Культура

Спасите нашу Грушу

Кто и зачем убивает социально-культурный и неофольклорный самарский феномен

Спасите нашу Грушу

Очередной уже тридцать девятый и неизменно традиционный «Грушинский фестиваль» последние шесть лет традиционно является и мишенью для горьких сожалений, иронических эскапад, этических склок и эстетических разногласий. Впрочем, речь идёт теперь, к сожалению, тоже уже совершенно привычно о двух фестивалях - о собственно Грушинском фестивале и фестивале авторской песни «Платформа».

Увы, но весёлые и смешные метафоры, аллегории и ассоциации в нашем случае, как бы их в публицистическо-пафосном раже не пытались использовать все заинтересованные и просто любопытные стороны, - не работали и работать не будут.

Произошедший раскол (раздор, скандал, склока) отнюдь не исчерпывается цитированием гоголевского текста «О том, как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем» и называниями двух субъектов конфликта клонами и поссорившимися сиамскими близнецами. Даже трезвый и циничный диагноз произошедшего, как конфликта коммерческих интересов и моральных амбиций, далеко не исчерпывает суть этого негативно знакового и симптоматичного для постсоветского сознания противоборства.

Вкус гнилого скандала обкусанной с двух сторон Груши демонстрирует корыстный идиотизм и интеллектуальную беспочвенность «российского государственного капитализма». Регистрация торговой марки и претензии на обладание авторским и коммерческим правом на то, что возникло - до известной и непререкаемой степени - как социально-природное явление выглядит в культурологическом и историческом контексте абсурдно и дико. Глупо и тупо.

Название (культурный топоним) «Грушинский фестиваль («Груша») находится в том же дискурсивном пространстве, что и «Жигулевские горы», и «Самарская Лука». Однако законодательных оснований считать самодеятельно возникшее, советское «языческое» и культурно-социальное карнавальное явление, известное всему миру как фестиваль бардовской песни имени Валерия Грушина, общественным достоянием тоже нет. У нас в законе нет даже такого юридического термина – «общественное достояние». Зато конкретное (отчасти уже мифологическое) природно географическое место принадлежит конкретным собственникам.

Очевидно, что фестиваль, который с 2006 года «выселен» с Мастрюковских озер на Федоровские луга обладает бОльшим первородством, ибо продолжает первоначальную песенно-конкурсную и гражданско-эстетическую линию. Но есть ли у Грушинского клуба во главе с уважаемым Борисом Кейльманом право на монополизацию де-факто ритуального события, которое давно уже стало международным символом и песенно туристическим «магнитом» Самары и Тольятти?

Столь же смехотворна и позиция «конкурентов» кейльмановского кружка. Откуда «свалился» арендатор фестивального полигона в лице научно-производственный фирмы «Мета»? Я не имею в виду фактологию происхождения этой фирмы, изгнавшей "исторических организаторов" из известного всему поющему под гитару трогательные щемящие песни человечеству мастрюковского ландшафта со знаменитой горой и озерами. Я об отсутствии культурно-ментальной вменяемости у приватизаторов едва ли не главного регионального бренда, соревнующегося по феноменальности с американским битническим Вудстоком и шотландским театральным Эдинбургом.

С какой стати племянник Валерия Грушина и замечательный космонавт в роли «свадебного» генерала Георгий Гречко становятся аргументами в этой бессмысленной и сюрреалистически комической борьбе? Только Гречки в Самарской области и не хватает в роли покровителя бардовских муз…

И почему городские власти взяли сторону организаторов «Платформы» (не путать с гениальным романом Мишеля Уэльбека)? Нет, я не к тому, чтобы они поддержали хранителей «первоначального бардовского братства и песенства» Кейльмана и его команду. Но неужели они не понимают, что единственное уникальное социально-культурное явление без преувеличения международного масштаба, деградирует и исчезает с карты Самары и Самарской области?

Смешны и попытки помирить два фестивальных «лагеря» с помощью сочувствующих одной из сторон конфликта представителей самарской городской власти. Груша возникла как самодеятельное неформальное детище научно-технической советской интеллигенции, и его судьба должна решаться максимально представительным общественным форумом. Причём, общероссийским или даже международным. Ведь Груша – это, конечно, сотни тысяч загорелых интеллигентов, студентов и опростившихся чиновников. Но это и неотвратимо Визбор, Городницкий, Берковский, Анчаров, Васильев, Ващуки, Егоров, Клячкин, Митяев, Хомчик, Иващенко, Ланцберг, Кукин, Никитины и прочие, не менее любимые.

Грушинский фестиваль, чтобы не говорили ироничные критики (и я в их числе) туристическо-бардовской эстетики и умиленного сентиментального экзистенциализма, стал уникальным неофольклорным и неокарнавальным событием, на которое съезжались одновременно свыше двухсот тысяч человек. А гуманитарно-этический пафос и самоорганизация позволили говорить о Груше как о заповеднике гражданского общества задолго до всех оккупаев. На наших глазах Самара (равно как и Тольятти) теряет, то есть откровенно и невменяемо «сливает» единственный на самом деле туристический и метакультурный бренд и символ региона…

Глеб Райт

Р.S. В преддверии очередного «двухголового фестиваля», возникшего после раскола знаменитой Груши, портал Засекин.Ру обратился ко всем «виновникам грушинского конфликта», а также известным деятелям культуры и политикам с просьбой дать свою экспертную и максимально объективную оценку этому разрушительному и унизительному противостоянию. 

    02 июля 2012, 19:04 6863 4

    Теги: Фёдоровские луга, Всероссийского фестиваля авторской песни имени Валерия Грушина, «Платформа», Борис Кейльман, «Жигулевские горы», «Самарская Лука», Валерий Грушин, Мастрюковские озера, «Мета», Георгий Гречко,

    Поделиться:


    Вы можете авторизоваться на сайте через: Yandex, Google, Facebook, Twitter, Вконтакте
    Вы должны быть авторизованы для редактирования своего профиля.

    Комментарии ()

    1. Вовка Кожекин 03 июля 2012, 02:06 # 0
      Огромное спасибо за статью!!! Это лучшая статья за очень долгое время, профессиональная, умная, красивая, сейчас дам на нее ссылку на сайте.

      Пока не влез разбираться (три года назад) тоже недоумевал, почему все так тупо, но разобравшись понял, что все еще тупее.

      Откуда появилась Мета? Ее заставил взять в аренду полигон Борис Рафаилович Кейльман. Это довольно странный и абсурдный факт, но он документально доказывается. Почему дальше произошло "изгнание"? Потому что Мета затронула святая святых кейльмановского оргпроцесса - серые финансовые потоки на ярмарке, от меценатов, на таможне. У Меты с Кейльманом было зарегистрировано совместное предприятие и был договор деньги проводить через него. Но оказалось, что это практически невозможно организационно - те люди, которые контролировали эти денежные потоки быстро и эффективно устроили операцию по саботажу всех имеющихся договоренностей, кульминацией которой стала подача в суд по поводу якобы подделанной Метой подписи Кейльмана на учредительных документах. Вот и весь конфликт. Ситуация сейчас практически не выруливается - Мета по прежнему ждет извинений за поклеп, как условие возвращения Кейльмана на поляну, но извинений не будет, потому что в таком случае Кейльман полностью теряет уважение всей своей команды, смотрите, к чему привела его откровенность - руководители проектов из тех, кто попринципиальней, как только узнают, что никакого "рейдерского захвата" вообще не было, сразу уходят на Мастрюки.

      Ужас ситуации, что в данный момент "серые кардиналы денежных потоков Груши" и лично Борис Кейльман своей затянувшейся ложью фактически держат в заложниках несколько знаковых ветеранов Грушинского - не имеющих отношения к доходам от фестиваля, искренне поверившим, что фестиваль надо спасать от захвата.
      1. Вовка Кожекин 03 июля 2012, 02:37 # 0
        http://135km.org/4 - Вы настолько ВСЕ сказали, что я эту страницу теперь только после фестиваля буду дополнять.
      2. Владимир 07 июля 2012, 18:05 # 0
        Ситуация интересная. Фестиваль существует много-много лет и вдруг появляется некая фирма, которая арендует землю, на которой фестиваль проводится. Аукцион делается так, будто нет никакого фестиваля, а есть обычный участок леса, который может взять в аренду кто угодно. Абсурд! А дальше фирма-арендатор начинает диктовать условия фестивалю. Ну это всё равно, что Вы живете 30 лет в квартире и вдруг приходит человек с договором аренды и говорит, что арендовал Вашу квартиру и теперь будет указывать Вам, как жить...
        1. Эдуард 10 июля 2012, 09:12 # 0
          НЕЙМЁТСЯ

          Блуждая, как говорится, надысь, в дебрях Интернета, я, как старый грушинец, не мог не посетить по инерции сайт фестиваля «Платформа-2012». Любопытно было, что новенького у заклятых друзей, ведь охоту к рейдерству суды у них, вроде, отбили. Оказалось, что нет! Приведу целиком перл эпистолярного жанра под названием «Почему нас называют старым Грушинским?». Внимание, друзья и не очень:

          В 2007 году Грушинский фестиваль раскололся на две половинки. Руководство старой исполнительной дирекции фестиваля перенесла свою половинку на Федоровские луга, а традиционные лагеря и сцены остались на старом месте.
          Три года назад инициаторы раскола в результате многолетней юридической войны против наследников Валерия Грушина смогли запретить решеним Самарского ФАС Фестивальному парку проведение Грушинского Фестиваля, так как фестиваль на Мастрюковских озерах по их мнению мешает коммерческой деятельности старой исполнительной дирекции.
          Мы не хотим иметь отношения к этому затянувшемуся бреду. Поэтому формально переименовали фестиваль в "Платформа" (в честь ж/д платформы 135км, которую 10 лет назад переименовали в Платформу имени Грушина).
          Неформально - оставляем вопрос о названии на усмотрение жителей фестиваля.

          В этой небольшой публикации враньё всё, кроме слова решеним. Это просто грамматическая ошибка. Такого слова нет.
          Разберём текст, как в школе, по предложениям и словам, благо он короток. Риторическим вопросом, кто называет мероприятие бывших рейдеров старым Грушинским, задаваться не будем. Ясно, что так называют его только
          они сами.

          В 2007 году Грушинский фестиваль раскололся на две половинки.
          Руководство старой исполнительной дирекции фестиваля перенесла свою половинку на Федоровские луга, а традиционные лагеря и сцены остались на старом месте.

          Закроем глаза на руководство перенесла. Общеизвестно, что в 2007 году Грушинская поляна тогдашней администрацией области была передана в аренду на 15 лет жигулёвской коммерческой фирме «Мета». Полагаю, что законность этой махинации когда-нибудь заинтересует правоохранительные органы. Сейчас не об этом. Фирма «Мета» выставила организатору фестиваля, Грушинскому клубу, заведомо неприемлемые организационные и финансовые условия. Клуб их не принял и фестиваль 2008 года решил проводить на Фёдоровских Лугах, где в 1974-79 годах с успехом прошли шесть Грушинских.
          Таким образом, никакого раскола фестиваля на половинки не было.
          Традиционные лагеря и сцены организуются на Грушинском Оргкомитетом (читай клубом Грушина) и, естественно, они вместе с их руководителями, членами клуба, были спланированы на новом старом месте на Фёдоровских Лугах.
          В Мастрюки, уже на метовское коммерческое мероприятие, пришли другие люди, никакого отношения к организации Грушинских, до этого не имевшие. Ими был полностью скопирован сценарий Грушинского. Без небольшого количества штрейбрехеров, конечно, не обошлось, но это были или вечные альтернативщики по диагнозу, или люди с которыми клуб, по причине их профнепригодности, расстался, или любители «по-лёгкому срубить деньги». Не будем сейчас всуе упоминать их имена, все они уже не при делах и на «Платформе». Предатели везде и всегда кончают одинаково.

          Три года назад инициаторы раскола в результате многолетней юридической войны против наследников Валерия Грушина смогли запретить решеним Самарского ФАС Фестивальному парку проведение Грушинского Фестиваля, так как фестиваль на Мастрюковских озерах по их мнению мешает коммерческой деятельности старой исполнительной дирекции.

          Давайте с этого места поподробнее. Что никакого раскола, а, следовательно, и его инициаторов, не было, а была попытка рейдерского захвата фестиваля, мы уже выяснили. ФАС (Федеральная Антимонопольная служба) не запрещала рейдерам проводить Грушинский фестиваль, «мешающий нашей коммерческой деятельности», она запретила им называть Грушинским своё мероприятие, дав ему, на основании действующих в России законов определение «недобросовестная конкуренция». Так что вопрос, кто кому мешает надо переадресовать, видимо, гаранту соблюдения Конституции Президенту страны и Государственной Думе. Может, они в законодательстве что-нибудь подправят?
          Теперь перейдём к вопросу о «наследниках Валерия Грушина». Здесь имеется в виду сын брата Валерия по отцу московский бизнесмен Михаил Грушин. По юридическим нормам он в число ближайших родственников не входит, а считается неполнородным племянником. У Михаила есть какая-то бумажка, согласно которой он является законным наследником Валерия Грушина. Получена она более чем через сорок лет после гибели Валерия. Хотелось бы услышать от Михаила, что конкретно он унаследовал? Где сейчас это то, что он унаследовал? При этом надо учитывать, что на момент гибели Валерия были живы его родители и родные братья, а самого Михаила родители водили в младшую группу детского садика. А также то, что с просьбой о проведении I фестиваля, поддержав друзей погибшего сына, вышел на Куйбышевский Облсовет по туризму отец Валерия Фёдор Иванович.

          Мы не хотим иметь отношения к этому затянувшемуся бреду. Поэтому формально переименовали фестиваль в "Платформа" (в честь ж/д платформы 135км, которую 10 лет назад переименовали в Платформу имени Грушина).

          Поразительное признание – формально переименовали (!). Что – плевать хотели на законы и многочисленные решения судов, а неформально продолжаете свои рейдерские дела? И не боитесь говорить об этом вслух?
          И ещё один нюанс. Платформа «оп 135 км» десять лет назад железнодорожным начальством была переименована в «Платформу имени Валерия Грушина» в связи с тем, что здесь, в течение десятилетий, Грушинским клубом проводились всемирно известные фестивали. Основой её нынешней вывески является логотип Самарского областного клуба авторской песни имени Валерия Грушина. Никаких других заслуг у платформы перед населением губернии нет. Получается, что автор этой идеи Андрей Козловский предложил назвать свой фестиваль в честь платформы, названной в честь фестиваля имени Грушина. Казуистика какая-то! Андрюша, а может быть – фестиваль «Платформа» имени фестиваля имени Валерия Грушина будет звучать лучше и правильней?
          И о бреде… Пару лет назад ко мне приезжал один из идеологов нынешней «Платформы» Владимир Кожекин, ныне во всеуслышание говорящий о том, что его мечта объединиться с Грушинским. После довольно сумбурного разговора, я ему сказал примерно следующее:
          -Судьба вашего мероприятия меня не интересует, голова болит за Грушинский. Ваше же вхождение в фестиваль возможно, хотя бы потому, что ситуация с двумя фестивалями в одни сроки наносит огромный вред всему движению авторской песни. Нам всем нужно быть выше личных амбиций! Чтобы это произошло, организаторам необходимо сделать совместное заявление, а после его публикации засунуть языки в одно место и молча делать объединённый фестиваль…
          Так вот с «молча» получается ерунда. Откровенное враньё и личные оскорбления в наш адрес продолжаются. Может быть, Кожекин думает, что сейчас, когда суды дали ответ на вопрос «кто есть кто?», я или Борис Кейльман будем объединяться с людьми, поливающими нас потоками грязи?

          Неформально - оставляем вопрос о названии на усмотрение жителей фестиваля.

          На сайте клуба мы выложили документы по организации I Грушинского, которые публикуются в новой книге антологии авторской песни «Грушинский XXI век». Любой желающий их может посмотреть и убедиться, что никто из нынешних претендентов со стороны «Платформы» на звание отцов-основателей нашего фестиваля претендовать не может. Знамени рейдеров - Исая Фишгойта на I Грушинском просто физически не было, да и с Валерием он знаком не был. Все же остальные впервые появились на Мастрюковской поляне через десятилетия. Так что жителям фестиваля с его названием определиться очень просто, если они, конечно, захотят это сделать. Нужно только зайти на официальный сайт Грушинского фестиваля и ознакомиться с документами. Займёт это не более 15 минут. http://grushinka.ru/news/5972-anons.html

          Виталий ШАБАНОВ
          Назад Дальше