Экономика

Кто боится ВТО?!

Цена крестьянского вопроса в Самарской области

Кто боится ВТО?!

15 октября премьер-министр России Дмитрий Медведев распорядился внести в Госдуму поправки в закон «О развитии сельского хозяйства», которые должны помочь адаптации сельхозпроизводителей к условиям ВТО. Аграрии, осуществляющие свою деятельность в неблагоприятных и рискованных для этого регионах, каковым является и Самарская область, получат налоговые льготы, субсидии и преференции при получении земли и продаже продукции.  Инициатива премьер-министра позволяет им надеяться на новые вливания. Экспертный портал Засекин.Ру, обеспокоенный судьбой местного АПК, решил проанализировать потенциальную эффективность госпомощи и выяснить, станет ли открытый рынок стимулирующим фактором для полуживого сельского хозяйства Самарской области.

1. Прибыльные риски, или Как богатеют банкроты

- Самарская область - это зона рискованного земледелия. Объёмы продукции, которые возможно вырастить у нас, никогда не были сопоставимы с объёмами Кубани, Ростова, Украины. Какой смысл развивать низкорентабельное производство? – задаётся вопросом президент НП «Национальный институт профессиональных бухгалтеров и профессиональных экономистов», исполнительный директор «Самарской гильдии финансистов» Дмитрий Яковенко. - Помимо частых засух, у нас ещё и не очень хорошие почвы, высокая себестоимость производства. А это означает, что доходы на вложенный рубль у нас существенно меньше.

Неблагоприятный природный климат усугубляется и экономическим. Неразвитая конкуренция, плохое техническое оснащение и «консолидация» производства тормозят развитие отрасли.

- У нас всеми видами производства, в том числе и сельским хозяйством, занимается консолидированная группа олигархов, - считает президент Национального фонда развития сберегающего земледелия Людмила Орлова. - За 18 лет переговоров о вступлении в ВТО мы так к этому и не подготовились. У нас есть доктрина продовольственной безопасности, но она используется только как лозунг. У нас есть программа государственной поддержки, но она утверждалась без учёта присоединения к ВТО. И она не нацелена на повышение экономической эффективности и не стимулирует развитие предприятий. Эта программа создана для того, чтобы раздавать деньги и преференции. У нас можно взять кредит и тут же стать банкротом. И в Самарской области таких примеров огромное количество. Руководителей этих предприятий уже можно сажать в тюрьму, а они продолжают брать кредиты.

Главная цель ВТО – это либерализация торговли. Выращенные в паранормальных условиях аграрии не смогут выстоять в борьбе за мировой рынок. Но конкуренция может оздоровить эродированную российскую экономику. Пока же нам дано время на адаптацию к новым условиям.  Однако Дмитрий Яковенко сомневается, что рыночная конкуренция способна поднять местных производителей на новый уровень. Модернизация производства требует значительных средств и кредитных ресурсов.

- Это ляжет бременем на областной, федеральный бюджет или «Россельхозбанк», который и так постоянно списывает долги сельхозпредприятиям, - считает экономист.

Наши товаропроизводители на многолетнем опыте убедились, что производство товара бывает куда менее прибыльным, чем своевременное банкротство.

2. Три страшных буквы В, Т и О

Чтобы понять, какое место самарское АПК займёт на карте открытого мирового рынка, нужно разобраться, что этот рынок представляет и что предвещают три зловещие буквы – ВТО. А предвещают они снижение таможенных пошлин и столь любимых нашими предприятиями субсидий.

Господдержка, которая долгие годы удерживала на плаву и российское, и самарское сельское хозяйство, – основной фактор, препятствующий либерализации рынка. Присоединение  России к ВТО должно ограничить эту поддержку. Впрочем, в той или иной мере поддержка производства сохраняется. А разные меры помощи разделены на три категории или «корзины».

Абсолютно открытой остаётся «зелёная корзина», куда вошли программы, не оказывающие прямого воздействия на увеличение производства или условия торговли. Это затраты на страхование урожаев, развитие консалтинга, научные исследования, инвестиционное субсидирование, ветеринарные услуги, выставочное дело и т. п. Правила ВТО не покушаются на «зеленую корзину».

 В «голубую корзину» попадают выплаты на ограничение размеров используемых сельскохозяйственных угодий и поголовья скота и компенсации при добровольном сокращении фермерами объемов производства. Эти ограничения никак не повлияют на российское сельское хозяйство, у нас подобные меры просто не применяются.

Наиболее подконтрольной оказывается «жёлтая корзина», куда вошли меры, стимулирующие производство и искажающие условия внешней торговли. Это регулирование рыночных цен, прямые платежи и субсидии, льготы на транспортировку и списание долгов, приобретение ГСМ со скидками и т. п.

Подобные меры поддержки в России, согласно условиям присоединения к ВТО ограничиваются 9 млрд  долларов, к 2018 году эта сумма должна сократиться до 4,4 млрд. Массовая истерика по поводу этих ограничений выглядит по меньшей степени странно, учитывая что мы и не дотягиваем до установленных рамок. В 2011 году на поддержку сельского хозяйства в рамках «янтарной» корзины в России выделено 4,4 млрд долларов, в текущем году эта цифра должна вырасти до 5,6 млрд долларов. Общая цифра государственной поддержки, которая пойдёт в аграрный сектор Самарской области в 2013 году, составит почти 4,5 млрд рублей.

3. Политические технологии для сельскохозяйственных предприятий

- Мы должны развивать консультационное обслуживание сельхозпроизводителей, обучать их, внедрять новые технологии, уменьшать издержки, делать акцент на экологичности производства. Это всё – меры «зелёной корзины», они не только не ограничены условиями ВТО, но это и наиболее эффективные меры поддержки, - рассказывает Людмила Орлова.

Мировой опыт подсказывает, что стратегически важным для России становится увеличение комплекса господдержки по наполнению «зелёной корзины». Однако вместо консультирования производителей, повышения их технического оснащения правительство готовит поправки, определяющие критерии неблагоприятных для ведения сельского хозяйства регионов. Их поддержка будет относиться к «зеленой» корзине, и выплаты сельхозпроизводителям не будут подлежать ограничениям. Так для возможности получения неограниченной госпомощи Самарской области нужно доказать свою сельскохозяйственную бесперспективность.

- Положение самарского АПК в новых условиях зависит от того, насколько оперативно будет реагировать на происходящее наше правительство. Условия вступления в ВТО гибкие, их можно изменять, к ним нужно приспосабливаться, но для этого нужно выработать наиболее эффективные меры. Нужно поддерживать перспективные производства, - считает президент Самарского областного инновационно-образовательного общественного фонда «Знание» Сергей Сидоров. - Потребление продуктов питания растёт. В мире достаточно много стран, которые испытывают нехватку продовольствия. Я думаю, что при повышении качества производимой продукции, вступление в ВТО будет стимулировать производство сельхозпродукции.

- До 2018 года есть ещё время, для сельхозпроизводителей это время для адаптации к работе в условиях ВТО, - напоминает председатель комитета по сельскому хозяйству Самарской губернской думы Александр Ларионов. - Необходимо все средства, которые выделяются государством, направить на модернизацию производства, улучшение материально-технической базы, чтобы успешно конкурировать. Важно эффективно использовать выделяемые средства. В этот период сумма господдержки будет повышаться, чтобы стабилизировать сельское хозяйство.

Говоря об эффективной господдержке, эксперты расходятся во мнении, в какие именно сферы нужно вкладывать деньги. Соглашаясь с  тем, что плодородность наших земель на порядки ниже, чем в Европе и Америке, многие настаивают на том, что местные пашни нужно продолжать удобрять субсидиями.

4. «Фирменное свинство» местного АПК

Самарские депутаты и аграрии высказывают озабоченность судьбой местного свиноводства. Этим летом регион обнадёжили строительством очередного свинокомплекса. Федеральный холдинг «Русагро» обещал вложить в инвестиционный проект 1 млрд рублей. За это региональные власти должны обеспечить производство подъездными путями, коммуникациями и необходимой инфраструктурой. Кроме того, холдингу, как крупному региональному инвестору, будет предоставлен пакет льгот и преференций. В условиях присоединения к ВТО инвестиционный проект может рассчитывать на новые вливания. Ряд экспертов уже высказали скептическое отношение к рентабельности нового производства в условиях явной нехватки мясоперерабатывающих предприятий.

- Если частные инвесторы готовы принести частные деньги и вложиться в самарский агропромышленный комплекс, флаг им в руки, - поделился с порталом Засекин.Ру Дмитрий Яковенко. - Речь ведь идёт о том, на какой период рассчитывается окупаемость проекта. С точки зрения свинокомплекса, рискованное земледелие не является таким уж важным фактором. Свинокомплексы у нас были и в советские времена, они были вполне рентабельные и прибыльные. Но нужно наладить рынок сбыта.

Эксперты говорят о том, что рынок производства и переработки свинины в Самарской области стабилизирован. Наши немногочисленные мясоперерабатывающие комплексы имеют налаженные связи с поставщиками, как местными, так и заграничными. Импортное мясо нам доставляют, в основном, в замороженном виде, оно идёт на продукцию низкого качества. Местная же свининка или отправляется в хорошую, но дорогую колбасу, или в соседний Саратов, или пропадает из-за очередного провала очередного предприимчивого банкрота. Открытый рынок может вывести свинок из грязных загонов и довести до потребителя. Но для этого необходимо строительство мясоперерабатывающих комплексов и налаживание связей с сетями. Сейчас местная свинина не доходит до магазинов в том числе и потому, что не соответствует международным требованиям по качеству и упаковке продукции.

– Кто у нас в сетях? – задаётся вопросом президент Национального фонда развития сберегающего земледелия Людмила Орлова. – Это зарубежные поставщики. В рестораны нельзя купить местную продукцию, она не подходит по требования санэпидемстанции. Нам нужно добиться, чтобы наша продукция была такого качества и так обработана, чтобы мы её могли покупать.  Для этого нужно направить определённые деньги, сделать несколько кооперативов, оснастить их. Они должны расфасовывать, упаковывать и доставлять продукцию.

Руководитель управления развития межотраслевых комплексов областного министерства экономического развития Сергей Корнилов на заседании «круглого стола» в Губернской думе высказал мнение, что любое малое предприятие, где бы оно не находилось, не может конкурировать с крупными холдингами, тем более с теми, которые имеют опыт мировой торговли. Однако он настаивает на том, что приоритетной отраслью развития сельского хозяйства должно оставаться животноводство, потому что оно способно потянуть за собой и растениеводство.

Говоря о животноводстве, самарские эксперты традиционно имеют в виду производство свинины и говядины. Увеличивать массу производимой свинины не нужно, нужно создавать рынок её реализации и повышать рентабельность, технологичность производства. Чего не хватает в местной колбасе, так это говядины. Однако говядина относится к так называемому «долгому» мясу, производство её требует значительное количество времени и затрат: это и утепление коровников, и качественный корм. Спрос на говядину есть, однако в связи с невозможностью выбить из неё быстрые деньги, эта отрасль особенно не волнует местных аграриев.

5. Ни рыбы, ни мяса

Как считает Дмитрий Яковенко, выращивать в Самарской области зерно нецелесообразно. Невспаханные самарские поля, которые так тревожат местных парламентариев, не способны взрастить урожай хотя отчасти сопоставимый по качеству и количеству с юго-западаными районами страны. Всевозможные эксперименты с обустройством искусственной поливной системы и внедрение новейших технологий могли бы спасти ситуацию, но они требуют весьма и весьма значительных целевых вложений. А областное и федеральное правительство намерены субсидировать лишь вспаханные старыми тракторами поля и проценты по не погашаемым кредитам.

- В Самарской области примерно 3 млн гектаров пашни, сегодня засевается 1,7 млн. В последние годы Самарская область произвела зернобобовые культуры примерно на 0,8 – 1,1 млн тонн. Нам, чтобы решить проблему продовольствия в Самарской области, нужно производить примерно 3-3,5 млн тонн зерна, - оперирует цифрами депутат Самарской губернской думы Гумар Валитов. - Самарская область себя не обеспечивает ни молоком, ни мясом, ни яйцом, ни овощными культурами, ни рыбой, ни фруктами. Значит, их будут завозить. Мы свой рынок полностью отдадим, мы его потеряем.

Признавая, что местное производство нерентабельно, что вложенные деньги не оправдывают себя, парламентарий настаивает на необходимости его сохранения.

- Вот где выгоднее выращивать, например, помидоры, у нас или в Германии? В Германии, потому что в Германии зима наступает в декабре, а в феврале уже весна, а у нас в это время снег идёт. Нужно оценивать свои силы на мировом рынке. Мы не конкурентоспособны, потому что мы живём в более сложных природно-климатических условиях, - сетует Валитов. Но чем помидоры, созревшие под германским солнцем, хуже местных тепличных, парламентарий не уточняет.

Вместо того чтобы отвоёвывать у Германии право на взращивание помидор, региону необходимо осваивать новые виды сельскохозяйственных культур, приспособленных к местным условиям. Таких как, например, соя. Её считают перспективной культурой, она пользуется спросом с достаточно высокой ценой. Уже сейчас, как рассказал Яковенко, соя из нашего региона продаётся за рубеж. Открытие границ позволит увеличить долю экспорта.

- Наука идёт вперёд, есть сорта, которые пригодны для земледелия и растениеводства в нашем регионе, - считает Сергей Сидоров. - Всё будет зависеть от того, будут ли аграрии заинтересованы в этом процессе. Зачастую аграриям  выгоднее не получить урожай. С большим урожаем возникают проблемы: хранение, перекупщики, цена. В России, продав урожай, не всегда можно окупить затраты, которые понёс аграрий. Легче застраховаться от неурожая и в засушливый год получить большие деньги, не делая ничего. Такое у нас встречается довольно часто.

Как рассказала заместитель министра сельского хозяйства Наталья Кизилова, растениеводство будет поддерживаться из расчёта на гектар вспахиваемой земли. Это значит, что продолжится прямое финансирование той самой нерентабельной отрасли. Вместо того чтобы вытаскивать производство на новый уровень, распределители бюджетных средств будут  поддерживать его в сегодняшнем состоянии.

6. Реки из сухого молока

В 2013 году в Самарской области планируют построить 10 новых молокоперерабатывающих предприятий. Об этом на заседании «круглого стола» комитета по сельскому хозяйству Самарской губернской думы рассказала Наталья Кизилова.

- Сейчас ведётся работа по подбору площадок под эти комплексы, и ведутся переговоры по привлечению инвесторов для участия в этой программе. И ещё планируется строительство в городе Отрадном предприятия по производству масла и сыра, с объёмом переработки молока порядка 400 тонн в сутки. Это нужно, чтобы сырьё и производство были в единой логистической цепочке.

- Откуда мы возьмём столько коров? Откуда мы возьмём столько молока? – не разделяет оптимизм чиновницы Дмитрий Яковенко. - Или мы построим цеха, которые не будут ничего перерабатывать, и из сухого молока, завезённого из Аргентины, будут вырабатывать какую-то субстанцию? Нужно помнить, что крупный рогатый скот - это очень длительный период выращивания, где-то 2-3 года. Это очень серьёзная работа над тем, чтобы стадо было продуктивным, молочное или мясное. Не нужны нам десять молочных комплексов, они пустовать будут. Это не рентабельно.

7. Овцы и бараны наши капитаны

До 19 века на территории региона проживали в том числе и крещёные калмыки. Они занимались скотоводством, но пасли не коров, а лошадей и овец – менее прихотливых животных.

- У нас идеальные условия для выращивания баранины, - рассказывает Дмитрий Яковенко. - Овчарни не требуют такого утепления, как свинарники и коровники, потому что у овцы есть шерсть. Овца съедает более 200 разновидностей трав. Она практически идёт и стрижёт газон под «нулёвку». С этой точки зрения овца очень выгодна. Нам нужно создавать производства по переработке шерсти, потому что до 40% себестоимости продукции, производимой от овцы – это шерсть. И её пока у нас в области, и даже в соседних регионах, никто не перерабатывает. У нас даже соседи из западного Казахстана продают эту шерсть в Белоруссию. Нам надо решать проблему по переработке шерсти.

Это же, по мнению экономиста, позволит решить и ряд социальных проблем.  Пасти стадо овец может один человек, а для ухода за стадом коров или обработки поля нужна значительная рабочая сила. Парламентарии и чиновники говорят о том, что нерентабельные фермы необходимы для сохранения рабочих мест на селе. Однако большая часть сельского населения в Самарской области уже сейчас не имеет возможности зарабатывать дома и предпочитает жить на пособие по безработице. Для преодоления социального кризиса нужно создать новые промышленные производства и посёлки городского типа на их основе. Именно развитие городских агломераций и создание высокотехнологичных производств способно разрядить напряжённую ситуацию с безработицей и отсутствием социальных льгот на селе.

8. «Работать нужно, а не деньги делить»

- Безусловно, нам нужно думать о сохранении сельского хозяйства. Но не нужно строить иллюзий и рассчитывать на то, что мы будем конкурентоспособны в этой сфере. Мы должны внедрять технологии, чтобы минимизировать затраты в этой отрасли и делать акцент на экологически чистом производстве. Потому что, например свинина и куры у нас качеством выше, чем завезённые. Но они не обработаны нужным образом, поэтому не попадают в магазины, в сети. И на рынках даже их трудно купить. Работать нужно, чтобы сохранить производства. Работать, а не деньги делить. Но я уверен, что будущее нашей области – в промышленности и развитии городов, - считает Яковенко.  

- Я понимаю позицию министра сельского хозяйства Алексея Гордеева, он выступал против вступления в ВТО. Но с другой стороны, российскому сельскому хозяйству нужен хороший толчок, - рассказала Людмила Орлова. - Я постоянно обращаюсь в министерства, чтобы выделяли деньги на новые производственные технологии, на их внедрение.  Денег не дают на это. На что угодно есть, миллиарды вывозят, а на новые технологии нет. Поэтому, конечно, ВТО – это никакая не конфета, но это толчок, который необходим России, чтобы выйти на новый уровень производства. Или мы начнём рационально вкладывать деньги и развивать производство, или наши производства загнутся и их место займут крупные международные холдинги.

Спасение утопающих производств в условиях несвободного рынка – это, конечно, дело рук государства. По этой «альтруистической» схеме в России ежегодно выделяются бюджетные средства на сохранение нерентабельных производств. А утопающие, принимая всевозможные меры помощи и поддержки, не спешат учиться плавать  и выходить на берег, они продолжают плескаться в цветастых надувных кругах хронической господдержки. Самарскую область эксперты всех партийных принадлежностей традиционно относят к регионам рискованного земледелия - с частыми засухами и переменчивым климатом. И по-прежнему остаётся слишком очевидная вероятность, что наши аграрии, ежегодно разоряясь, продолжат  уносить с собой в экономические воронки миллионы и миллиарды бюджетных средств.

Елена Вавина

    02 ноября 2012, 14:40 4000 0

    Теги: ВТО, Самарская область, сельское хозяйство, Дмитрий Медведев, Дмитрий Яковенко, Людмила Орлова, Наталья Кизилова, Гумар Валитов, Сергей Сидоров,

    Поделиться:


    Вы можете авторизоваться на сайте через: Yandex, Google, Facebook, Twitter, Вконтакте
    Вы должны быть авторизованы для редактирования своего профиля.

    Комментарии ()

      Назад Дальше