Культура

Осколки и оборотни знаменитого фестиваля

На какой платформе останется «Груша»?!

Осколки и оборотни знаменитого фестиваля

В преддверии очередного «двухголового фестиваля» (подробности читайте в материале «Спасите нашу Грушу»), возникшего после раскола знаменитой «Груши», портал Засекин.Ру обратился ко всем «виновникам грушинского конфликта», а также известным деятелям культуры и политикам с просьбой дать свою экспертную и максимально объективную оценку этому разрушительному и унизительному противостоянию.

БОРИС КЕЙЛЬМАН: ГРУШИНСКИЙ ФЕСТИВАЛЬ НИКОГДА НЕ  РАЗЪЕДИНЯЛСЯ.
(Президент Клуба имени Валерия Грушина)

- Возможно ли объединение Грушинского фестиваля с «Платформой»?

- Объединения быть не может, потому что Грушинский фестиваль никогда не разъединялся. Он как был, так и остаётся всероссийским Грушинским фестивалем – любимым праздником для всех ценителей авторской песни. Дело в том, что в результате рейдерского налёта была отнята площадка, которую этот фестиваль сделал знаменитой и в России, и далеко за её пределами, и мы были вынуждены уйти в другое место. И с жуликами, которые отняли у нас эту площадку, нагло присвоили её себе, мы совершенно не собираемся объединяться, мы с ними имеем дело в судах. И суды признают нашу правоту.

- Не пострадали ли от этого барды и музыканты, которым приходится выбирать, где им выступать?

- Нет, конечно. Мы на нашей сцене принимаем всех, единственный критерий – это уровень мастерства и соответствие духу Грушинского фестиваля. Если это музыканты интересные, мы с удовольствием предоставляем им площадку, даже если они выступают ещё и на «Платформе».

- Что ждёт гостей Грушинского фестиваля на этот раз?

- Мне очень нравится состав гостей, которые в этом году посетят Грушинский, замечательная программа – как творческая, так и спортивная. Особенно мне нравится детская программа, она будет совершенно великолепная. Но, конечно, каждый фестиваль непредсказуем и прекрасен своими открытиями, которые мы с нетерпением ждём. Это новые лица, новые песни.

- Творческая молодёжь, барды, туристы всегда проповедовали идеологию свободы. Как Вы считаете, обострившееся в последнее время гражданская активность российского общества отразится каким-то образом на фестивале? Есть ли у него оппозиционный потенциал?

- Грушинский фестиваль остаётся срезом сегодняшнего состояния нашего общества. О чём люди спорят, разговаривают на кухнях и на улицах – всё это находит отражение в песнях и стихах.

- В этом году мы можем ожидать повышенного интереса к гражданской лирике?

- Я думаю, что да. Посмотрим.

АЛЕКСАНДР ФЕТИСОВ: У НАС, КАК СКАЗАЛ ПУТИН, ВРОДЕ И ПАЛЕСТИНЦЕВ НЕТ, А ДОГОВОРИТЬСЯ НЕ МОГУТ.
(Председатель Думы городского округа Самара)

- Как Вы оцениваете произошедший раскол и незатухающий конфликт вокруг фестиваля авторской песни?

- Есть традиция проведения Грушинского фестиваля, и есть поляна на Мастрюковских озёрах, которая намолена годами и десятилетиями. У фестиваля были разные времена, но именно там он начинался в далёкие 60-е годы, я сам мальчишкой туда приезжал. И для меня, как жителя Самары, как председателя городской Думы, важно, чтобы там царила обстановка дружбы, поддержки, плеча, которая так важна для бардовской песни. На определённом этапе на фестивале произошёл раскол. Я считаю, что он во многом продиктован личными амбициями организаторов, и с одной стороны, и с другой. Но сейчас пришёл тот этап, когда эти амбиции нужно куда-нибудь поглубже засунуть в интересах людей, которые к нам едут, в интересах творческих людей, которым приходится выбирать, где им выступать. Они тоже стали заложниками этих амбиций. Пора объединять фестивали. Потому что мы теряем привлекательность единой фестивальной площадки. И теперь подобные бардовские фестивали проходят по всей стране. Есть угроза, что мы просто потеряем одну из жемчужин нашего региона.

- Вы полагаете, что возможно объединение фестивалей?

- Прошло несколько встреч, в которых принимали участие организаторы, мэр Самары Дмитрий Азаров и я. Я лично поддерживаю сторону организаторов фестиваля на Мастрюковских озёрах, очень многих этих людей я лично знаю, отношусь к ним с большим уважением. Хотя, конечно, я с большим уважением отношусь и к Борису Кейльману. И в этом году мы предлагали какие-то компромиссные варианты объединения, которые не ущемляли бы ни одну из сторон. Например, предлагали провести один фестиваль, но на двух площадках, и поручить председательство Кейльману. Сделать пока две площадки, так как уже сформированы разные творческие программы, людей на разные площадки пригласили. Так и барды получили бы возможность выступить на двух площадках, и на них не смотрели бы как на «врагов народа». Также мы предлагали организовать видео-мост, чтобы гости одного фестиваля могли видеть, что происходит на другом. А в следующем году уже можно было бы объединяться. На мой взгляд, это достаточно привлекательный проект. Но, к сожалению, организаторы фестиваля на Фёдоровских лугах отвергли его. Но я надеюсь, что в течение года мы найдём аргументы, чтобы их убедить. Ведь нужно объединяться, а не искать какого-то таинственного врага. Вот и Владимир Путин выступал, сказал, что и у евреев с палестинцами есть точки соприкосновения. А тут вроде и палестинцев нет, а договориться не могут.

- Вы сами планируете посетить какой-то из фестивалей?

- Да, мы в прошлом году с сослуживцами организовывали площадку «Победа», где исполняли военно-патриотические песни, и я даже пел там. И в этом году также планирую исполнить какую-нибудь военную бардовскую песню.

 ВЛАДИМИР КОЖЕКИН: МЫ ЗА ОБЪЕДИНЕНИЕ, А КЕЙЛЬМАН ПРОТИВ.
 (Член оргкомитета фестиваля авторской песни «Платформа»)

 - Возможно ли объединение двух фестивалей? И нужно ли оно?

 - Мне кажется, что для города, региона и самого фестиваля объединение  нужно. И мэр Самары Дмитрий   Азаров приложил огромные усилия, чтобы это объединение произошло. К нему пришло письмо от Бориса Рафаиловича Кейльмана, в котором Борис Рафаилович просил мэра возглавить оргкомитет Грушинского фестиваля. Азаров вызвал Кейльмана, вызвал с нашей стороны Михаила Грушина, представляющего семью Валерия Грушина, других организаторов. И у них произошёл достаточно тяжёлый разговор. Борис Кейльман отказывался пожать руку организаторам «Платформы», то есть всё проходило очень напряжённо.

В общем, предложение от Азарова было такое: город сможет очень хорошо помочь фестивалю, если будет принято решение о том, что фестиваль един на двух площадках. Азаров предлагал очень хороший транспортный мост между полянами – пустить автобусы, дополнительные электрички, предлагал телемост, в общем, всё было бы красиво. С нашей стороны, конечно, не было никаких возражений, мы согласны, и вообще непонятно, зачем было Грушинскому клубу уходить с Мастрюков. А со стороны Кейльмана было не то что категорическое неприятие, но он сказал, что им нужно собраться клубом, посоветоваться. На это собрание пришло несколько наших человек, которые случайно там числятся. Собрание было очень резким, я бы даже сказал, неадекватным. Идею объединения они назвали оскорбительной. По результату собрания было принято постановление отказаться от любого объединения.

Уже шестой год всё это длится, война-то односторонняя, ситуация абсолютно абсурдная. Изначально идёт утверждение, что Грушинский не может быть проведён на Мастрюковских озёрах из-за того, что арендатор не создаёт условий. А на самом деле арендатор создаёт все условия для проведения фестиваля, огромные средства дарит фестивалю.

- Так почему же Грушинский клуб отказывается объединяться с «Платформой»?

- Я считаю, что причина очень простая, финансовая. Грушинский клуб при проведении фестиваля на Мастрюках не может контролировать торговлю на ярмарке и фестивальную таможню. Всё это тогда отбеляется и идёт через мецената, а значит, что кто-то у них зарабатывает на каких-то серых потоках на ярмарке. Иначе никакого здравого смысла в их позиции я найти не могу. Потому что на Мастрюках есть шикарный полигон, в пять раз больше Фёдоровского, меценат, который полностью оплачивает весь фестиваль, все творческие силы объединились на старом месте – у нас более 200 гостей. Но позиция этой маленькой горстки людей не даёт объединиться. А народ – за объединение.

ВИТАЛИЙ ДОБРУСИН: ПРОТИВОСТОЯНИЕ, К СОЖАЛЕНИЮ, ОЧЕНЬ СЕРЬЁЗНОЕ И ЖЕСТОКОЕ.

(Президент холдинга «Самарские судьбы», президент телекомпании «ДЛД»)

- Что Вы думаете по поводу раскола Грушинского фестиваля?

- Я как советник мэра Дмитрия Азарова присутствовал на совещаниях и лично видел, как Дмитрий Игоревич трепетно относится к вопросу объединения Грушинского фестиваля. Потому что ситуация складывается очень нехорошая. Долгие годы жил фестиваль в Самарской области, потом произошёл раскол, несколько лет было два фестиваля. Потом прошёл судебный процесс, который совершенно справедливо передал права на бренд Грушинского фестиваля Клубу им. В. Грушина, но то, что фестивалей стало два – это не нравится ни мэру, ни всем самарцам. Поэтому Дмитрий Игоревич встречался с руководителями двух фестивалей – «Платформы» и Грушинского.

Мэр предлагал найти объединительный вариант, пусть даже и переходный. Объединиться нужно, чтобы и людей не дезориентировать. Ведь на выходные люди поедут на Грушинский фестиваль. Для них и фестиваль на Фёдоровских лугах, и фестиваль на Мастрюковских озёрах, который сейчас носит название «Платформа» - это всё равно «Груша». В итоге люди будут расколоты надвое, и барды должны выбирать, на каком фестивале им выступить. Дмитрий Игоревич вёл переговоры, и мне поручил встретиться с Грушинским клубом. Встреча длилась на протяжении трёх часов. Но стало очевидно, что сложные отношения между членами Грушинского клуба и организаторами фестиваля «Платформа» зашли так далеко, что носят уже межличностный уровень.

Мне кажется, что на сегодняшний день объединение невозможно. На совещании, которое я проводил, было предложено развести фестивали по срокам, чтобы не было путаницы. Этот вариант также рассматривается. Я знаю, что Дмитрий Азаров был разочарован, он надеялся на объединение фестивалей, надеялся, что люди окажутся выше личных обид и поймут, что фестиваль должен быть один.

К сожалению, пока компромиссного решения не нашлось. В чём-то я понимаю представителей Грушинского клуба, в чём-то я с ними не согласился. Позиция клуба достаточно жёсткая, что Грушинский фестиваль только один, он проходит на Фёдоровских лугах и никогда не вернётся на Мастрюки.

- Получается, что это противостояние на уровне личных обид и разногласий?

- Да, но обиды нанесены очень серьёзные – долгие годы люди проводили Грушинский фестиваль на Мастрюковских озёрах, и весь актив с определённого года лишился возможности проводить там фестиваль. К власти пришли другие люди, очень много было нанесено обид, более того, была попытка отнять Грушинский, с чем, например, я согласиться не могу. И областная власть, вместо того, чтобы взять курс на объединение, поддерживала оба фестиваля, выделяя деньги обоим. Но вот я лично пытался как-то примирить организаторов, объединить фестивали. Могу сказать, что я не справился с этой работой. Оказалось, что противостояние очень серьёзное, погасить его пока не удалось.

- Борис Кейльман называет возникшую ситуацию рейдерским захватом. Вы согласны с этой позицией?

- Я не совсем согласен с этой фразой. Дело в том, что был период, когда стороны дружили между собой, взаимодействовали и были заинтересованы друг в друге, потом ситуация изменилась и произошёл раскол. Виноваты обе стороны. Но я считаю, что у областной власти не хватило принципиальности и жёсткости, чтобы не дать расколоть фестиваль. А когда стороны почувствовали, что власть готова поддерживать оба фестиваля, это усугубило ситуацию.

ИРИНА ЗВЕРЕВА: У НАС ПЫТАЛИСЬ УКРАСТЬ ФЕСТИВАЛЬ.
(Председатель «Самарского союза молодёжи», руководитель пресс-центра «Всероссийского фестиваля авторской песни имени Валерия Грушина»)

- Как Вы оцениваете сложившуюся ситуацию, почему раскол фестиваля пока непреодолим?

- Ни о каком расколе речи не идёт. Грушинский фестиваль как проводился, так и проводится Клубом им. Валерия Грушина. И, кстати, первые Грушинские проходили именно на Фёдоровских озёрах. Все суды признали, что бренд фестиваля и право его организации принадлежит нашему клубу. Что произошло? Территорию, где проводился фестиваль, захватили другие люди и пытаются присвоить его себе.

- В этом году городская администрация пыталась объединить Грушинский фестиваль и «Платформу». Почему объединения не произошло и возможно ли оно в будущем?

- Дмитрий Азаров, действительно, проводил встречу с организаторами фестивалей, но это было за 21 день до Грушинского. Как Вы себе это представляете? Невозможно перенести фестиваль на другую площадку за 21 день. Мы уже и землю арендовали, и организацию фестиваля начали. Областная администрация, кстати, поддерживает Клуб им. Валерия Грушина. Она была возмущена предложением Азарова. И зачем нам объединение? У нас пытались украсть фестиваль, сделать это не получилось, а теперь нам предлагают объединиться. С кем объединиться? Грушинский фестиваль – один, и объединяться он ни с кем не должен.

МИХАИЛ МАТВЕЕВ: КОНФЛИКТ ДОЛЖЕН БЫТЬ ПОГАШЕН НА УСЛОВИЯХ КЕЙЛЬМАНА.
(Депутат Самарской губернской думы)

- Как Вы считаете, возможно ли объединение двух фестивалей – Грушинского и «Платформы»? И нужно ли это объединение?

- Могу сказать, что в этой истории я нахожусь на стороне Кейльмана. Конечно, обе противоборствующие стороны, и фирма «Мета», и Клуб имени Грушина, извлекают из фестиваля материальную выгоду. Но изначально этот конфликт возник, когда вдруг раскрученное место было отдано в аренду другой организации. На мой взгляд, конфликт должен быть погашен на условиях Кейльмана – это единственный способ решения проблемы. Конечно, раскол действует не на благо области. Грушинский фестиваль был одним из самых ярких брендов региона, и нам нужно было всеми правдами и неправдами стараться его защитить. Сейчас стороны договориться не могут, там такое количество личных обид намешано, что, к сожалению, конфликт может быть исчерпан только со временем, когда конфликтующих людей не станет. Я, конечно, всем им желаю здоровья и долгих лет. А пока исчерпать конфликт невозможно, расторгнуть договор аренды этой площадки невозможно, фирма сама не намерена отказываться от неё. Поэтому нам остаётся только разводить руками.

- Барды, туристы, творческая молодёжь, собирающаяся на «Груше», всегда считались носителями либеральных ценностей, духа свободы. Как Вы считаете, имеет ли «Груша» оппозиционный потенциал?

- Последний раз я был на Грушинском фестивале году так в 2004-м. Мне не нравится, что это огромное скопление избирателей постоянно используется какими-то кандидатами. Там раздают листовки, устраивают агитацию. Внимание партий к этой площадке понятно. Мне известно, что «Справедливая Россия» планировала в этом году на Фёдоровских лугах провести дискуссионную политическую площадку. Предполагалось, что туда могут приехать федеральные политики и там проведут дискуссии, свободное общение. В каком-то формате такое общение проходить будет. А в целом мне кажется, что фестиваль не должен далеко уходить от своей идеи. Это фестиваль авторской песни, а значит, всё должно крутиться вокруг этой песни. Мы знаем, что поэты и барды часто были выразителями оппозиционных настроений и многие их песни имеют политический подтекст. Поэтому, если кто-то хочет на фестивале выразить свою гражданскую позицию, лучше всего это сделать через творчество и бардовскую песню.

БОРИСЛАВ ГРИНБЛАТ: ГРУШИНСКИЙ – ЭТО НЕ ФЕСТИВАЛЬ КЕЙЛЬМАНА И НЕ ФЕСТИВАЛЬ РОДСТВЕННИКОВ ГРУШИНА.
(Депутат Тольяттинской городской думы)

                      

- Как Вы оцениваете раскол фестиваля?

- Никакие расколы никогда не приносили никакого позитива. Но сейчас Грушинский фестиваль будет только один – на Фёдоровских лугах. Кейльман всё-таки отвоевал его. Я думаю, что это не поможет ни одному, ни другому фестивалю, как бы он не назывался. Я считаю, что любое размазывание усилий по созданию имиджевого проекта, коим является Грушинский фестиваль, на пользу региону не идёт.

- Насколько значим этот фестиваль для Самарской области, её жителей?

- Переоценить фестиваль невозможно. Потому что это многолетняя традиция и история Самарской области, Самары, Тольятти, история бардовской песни. Конечно, сейчас интерес к бардовской песне сходит на нет. Но, всё равно, в памяти людей фестиваль остаётся как некая народная инициатива, созданный людьми стихийно. То, что сегодня на этом фестивале делают бизнес, - это, наверное, гримаса нашего времени. Но всё равно переоценить Грушинский фестиваль просто невозможно.

- Возможно ли объединить фестивали? Как это может произойти?

- Конечно, раскол не идёт на пользу ни одному фестивалю . Идут споры о том, на какой площадке выступать бардам, куда ехать гостям фестиваля. И я думаю, что в этом конфликте свою волю должны были проявить власти и как-то попробовать удержать фестиваль единым. Ведь Грушинский – это не фестиваль Кейльмана и не фестиваль родственников Грушина, это уже имиджевое мероприятие всероссийского и даже международного масштаба

Елена Вавина

    03 июля 2012, 13:22 5202 2

    Теги: Борис Кейльман, Клуб имени Валерия Грушина, Александр Фетисов, Владимир Кожекин, фестиваль авторской песни «Платформа», Виталий Добрусин, «Самарские судьбы», ДЛД, Ирина Зверева, «Самарский союз молодёжи»,

    Поделиться:


    Вы можете авторизоваться на сайте через: Yandex, Google, Facebook, Twitter, Вконтакте
    Вы должны быть авторизованы для редактирования своего профиля.

    Комментарии ()

    1. Эдуард 10 июля 2012, 09:10 # 0
      Шабанов ответил конкретно.

      НЕЙМЁТСЯ

      Блуждая, как говорится, надысь, в дебрях Интернета, я, как старый грушинец, не мог не посетить по инерции сайт фестиваля «Платформа-2012». Любопытно было, что новенького у заклятых друзей, ведь охоту к рейдерству суды у них, вроде, отбили. Оказалось, что нет! Приведу целиком перл эпистолярного жанра под названием «Почему нас называют старым Грушинским?». Внимание, друзья и не очень:

      В 2007 году Грушинский фестиваль раскололся на две половинки. Руководство старой исполнительной дирекции фестиваля перенесла свою половинку на Федоровские луга, а традиционные лагеря и сцены остались на старом месте.
      Три года назад инициаторы раскола в результате многолетней юридической войны против наследников Валерия Грушина смогли запретить решеним Самарского ФАС Фестивальному парку проведение Грушинского Фестиваля, так как фестиваль на Мастрюковских озерах по их мнению мешает коммерческой деятельности старой исполнительной дирекции.
      Мы не хотим иметь отношения к этому затянувшемуся бреду. Поэтому формально переименовали фестиваль в "Платформа" (в честь ж/д платформы 135км, которую 10 лет назад переименовали в Платформу имени Грушина).
      Неформально - оставляем вопрос о названии на усмотрение жителей фестиваля.

      В этой небольшой публикации враньё всё, кроме слова решеним. Это просто грамматическая ошибка. Такого слова нет.
      Разберём текст, как в школе, по предложениям и словам, благо он короток. Риторическим вопросом, кто называет мероприятие бывших рейдеров старым Грушинским, задаваться не будем. Ясно, что так называют его только
      они сами.

      В 2007 году Грушинский фестиваль раскололся на две половинки.
      Руководство старой исполнительной дирекции фестиваля перенесла свою половинку на Федоровские луга, а традиционные лагеря и сцены остались на старом месте.

      Закроем глаза на руководство перенесла. Общеизвестно, что в 2007 году Грушинская поляна тогдашней администрацией области была передана в аренду на 15 лет жигулёвской коммерческой фирме «Мета». Полагаю, что законность этой махинации когда-нибудь заинтересует правоохранительные органы. Сейчас не об этом. Фирма «Мета» выставила организатору фестиваля, Грушинскому клубу, заведомо неприемлемые организационные и финансовые условия. Клуб их не принял и фестиваль 2008 года решил проводить на Фёдоровских Лугах, где в 1974-79 годах с успехом прошли шесть Грушинских.
      Таким образом, никакого раскола фестиваля на половинки не было.
      Традиционные лагеря и сцены организуются на Грушинском Оргкомитетом (читай клубом Грушина) и, естественно, они вместе с их руководителями, членами клуба, были спланированы на новом старом месте на Фёдоровских Лугах.
      В Мастрюки, уже на метовское коммерческое мероприятие, пришли другие люди, никакого отношения к организации Грушинских, до этого не имевшие. Ими был полностью скопирован сценарий Грушинского. Без небольшого количества штрейбрехеров, конечно, не обошлось, но это были или вечные альтернативщики по диагнозу, или люди с которыми клуб, по причине их профнепригодности, расстался, или любители «по-лёгкому срубить деньги». Не будем сейчас всуе упоминать их имена, все они уже не при делах и на «Платформе». Предатели везде и всегда кончают одинаково.

      Три года назад инициаторы раскола в результате многолетней юридической войны против наследников Валерия Грушина смогли запретить решеним Самарского ФАС Фестивальному парку проведение Грушинского Фестиваля, так как фестиваль на Мастрюковских озерах по их мнению мешает коммерческой деятельности старой исполнительной дирекции.

      Давайте с этого места поподробнее. Что никакого раскола, а, следовательно, и его инициаторов, не было, а была попытка рейдерского захвата фестиваля, мы уже выяснили. ФАС (Федеральная Антимонопольная служба) не запрещала рейдерам проводить Грушинский фестиваль, «мешающий нашей коммерческой деятельности», она запретила им называть Грушинским своё мероприятие, дав ему, на основании действующих в России законов определение «недобросовестная конкуренция». Так что вопрос, кто кому мешает надо переадресовать, видимо, гаранту соблюдения Конституции Президенту страны и Государственной Думе. Может, они в законодательстве что-нибудь подправят?
      Теперь перейдём к вопросу о «наследниках Валерия Грушина». Здесь имеется в виду сын брата Валерия по отцу московский бизнесмен Михаил Грушин. По юридическим нормам он в число ближайших родственников не входит, а считается неполнородным племянником. У Михаила есть какая-то бумажка, согласно которой он является законным наследником Валерия Грушина. Получена она более чем через сорок лет после гибели Валерия. Хотелось бы услышать от Михаила, что конкретно он унаследовал? Где сейчас это то, что он унаследовал? При этом надо учитывать, что на момент гибели Валерия были живы его родители и родные братья, а самого Михаила родители водили в младшую группу детского садика. А также то, что с просьбой о проведении I фестиваля, поддержав друзей погибшего сына, вышел на Куйбышевский Облсовет по туризму отец Валерия Фёдор Иванович.

      Мы не хотим иметь отношения к этому затянувшемуся бреду. Поэтому формально переименовали фестиваль в "Платформа" (в честь ж/д платформы 135км, которую 10 лет назад переименовали в Платформу имени Грушина).

      Поразительное признание – формально переименовали (!). Что – плевать хотели на законы и многочисленные решения судов, а неформально продолжаете свои рейдерские дела? И не боитесь говорить об этом вслух?
      И ещё один нюанс. Платформа «оп 135 км» десять лет назад железнодорожным начальством была переименована в «Платформу имени Валерия Грушина» в связи с тем, что здесь, в течение десятилетий, Грушинским клубом проводились всемирно известные фестивали. Основой её нынешней вывески является логотип Самарского областного клуба авторской песни имени Валерия Грушина. Никаких других заслуг у платформы перед населением губернии нет. Получается, что автор этой идеи Андрей Козловский предложил назвать свой фестиваль в честь платформы, названной в честь фестиваля имени Грушина. Казуистика какая-то! Андрюша, а может быть – фестиваль «Платформа» имени фестиваля имени Валерия Грушина будет звучать лучше и правильней?
      И о бреде… Пару лет назад ко мне приезжал один из идеологов нынешней «Платформы» Владимир Кожекин, ныне во всеуслышание говорящий о том, что его мечта объединиться с Грушинским. После довольно сумбурного разговора, я ему сказал примерно следующее:
      -Судьба вашего мероприятия меня не интересует, голова болит за Грушинский. Ваше же вхождение в фестиваль возможно, хотя бы потому, что ситуация с двумя фестивалями в одни сроки наносит огромный вред всему движению авторской песни. Нам всем нужно быть выше личных амбиций! Чтобы это произошло, организаторам необходимо сделать совместное заявление, а после его публикации засунуть языки в одно место и молча делать объединённый фестиваль…
      Так вот с «молча» получается ерунда. Откровенное враньё и личные оскорбления в наш адрес продолжаются. Может быть, Кожекин думает, что сейчас, когда суды дали ответ на вопрос «кто есть кто?», я или Борис Кейльман будем объединяться с людьми, поливающими нас потоками грязи?

      Неформально - оставляем вопрос о названии на усмотрение жителей фестиваля.

      На сайте клуба мы выложили документы по организации I Грушинского, которые публикуются в новой книге антологии авторской песни «Грушинский XXI век». Любой желающий их может посмотреть и убедиться, что никто из нынешних претендентов со стороны «Платформы» на звание отцов-основателей нашего фестиваля претендовать не может. Знамени рейдеров - Исая Фишгойта на I Грушинском просто физически не было, да и с Валерием он знаком не был. Все же остальные впервые появились на Мастрюковской поляне через десятилетия. Так что жителям фестиваля с его названием определиться очень просто, если они, конечно, захотят это сделать. Нужно только зайти на официальный сайт Грушинского фестиваля и ознакомиться с документами. Займёт это не более 15 минут. http://grushinka.ru/news/5972-anons.html

      Виталий ШАБАНОВ




      http://forum.grushinka.ru/viewtopic.php?f=41&t=2058
      1. Илья 12 июля 2012, 15:06 # 0
        "Есть традиция проведения Грушинского фестиваля, и есть поляна на Мастрюковских озёрах, которая намолена годами и десятилетиями. У фестиваля были разные времена, но именно там он начинался в далёкие 60-е годы, я сам мальчишкой туда приезжал."

        Вызывает сомнение компетенция Фетисова в данном вопросе. Грушинский начался в Каменной Чаше, в разное время проходил как на Мастрюках, так и на Федоровке.
        Назад Дальше

        Анна Якушева

        Присвоение власти

        Юрий Сенокосов

        Послание родителям

        Екатерина Маяковская

        De mortuis aut bene, aut nihil

        Екатерина Маяковская

        Благополучные и недолюбленные

        Ольга Служаева

        Искусство наблюдать

        Всеволод Емелин

        За Собчак