Экономика

Аэрокосмический губернатор

Экономические реалии и державные мечты

Аэрокосмический губернатор

Монумент Славы. Блестящий на солнце громадный металлический атлет держит на поднятых к отрицаемому коммунистами Господу Богу вытянутых руках крылья. Символ аэрокосмического, авиационного города Куйбышева. Дань памяти авиастроителям Великой Отечественной войны. Знак небу и космосу, что столица научно-технического прогресса и центр освоения воздушных и космических пространств будет здесь всегда.

Сейчас «человека с крыльями» все самарцы называют Паниковским. Некоторые Шварценеггером. Отдельные фанаты «Крыльев» футбольных Яном Коллером. Монумент Славы стал поводом для шуток и анекдотов. Аэрокосмическая мощь - мифологией древней Греции, простите, Советской страны…

Николай Иванович Меркушкин не похож на Бэтмена. Он и на Остапа Бендера совсем не похож. Ну, вот прямо нисколько. Даже учитывая разницу в возрасте этих двух значимых для нашей истории, культуры и сознания персонажей. Нет, что-то всё-таки есть. Есть одна черточка. Бывший абсолютный лидер Мордовии, а ныне губернатор Самарской области, человек степенный, подтянутый, классически хозяйственно-деловой, как и великий комбинатор, сразу дал понять всем региональным деятелям разноуровневого масштаба, что «командовать парадом буду я». В смысле, «командовать парадом буду я – Николай Меркушкин».

Несмотря на практическое отсутствие тех сфер, страт, ниш и прочих возвышенностей и лакун политической, экономической, социальной, спортивной, научно-культурной и градостроительной жизни Самары и Самарской области, где бы новый губернатор уже не сделал точных и жестких замечаний и заявлений, есть всё-таки одна самая явная и самая яркая линия Меркушкина. Линия, которую он особенно отчётливо гнёт вот уже третий месяц подряд и которую намерен сделать генеральной для своего губернаторства. Речь идёт, конечно же, о возрождении, а говоря резче – о реанимации и фундаментальном развитии самарского аэрокосмического комплекса и авиационной промышленности. О возвращении ведущего, по сути, советского, куйбышевского и глобального «тренда» социалистического научно-технического прогресса: «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью… Всё выше и выше, и выше!»…

При этом, с одной стороны, распад и деградация авиационной и до весьма известной степени космической промышленности в Самаре продолжаются. Взлетные полосы руинизируются, компании и предприятия банкротятся. Никакие «Оборонпромы» и «Ростехнологии» внести перелом в промышленную катастрофу ведущей региональной отрасли не смогли и, возможно, не очень хотели. Скандалы с продажей производственных площадей и прочей инфраструктуры не утихают. Фамилия «Реус» становится именем нарицательным. Горький хохот вызывают прайсы некогда славных и знаковых предприятий, предлагающих клиентам перевозку грузов, рекламные услуги, обслуживание нефтяников и газовиков, бетонные работы и даже малярные услуги. Две трети из свыше двадцати предприятий аэрокосмического комплекса давно уже к этому комплексу имеют лишь косвенное, порой демагогическое отношение. Тут уместнее говорить о ином комплексе – Эдиповом…

Конструкторское бюро Кузнецова де-факто если не уничтожено, то контужено, уникальных разработок и ноу-хау на грани применения нет. «Авиакор» еще, кажется, вполне жив, но работает скорее как штучное производство не самых востребованных самолетов. Самые принципиальные заказы, во всяком случае, до Меркушкина, уходили в Казань. Или в Пермь. Или даже в Ульяновск. Вхождение предприятия в состав государственной объединенной авиастроительной корпорации постоянно зависает, как устаревший компьютер. А самолёт АН-140 в «необычной камуфляжной раскраске» по-прежнему больше экспонат, чем конкурентоспособная продукция.

А с другой стороны, несмотря на вымирание и мутацию, доля авиационной и аэрокосмической промышленности в совокупном промышленном объеме Самары даже по самым критическим оценкам составляет не менее 50%.

Самарский ракетно-космический центр «ЦСКБ-Прогресс» планирует построить и запустить в 2012 году несколько новых космических аппаратов. Работа над рядом спутников возобновлена после длительного перерыва. Уникальные спутники-разведчики для дистанционного зондирования земли в России создают, пусть и в единичном формате, пока только в Самаре. Также «ЦСКБ-Прогресс» освоит до 2015 года более 12 млрд рублей по контракту с Роскосмосом на изготовление и поставку 17 ракет-носителей.

Многострадальный самарский «Авиакор - авиационный завод» планирует построить в этом году два новых самолета Ту-154М и семь самолетов Ан-140, а кроме того осуществить техническое обслуживание не менее 15 самолетов, включая Ан-74 и Ту-154. Скромно, очень скромно, но хоть что-то…

…15 мая только что назначенный и утвержденный губернатор Самарской области Николай Меркушкин нанёс продолжительный визит в Самарский государственный аэрокосмический университет. Визиты в прославленный и некогда весьма престижный вуз становятся регулярными. Регулярными, если не ежедневными, то еженедельными становятся и заявления бывшего мордовского президента о стратегической и актуальной необходимости сделать акцент на развитии местного аэрокосмического кластера.

3 июля в рамках симпозиума «Самолетостроение России: проблемы и перспективы» Меркушкин заявил, что постановление о выделении трех миллиардов рублей в качестве безвозмездной помощи на поддержку самарской авиационной отрасли из федерального бюджета уже находится на подписи в правительстве РФ. Губернатор заметил, что эти средства необходимы, прежде всего, на производство порядка тридцати среднемагистральных самолетов АН-140 в год, а также самолетов АН-70 на «Авиакоре».

И последняя высокая нота в этой непрекращающейся симфонии аэрокосмического возрождения прозвучала на только-только завершившемся в Самаре межрегиональном форуме. Ведь не бредил же крупный федеральный чиновник, исполнительный директор Ассоциации инновационных регионов России Иван Бортник, когда заявил, что «самарский кластер вошел в первую группу лидирующих кластеров в стране и был оценен как наиболее сильный авиакосмический кластер в России». Слушая эту сентенцию, Меркушкин со знанием дела, воодушевленно, но без всякой суеты, кивал головой…

Так чего же во всём этом больше – проснувшегося у бывшего лидера не самой промышленной республики державного и социально-экономического «аппетита» или политико-технологического пиара? Или – всё-таки – государственной необходимости, точного и ответственного понимания собственных лоббистских возможностей и видения аналитически продуманной промышленной стратегии и перспективы?! Как говорится, нужное подчеркнуть…

Глеб Райт

P.S. Засекин.Ру решил проверить на подлинность и основательность главный авиационный лейтмотив риторики самарского губернатора, попросив известных экспертов прокомментировать реальную ситуацию и реальные перспективы «двигателя регионального прогресса», а также выявить квинтэссенцию сказанного и самим «виновником» будущего губернского аэрокосмического торжества Н.И.Меркушкиным.

ГЕННАДИЙ КУЛАКОВ
(Председатель комитета по промышленной политике «Союза работодателей Самарской области»)


- Николай Меркушкин, на Ваш взгляд, сумеет возродить аэрокосмическую отрасль в регионе? Точнее было бы сказать, реанимировать?

- Реанимация заводу «ЦСКБ-Проресс», например, не нужна. Он нормально функционирует. И то количество ракет, которое нужно на сегодняшний день для запуска, он выпускает. Я знаю, что «Прогресс» имеет план действий на случай, если ему увеличат программу по производству ракет.

Если говорить о «Моторостроителе», то с приходом Елисеева у меня оптимизма стало достаточно для того, чтобы сказать, что и по стратегической авиации он сделает двигателей столько, сколько нужно, и по направлению производства двигателей для ракет столько, сколько нужно будет «Прогрессу». Третья его компетенция — это газоперекачка. И здесь завод принимает достаточно мер для того, чтобы это произвести.

Но это заводам дается нелегко. Это требует соответствующей работы по повышению своей эффективности, связанной с внедрением бережливого производства, с совершенствованием системы качества, подготовки персонала, внедрения информационных технологий. Весь этот инструментарий, порядка 9-10 направлений, обсуждался на совете работодателей и получил одобрение. Так что, у всех руководителей 150 предприятий это общая позиция, которая говорит о том, что эти предприятия могут выполнять ту задачу, которая перед ними ставится. Конечно, необходимо провести очень большую работу. И эта работа определена, известна, четко прописана. Но одним из элементов этой работы является координация внутри возможного повышения эффективности, координация взаимодействия между предприятиями внутри области. Это не простой аутсорсинг, это то, что мы называем кластерной политикой. В этой связи 22 предприятия объединились в авиационно-космический кластер. И есть программа действий. Это вполне нормальный, здоровый, неполитизированный вариант решения тех проблем, которые имеют место сегодня. И по компетенциям, и по инновациям, и по продуктовому ряду, создавая конкурентоспособную продукцию. Это касается «Прогресса» и «Моторостроителя».

А по поводу «Авиакора», тут сложнее ситуация, потому что еще не определен его маркетинговый компонент: то ли производить АН-140, то ли участвовать в производстве АН-70, то ли самому собирать АН-70 целиком... Этот вопрос требует принципиального решения.

Губернатор был на «Авиакоре», встречался со специалистами. До его сведения довели ситуацию. И когда он говорит, у меня складывается ощущение, что говорит он, понимая суть вопроса, а не играя на публику.

Остальные — это предприятия, которые участвуют в сетевом процессе реализации этих программ. Их цели и задачи определены. Они увязаны графиком работ по развитию авиационно-космического кластера. Сегодня ведется речь о том, как эту работу оптимизировать, усовершенствовать. На полном серьезе представители министерства экономики РФ утверждают, что есть указание Путина о том, чтобы пилотные проекты по созданию инновационно-территориальных кластеров продвигались. Самарская область входит в число претендентов. Она выиграла тендеры и включена в список тех территорий, которые должны поддерживаться государством.

- Вы верите, что в обозримом будущем Самара вновь станет авиакосмической столицей?

- Чтобы веру иметь в это, нужно знать стратегию государства. То есть долгосрочный план действий государства, который, возможно будет носить стратегический характер на ближайшие 30-50 лет. Если будет принято на федеральном уровне решение о том, что компетенция по строительству ракет какого-то класса будет принадлежать Самаре, вот тогда надо закатывать рукава и начинать действовать.

Если стратегически, на уровне государства, принимается решение о том, что по этим трем компетенциям — газоперекачка, стратегическая авиация и ракетная техника — закрепляется за Самарой, тогда это будет. Точно также и по «Авиакору».

АНДРЕЙ ФЁДОРОВ
(Генеральный директор ЗАО «Коммерсант-Волга»)

- Николай Меркушкин неоднократно заявлял о необходимости развития аэрокосмической отрасли в регионе. Как Вы думаете, к чему приведут эти заявления?

- То, что Николай Меркушкин заявляет о развитии аэрокосмической отрасли, само собой разумеется, и это очень полезно. Потому что этой отрасли действительно нужна государственная поддержка и, в первую очередь, поддержка на региональном уровне.

У меня создалось ощущение, что какой-то существенной поддержки данной отрасли в последние пять лет не было. Тот же план по созданию объединённой холдинговой структуры, которая сейчас называется, по-моему, «Двигатели Кузнецова». Тогда фактически был уничтожен СНТК, его влили в «Моторостроитель». Насколько мне известно, это все решалось в Москве, и шло от господина Реуса. Администрация Самарской области во главе с Владимиром Владимировичем Артяковым была против этого и многократно заявляла о своей позиции в московских коридорах власти, но, к сожалению, к какому-то существенному результату это не привело. В итоге был завершен очень негативный, на мой взгляд, процесс по окончательному разваливанию конструкторского бюро имени Кузнецова, некогда лучшего в стране. Сейчас мы пожинаем плоды.

То, что сейчас говорит Меркушкин свидетельствует о том, что человек замечательно понимает, что аэрокосмическая отрасль должна быть локомотивом региональной промышленности, хотя в настоящий момент таковой не является. Он прикладывает какие-то усилия, чтобы изменить эту ситуацию. На мой взгляд, это очень хороший, позитивный посыл.

- Меркушкину удастся реанимировать отрасль?

- Я думаю, это будет во многом зависеть от того, будет ли на федеральном уровне понимание того, что Россия должна быть сильна не только нефтью, но и, в том числе, военной промышленностью, которая сейчас необходима. Тогда усилия и намерения Меркушкина увенчаются успехом.
Некогда авиационная держава, какой был Советский Союз, выпускала неплохие пассажирские самолеты. Они уступали западным только по авионике и по некоторым характеристикам двигателей. И сегодня надо, в первую очередь, производить не самолет Superjet, который полностью из импортных комплектующих. Рад бы ошибиться, но практика показывает, что он плохо работает. Только сегодня видел на новостных сайтах, что «Аэрофлот» использует лишь 50% закупленных самолетов Superjet, потому что вторая половина не подготовлена должным образом к полету.

У нас есть многострадальный двигатель НК-93, который, не смотря на то, что его 20 лет маринуют, по своим заявленным тактико-техническим характеристикам превосходит многие западные аналоги. Есть двигатель НК-33, который американцы используют, а мы все никак не можем решить, будем мы возобновлять его производство или нет?

- Возрождение отрасли потребует громадных инвестиций?

- Это не настолько громадные инвестиции. Я думаю, что это потребует существенных интеллектуальных вложений и вложений, связанных с тем, чтобы правильно организовать работу, в частности, маркетинговую. Какие там колоссальные деньги? Мы эти колоссальные деньги закапываем где угодно: мост на остров Русский, на котором никто никогда жить не будет, дороги для какого-то саммита, который пройдет и потом это все просто смоет в море...

Просто надо понять, что является для страны приоритетным. Понять, что нужно, чтобы она выжила, когда котировки на нефть упадут, и у нас исчезнет единственный на сегодняшний день ручеек, который питает наш государственный бюджет. Ну, не самоубийцы же там сидят? Надеюсь, что такое понимание когда-то придет. Это и есть хорошая государственная политика. А не поймут эти, значит, их просто жизнь сметёт, и придут другие, умные, которые начнут этими вопросами заниматься.
Поэтому я думаю, что любые вложения, любые усилия, направленные на то, чтобы каким-то образом сохранить и вдохнуть новую жизнь в очень хорошую отрасль, которая была в Советском Союзе в приоритете и которая отменно работала, это правильные усилия.

АНДРЕЙ СОКОЛОВ
(Адвокат, лидер движения «Самарский союз избирателей», лётчик-спортсмен)

- Как Вы расцениваете курс на возрождение аэрокосмической Самары, объявленный губернатором Николаем Меркушкиным?

- Во-первых, усилия Меркушкина по восстановлению и развитию отрасли — это правильная идея и отличное дело. Без денег ничего не восстановить. Но аэрокосмическая отрасль на сегодняшний день — это синтез не только технологический, но и научный.

А у нас сегодня база сами знаете какая... Прежде всего, должна быть подготовка кадров. И не только инженерных, но и технических по специальностям: проектирование, конструирование и т.д. Кроме того, мы упираемся в абсолютно разрушенную систему среднего профессионально-технического образования. Нужно помнить, что раньше, когда существовала аэрокосмическая промышленность, были не только инженеры. Были рабочие — это всевозможные системы ГПТУ, ПТУ и т. д. Эта система развивалась, хотя, конечно, имела определенные недостатки. Прежде всего, та система образования и подготовки кадров, которая существовала при СССР, дала возможность побывать в не самом близком космосе: это выход на околоземные орбиты, полет вокруг луны. Это рабочие, это руководители групп, это инженеры. На это опирались.

Кроме того развитие технологий, система хозяйства, экономическая система, давала возможность строить предприятия, которые были способны обеспечить такие результаты. Сейчас этого нет. Последняя субсидия, 3 миллиарда рублей, - это ничтожные деньги. Если посмотреть и разложить, сколько стоит строительство одного жилого дома, мы увидим, что 3 миллиарда — это совсем немного. Сегодня это ничтожные деньги для того, чтобы наладить производства, восстановить их. Это оснащение производства, это подготовка кадров, это и среднее профессионально-техническое образование, и высшее техническое, и те технологии, которые нужно подтянуть под производство, которое существует.

Станкостроение у нас отсутствует, а станкостроение — это возможность адаптирования технологии. То есть, я знаю как, но мне вот это «знаю как» нужно сделать на определенных технических средствах. Этого нет. Значит, нужно что-то закупать, привозить сюда. Специалистов готовить — где? В российских вузах это сейчас невозможно. Потому, я считаю, всё это фикция. Потому всё, что сегодня предлагается партией власти, её лидером, это просто фикция.

Уже не говоря о таких вещах, как культура производства, которая делается не за год и не за 3 миллиарда. Люди, которые приходят, должны элементарно не кувалдой работать. Об этом можно много говорить... Это минусы.

Прошло двадцать с лишним лет, как распался СССР. Если сопоставить сегодняшние темпы развития в нашей стране промышленности, правовой системы, сельского хозяйства, да возьмём любые сферы, с теми же темпами развития СССР через 20 лет после разрухи гражданской войны - это вообще не сопоставимые вещи. Мы просто не можем. Сегодня 3 миллиарда для нас - это все равно, что туземцам отдать зеркало. Мы будем смотреться. Мы будем совершенствовать менеджеров всевозможных, но мы не сможем создать. Потому что создают не менеджеры.

    06 июля 2012, 17:46 5712 1

    Теги:

    Поделиться:


    Вы можете авторизоваться на сайте через: Yandex, Google, Facebook, Twitter, Вконтакте
    Вы должны быть авторизованы для редактирования своего профиля.

    Комментарии ()

    1. Мария 06 июля 2012, 21:02 # 0
      Авиационная, аэрокосмическая и военная промышленность, какая была в Куйбышева, может быть только в закрытой от мира стране. Если мы движемся в сторону Северной Кореи, то всё возможно.
      Назад Дальше