступках и суждениях, а человек этот возьмёт и обидится, начнёт доказывать, что это клевета. Применение этой статьи зависит скорее от усилий адвокатов, как потерпевшей стороны, так и ответчика.

Когда убрали уголовную ответственность, заменив её штрафом, было то же самое. Никто не мешал суду признать те или иные материалы в СМИ клеветой и вывалить на человека штраф в размере, скажем, 3 млн рублей. Большинство журналистов его просто не потянут. Дальше цепочка: судебные приставы, уголовное дело по факту неуплаты и т.д.

- Как, на ваш взгляд, закон, если будет принят, отразится на вашей публичной деятельности?

- Врать не хочется... Мне фиолетово. Как писал, так и буду писать. Если сильно прижмут, начну писать сказки, в которых будет всё прекрасно понятно — кто есть кто.

- Как Вы думаете, возвращение уголовной ответственности за клевету имеет сегодня политическую окраску?

- Просто отрабатывается инструмент. Никто же не мешает, обосновывая свои действия государственными интересами, применять его против оппозиции. Всё зависит от того, как сильно достанет оппозиция государственную власть. Пока показали дубинку. Я думаю, истерия вокруг этого закона большей частью нагнетаемая. Ведь для того, чтобы понять, страшно это или нет, нужна применительная практика. Пока не увидим, не оценим, это статья из серии «не ходите, дети, в Африку гулять».

ОЛЕГ КАЗАЧЕК: «ЧИНОВНИКИ ОЧЕНЬ ЛЕГКО МОГУТ ПРЕВРАТИТЬ ЭТУ СТАТЬЮ В РЕПРЕССИВНЫЙ ИНСТРУМЕНТ».
(Адвокат)

- Меня больше всего раздражает не то, что статью вводят, а то, что её сначала отменили, а теперь возвращают. Это само по себе, мне кажется, носит отрицательный характер. Такое отношение к закону скорее спровоцирует его применение. Главная задача уголовного права не наказать человека, уже совершившего преступление, а предупредить его.

Отменили, приняли... Нельзя так работать с законодательством. Это довольно тонкий социальный момент, связанный с человеческим отношением к законодательству. Такое отношение к закону не делает людей законопослушными гражданами. Они скорее начнут думать, как обойти закон, будут думать, что закон — это инструмент в руках сильного. Так и хочется сказать: «ребята, вы, когда режете, отмеряйте хотя бы два раза». А то получается, ни разу не отмерив, отрезали, а потом пришили. Это уродование законодательства.

Я думаю, что правоохранители резко возьмутся за использование этой статьи. Потому ведь ввели её — надо доказать, что мы, мол, не зря хлеб едим, людей по этой статье привлекаем. Учитывая, что наше уголовное право столь обвинительно, а оправдательные приговоры сегодня - редкость, если органы следствия будут направлять дела в суды, то они пойдут. Чиновники очень легко статью могут превратить в репрессивный инструмент.

Приняли поправки в закон о митингах, теперь эту статью примут... Государство говорит: «Бойтесь меня!». Но так нельзя. Не должно государство пугать своих граждан. Оно должно защищать людей, а сейчас защищает себя от них. Защищает свой административный аппарат от людей, которые им недовольны. Это путь не к свободному государству. Люди не чувствуют заботы со стороны государства, а только ждут, что государство их настигнет, накажет!

Сейчас чиновник почувствует себя более защищённым, а гражданин почувствует большую власть над собой, больший контроль. Сейчас статья звучит как «вообще лучше молчите! Молчите, потому что в противном случае вы рискуете стать преступниками».

ЛЮДМИЛА КУЗЬМИНА: «ВЛАСТЬ НЕ ЖЕЛАЕТ ЗНАТЬ МНЕНИЕ ГРАЖДАН О СЕБЕ».
(Руководитель общественной организации в защиту прав избирателей «Голос»)

- За очень короткий срок, около месяца, были приняты поправки в целый ряд законов, направленных на запреты. Когда власть пояснила, для чего вводятся эти законы, стало абсолютно очевидным: власть не желает знать мнение граждан о себе, особенно критическое.

Были приняты поправки в закон о митингах, который, по сути, запрещает любое выступление граждан больше трёх человек и подводит их под уголовную ответственность. Потом — поправки в закон об НКО, который ничего не запрещает, но показывает отношение власти — объявите себя, мол, агентами. И сейчас — статья о клевете. Любое мнение гражданина может быть расценено как клевета.

Я думаю, причина этих трёх законов — страх власти перед гражданами, перед их выступлениями. Цель — страх же, они хотят запугать всех. Я сомневаюсь, что массово начнут все три закона применять. Их цель в том, чтобы сначала запугать всё-таки граждан, подавив таки образом хоть как-то выражение мнения граждан о деятельности органов власти. Я считаю, закон будет применяться в первую очередь в отношении гражданских активистов. Потому что это они в прессе, на радио, на телевидении, на митингах пытаются дать оценку органам власти.

    11 июля 2012, 16:54 4419 0

    Теги: Клевета, Путин, Медведев, Единая Россия, Государственная дума, Самара, Сивиркин, Кузьмина, Шидловская, Бегун,

    Поделиться:


    Вы можете авторизоваться на сайте через: Yandex, Google, Facebook, Twitter, Вконтакте
    Вы должны быть авторизованы для редактирования своего профиля.

    Комментарии ()

      Назад Дальше