Экономика

Самарское присоединение к ВТО

Стенограмма сигналов и впечатлений

Самарское присоединение к ВТО

Утром 23 октября Самара проснулась с тревожным ощущением приближающейся зимы. Горожане спешили на работу по тем самым  дорогам  того самого  города, который напомнил председателю Совета федерации РФ Валентине Матвиенко «лихие девяностые».  Впрочем,  вечером предыдущего дня, терзаясь в пробках на перекрытых улицах, местный люд  вряд ли знал о её визите. Как и о том, что Самара принимает расширенное заседание Временной комиссии Совета Федерации по мониторингу участия России во Всемирной торговой организации и Таможенном союзе. Грустно повиснув на поручнях в переполненных трамваях, жители областной столицы рассматривали до боли родные и, по меткому слову Валентины Ивановны, «разбитые улицы бесхозного города». Впрочем, «улицы разбитых фонарей» были, кажется, в Петербурге. А в Самаре в отеле Holiday Inn на четырёх «круглых столах» готовились обсуждать региональные промышленность, авиационно-космическую отрасль, сельское хозяйство и социально-экономическую политику в условиях присоединения России к ВТО.

Слово из трёх букв для сельского хозяйства

Сельское хозяйство сорвало аншлаг.  Не меньше сотни солидного вида лысоватых мужчин в чёрных костюмах наполнили зал, чтобы обсудить удои и посевы. Выступавшие чуть ли не хором повторяли, что агропромышленный комплекс первым почувствует на себе безжалостное влияние открытого мирового рынка. Угасающий оптимизм они подогревали заявлениями о господдержке, которую правительство страны широким жестом щедрой руки посеет на полях сельхозугодий.

Не будем утомлять читателя пересказом докладов, бесконечных цифр, процентов и показателей -  полуторачасовую работу «круглого стола» можно свести к лаконичной формуле: «Будет сложно! Но мы справимся. Мы ещё покажем западным производителям, что мы – ого-го! Мы ещё завалим мировой рынок своими курами, вишней и свеклой!».

Голоса докладчиков звучали сплошным гулом, чтобы слушать его требовалось значительное усилие. Потому моё внимание отвлекалось на сидящего неподалёку  молодого человека тоже  в чёрном костюме, но субтильного и черноволосого. Он клевал носом и растерянно теребил дорогие часы на тонком запястье.

- Будет предложена поддержка страхования урожаев и посевов. Мы постепенно отступаем от мер прямой поддержки, - рассказывал замминистра сельского хозяйства РФ Илья Шестаков, его монотонный голос из динамиков шёл, казалось, отовсюду и обволакивал слушателей.

Субтильный юноша, очевидно, не мог уловить нить доклада, взгляд его заволакивала тень дремоты.

- Не стоит бояться слова из трёх букв – ВТО, - взгляд его откликнулся на знакомое словосочетание. – А нужно бояться другого слова из трёх букв – это АЧС…

По окончании первого двадцатиминутного доклада из зала посыпались вопросы от руководителей сельхозпредприятий: про необходимость льготного кредитования фермеров, рост цен на газ и энергию, страхование рисков и прочее. Куратор «круглого стола» - министр сельского хозяйства Самарской области Виктор Альтергот предложил оставить вопросы до конца докладов, чтобы успеть выслушать всех выступающих…

- Не будет возражений?

- У меня один вопрос, - на задних рядах поднялась молодая девушка в ярко-бирюзовом.

- Не будет, - оборвал её министр и передал слово следующему выступающему.

Авиапари на бутылку шампанского

«Круглые столы», посвящённые социально-экономической политике и промышленности, как и положено, ломились от пресного оптимизма докладчиков. На обсуждении авиационно-космической отрасли внимание моё привлёк исполняющий обязанности сенатора Самарской области Константин Титов, как всегда улыбающийся, в модном галстуке, поглядывающий на зал с хитрой искрой в глазах. Рядом со мной оказался экс-директор ОАО «Авиаагрегат» Геннадий Кулаков. Он внимательно и напряжённо слушал доклады, всматривался в экран с презентациями и даже иногда что-то подсказывал выступающим. Те же были похожи на сдающих сложный экзамен студентов.

У генерального директора Поволжского отделения Российской инженерной академии  Юрия Михеева при чтении доклада заметно дрожал голос, он запинался и делал долгие паузы – очевидно, с трибуны ему было плохо видно, что написано на экране, шпаргалка не спасала отчитывающегося.  Пересказывать доклад смысла нет. Во-первых, с задних рядов его было почти не слышно, а во-вторых, услышанное умещалось в уже обозначенную формулу «Будет сложно, но мы справимся».  

Бойко и живо докладывал председатель совета директоров ОАО «Авивкор-авиационный завод» Сергей Лихарев. Он рассказал собравшимся о выпускаемом самолёте АН-140 и о том, что нужно, чтобы «стальные птицы из Самары расправили крылья над мировым рынком. Лихарев также озвучил не подтверждённую ранее информацию о том, что «Авиакор» договорился с канадской компании Bombardier о возможном приобретении технологий завода и размещении в Самаре производственной площадки канадцев – центра финишной доработки самолётов Bombardier Q400. Это известие, похоже, огорчило некоторых слушателей. Из зала прозвучал вопрос: не создаёт ли «Авиакор» конкуренцию российским аналогичным самолётам, запуская к нам канадцев? Лихарев отметил, что канадский лайнер рассчитан на работу в сложных климатических условиях, где российский аналог АН-148 «никогда не будет работать».

- Как не будет, он летает в Якутию. Если модифицировать…

- Коллеги, давайте не будем об этом, не будет он летать при - 65. Давайте на бутылку шампанского поспорим.

Не дождавшись конца спора, я не узнала, приняли ли авиастроители пари Лихарева. Но разговор их заметно оживился при упоминании о «новогоднем» игристом напитке.

Тем временем в холле на втором этаже отеля столпились сотрудники проправительственных самарских СМИ. Журналисты сетовали на отсутствие фуршета и грустно поглядывали на первый этаж - в ресторанном зале шла подготовка к грядущему обеду заседающих. А работников пера ожидала процедура аккредитации в филармонии, где должно было состояться пленарное заседание. И, что гораздо важнее для  местных «акул камеры и микрофона», пресс-подход к Валентине Ивановне Матвиенко.

Культур-мультур в начищенных стаканах

Изящные винтовые лестницы и колонны Самарской филармонии, несмотря на поддельность (настоящий «Цирк «Олимп» беспощадно снесли еще при советской власти), окликали уютный провинциальный модерн начала прошлого века и потрясённо замирали от колхозно резких криков из зала. Министр культуры Самарской области Ольга Рыбакова лично «рулила» процессом подготовки к заседанию. Одна из её подчинённых, специально обученная дама бальзаковского возраста с танцевальной осанкой, протирала до блеска стаканы на столиках, за которыми разместятся особые гости мероприятия. Ольга Васильевна пристально наблюдала за процессом и острым взглядом оценивала звёздные величины блеска стаканов.

- Марина Анатольевна, кто выносит воду? – разрезал тишину зала звучный голос министра культуры.

- Эээ… Марина, – чуточку растерянно ответила министру дородная дама в сером.

- А Марина – это кто?

- Девочка… - совсем растерялась серая дама, поймав на себе сердитый взгляд Ольги Васильевны.

Не хорошо и не плохо. А надо

Валентина Матвиенко грациозно вышла на сцену, и зал, очарованный фиалковым цветом её костюма, зааплодировал. «Политикс вумен» удобно разместилась в кресле и скромно подтянула юбку на обнажившиеся коленки. По соседству от неё разместились председатель временной комиссии Ильяс Умаханов, поволжский полпред Михаил Бабич и, чуть в отдалении, губернатор Самарской области Николай Меркушкин. Он почему-то присел на краешек кресла и, казалось, нервничал, сцепив пальцы в замок и постоянно их перебирая.

Из динамиков послышался гулкий мужской голос, приглашающий в зал.

- Уважаемые гости, просим вас пройти в зал заседаний. Просим из фойе и других помещений, которые у нас тут есть, чтобы вам было удобно и комфортно, пройти в зал заседаний.

Гости из помещений, которые у них там есть, стали стекаться в зал. Ильяс Умаханов  поприветствовал собравшихся и открыл заседание, он предупредил выступающих о регламенте -  3-7 минут, оговорив, что регламент касается только мужской части списка. Прекрасные дамы могут докладывать столько, сколько найдут нужным. Вообще, реверансы в сторону Валентины Матвиенко делал каждый выступающий. И Михаил Бабич, и Николай Меркушкин, и многочисленные главы республик, областей и краёв первые минуты докладывали об очаровании Валентины Ивановны и благодарили её за внимание к региональным проблемам.

Матвиенко в приветственной речи отметила радушный приём и выразила признательность Меркушкину за возможность провести мероприятие в Самаре.

 - Перед нами не стоит вопроса, хорошо это или плохо – вступление России в ВТО. Факт свершился, и теперь мы должны решать, как продолжать экономическую жизнь в новых условиях

Эта мысль, высказанная Матвиенко, стала лейтмотивом заседания.

- Риски существуют наряду с огромными плюсами. Снизятся пошлины, это может поставить отечественного производителя в очень тяжёлую ситуацию. Но это может стать стимулом для развития конкурентоспособности. Упростится доступ отечественных экспортёров на зарубежные рынки, будут равные, не дискредитационные меры, - рассказывала  Валентина Ивановна, заряжая присутствующих оптимизмом. На этой высокой ноте уверенности в собственных силах и прошло всё заседание.

- В ближайшие годы нам предстоит так называемый переходный период для адаптации экономики к условиям высокой конкуренции. Нам необходимо максимально эффективно использовать отведённое время…

Чиновники, как известно, специалисты по максимально эффективному использованию времени. Ещё почти три часа губернаторы повторяли уже названные формулы, интерпретируя их в соответствии со своими регионами.

Региональный оптимизм и новая философия существования

- Я отношу себя к оптимистам, - начал губернатор Ульяновской области Сергей Морозов. – И задача Ульяновской области – не догонять, а быть лидером.

На балконе, где разместились журналисты, послышались сдержанные смешки. Зал сохранял сосредоточенное спокойствие, увлечённый рассказом оптимиста Морозова о том, как Ульяновск станет лидером мирового рынка во всех возможных отраслях.

- Мы хотим оказаться в пятёрке самых развитых экономически стран, - мечтательно заметил губернатор Нижегородской области Валерий Шанцев.

Присоединение России к ВТО и дискуссию вокруг этого события он сравнил с футболом.

– Мы хотим сформировать команду, которая выиграла бы мировой чемпионский титул, но в своей стране играем по нашим внутренним правилам, отличным от правил чемпионата мира. И у нас совершенно другие поля и игроки. И такую команду мы отправляем на чемпионат. Понятно, что это задача бесперспективная.

Нетипичной живой выразительностью выделялся опальный губернатор Кировской области Никита Белых, известный своим неблагонадёжным сотрудничеством с Алексеем Навальным.  Белых сделал замечание предшествующим ораторам за то, что те не экономят время и дружно отступают от регламента.

- Я готовил доклад о ситуации в своём регионе, но, посмотрев, как выступают остальные, понял, что это не так важно. Важно – поделиться ощущениями, которые не войдут в официальные записки, которые будут направлены в аппарат комиссии, - поделился Белых своими ощущениями. Он высказал идею, что ВТО – это не просто набор правил и регламентов, а новая идеология существования. Белых говорил о необходимости контроля за эффективностью субсидий и бюджетных трат, чтобы они не исчезали в неизвестных направлениях. – Мы вынуждены будем сравнить себя на карте конкурентоспособности с другими странами. Мы понимаем, что, несмотря на наши формально сильные стороны, мы не способны составить конкуренцию.

Заканчивая выступление, Белых вспомнил старую советскую шутку о том, что подписывая декрет о сохранности вкладов, власти всегда забывают о сохранности вкладчиков. Зал с пониманием засмеялся.

Прощание с дамой в фиалковом

Журналисты уже скопились в фойе филармонии, чтобы совершить традиционный, ставший почти ритуальным пресс-подход к главному лицу вечера. Отвечая на вопросы, Валентина Матвиенко была учтива и улыбчива. В свете фотовспышек неповторимо блестели её жизнелюбивые глаза и крупные аметистовые серёжки.

Считается, что аметисты олицетворяют чистосердечие и искренность. Их, как и фиолетовый цвет, выбирают люди вдумчивые и меланхоличные…

Насколько глубоко и искренне вдумывалась Валентина Ивановна в услышанное и сказанное в Самаре, осталось неизвестно. Она в сопровождении охраны вышла из филармонии и села в один из многочисленных чёрных тонированных автомобилей, умчавшись по расчищенной от автомобилей улице.

- Пешеходы, покиньте проезжую часть, покиньте проезжую часть, - послышался металлический голос из одного из полицейских автомобилей, и самарцы, испуганно косясь на зелёный светофор, послушно уступили дорогу…

- Никак уехать не могу, - услышала я случайный телефонный разговор замёрзшей женщины в грязно-белой куртке. – Трамваи не ходят, «газельки» не ходят, дорогу перекрыли. Не знаю, наверное, приезжал кто-то…

Елена Вавина

    25 октября 2012, 17:49 3218 0

    Теги: ВТО, Самара, Валентина Матвиенко, Николай Меркушкин, Совет Федерации,

    Поделиться:


    Вы можете авторизоваться на сайте через: Yandex, Google, Facebook, Twitter, Вконтакте
    Вы должны быть авторизованы для редактирования своего профиля.

    Комментарии ()

      Назад Дальше