Политика

«Госкапитализм, монополизм, коррупция и изоляция»

Политик Владимир Рыжков о современной России, ближайшем будущем и возможной альтернативе

«Госкапитализм, монополизм, коррупция и изоляция»

Мрачное будущее в ближайшие 6 лет? Политик и публицист Владимир Рыжков в беседе с Ольгой Служаевой рассказал о поводах для оптимизма и маршрутах внутренней миграции, которые, в конечном итоге, приведут оппозицию к победе, а Россию — к свободе и экономическому росту. 

 

- Владимир Александрович, не так давно стало известно, что Вы стали одним из сопредседателей Общественного штаба кандидата в президенты Григория Алексеевича Явлинского наряду с Дмитрием Муратовым и Галиной Ширшиной. Эмилия Слабунова сообщила журналистам, что в рамках работы штаба запланирована целая серия мероприятий. Какого рода предвыборные мероприятия  Вы собираетесь провести?

- Прежде всего, я хочу сказать, что общественный штаб – это люди, которые не входят в партию «Яблоко». Я – не член «Яблока».

- Тем не менее, в последние годы Вы ассоциируетесь с «Яблоком». Ведь именно от этой партии Вы баллотировались на выборы в Госдуму.

- При этом я никогда не был членом партии. Дмитрий Муратов, издатель «Новой газеты», тоже не член «Яблока», Галина Ширшина тоже не член «Яблока». То есть, фактически, мы – три сопредседателя общественного штаба, и ни один из нас не является членом «Яблока». Это означает, что мы поддерживаем Григория Явлинского не в порядке партийной дисциплины, а мы поддерживаем его сознательно. Мы поддерживаем его как фигуру, поддерживаем его программу.

Что касается мероприятий, то сейчас каждый из нас, а нас порядка ста человек уже, планирует, прежде всего, агитацию в регионах. Я сейчас уже запланировал двухдневную поездку в Пермь, в марте я буду в Питере, буду на своем родном Алтае. Кампания очень скоротечная, длится всего четыре недели. За четыре недели сложно объехать много регионов.

- С кем Вы планируете встретиться в регионах?

- Я приезжаю, обязательно даю интервью местным СМИ, обязательно провожу встречу с общественностью, если получится, то выступления перед молодежью и перед студентами, может быть, встречи с представителями бизнеса. Что можно успеть за день-два, то мы и будем делать. Каждый из нас будет ездить, выступать, агитировать. Самая главная работа – это агитация за нашего кандидата.

- Нередко можно услышать упреки к «Яблоку» в недостаточном внимании к проблемам регионов. Избиратели видят большую сосредоточенность на нескольких городах – Москве, Санкт-Петербурге, возможно, Пскове, - и их проблемах. Вы, как человек, начинавший свою политическую карьеру в Алтайском крае, считаете, что работа с региональной повесткой происходит в удовлетворительном режиме?

- Здесь путают причину со следствием. Просто голосуют больше всего за партию в Питере и в Москве. Это не означает, что у них нет отделений. Везде, где я бывал, есть отделения «Яблока».   

- Насколько сильны отделения в регионах?

- По-разному. Например, в прошлую думскую кампанию я был в Томске. Там очень хорошая организация. Так же сильные региональные отделения в Волгограде, в Санкт-Петербурге, на Алтае. В Новосибирске слабее. По-разному. Все зависит от людей, которые там работают. При этом не стоит забывать, что у «Яблока» около 70 регионов имеют свои партийные организации.

- Возможно, сказывается недостаток освещения деятельности региональных отделений. В связи с этим возникает вопрос: имеет ли большое количество представительств партии значение?

- Это имеет большое значение, потому что партия – это структура, это институт. Если есть партия, то она ведет ежедневную систематическую работу на протяжении многих лет. Явлинский, например, очень быстро собрал подписи, потому что у него есть партия по всей стране. Представьте, кто-то начинает с нуля собирать подписи, а у него нет ни структуры, ни сторонников, ни штабов. Поэтому партия – это очень важно.

О политической репутации

- В своей статье «Россия. Закат Четвертой республики» в 1998 году Вы писали, что в России много партий, но это мнимая многопартийность, и в России существует порочная практика голосования за самовыдвиженцев, людей, не обладающих политической репутацией. При этом в стране с развитой демократией такой кандидат не смог бы получить большого числа голосов избирателей. Актуально ли это сегодня?

- Да, именно поэтому я считаю, что выдвигаться надо от партий. Когда за человеком стоит партия, это означает, что за человеком стоит структура. У структуры есть люди, есть программа, региональные отделения. Это не однодневка. «Яблоко» существует уже 25 лет с лишним. Это уже устоявшаяся политическая структура со своими сторонниками в регионах, и кандидат выражает взгляды этой структуры. Более надежно отдавать голос кандидату от партий, чем одиночке, который сегодня есть, а завтра его нет.

- Как вы относитесь к технологии «политического убера», реализованной  командой Гудкова-Каца на муниципальных выборах в Москве, когда, с одной стороны, удалось в сжатые сроки мобилизовать людей, привлечь в политику новые лица. С другой стороны,  партию пришли люди без репутации, чьи убеждения сложно проверить, а дальнейшую работу трудно прогнозировать.

- Большая часть людей шла от «Яблока».  По-моему, там процентов 70 шло от «Яблока». Все кандидаты подписали политическое соглашение. Я надеюсь все-таки на то, что если люди подписали соглашение о том, что они будут привержены либеральным ценностям, демократическим ценностям, то они их выполнят, и не будут торговать своими голосами. Гарантий нет, конечно. Сколько и в самом «Яблоке» было перебежчиков. Вот взять Мизулину, Яровую – бывшие яблочницы. Там полно таких историй. Никогда нельзя на 100 процентов ручаться за человека.

- На Ваш взгляд, это была скорее позитивная практика?

- Да, я  думаю «Яблоко» здесь правильно поступило. Пришла куча народа, которую они впервые видят. Что с ними делать? Прогонять людей? А почему, если они хотят заявить о своей гражданской позиции? Брать людей без условий тоже, наверное, страшно. Потому что сегодня он воспользовался возможностью выдвижения, а завтра начал Сталина нахваливать. Поэтому «Яблоко» нашло интересную технологию. Они выдвигали новичков, но при этом подписывали с ними соглашение хотя бы с базовыми идеологическими обязательствами.

Почему экономика не растет

- В своей давней беседе с главным редактором журнала “Международная жизнь” Борисом Пядышевым вы высказывал мысль о том, что битва между экономистами и экономическими программами бессмысленна в отсутствии демократического государства. Поэтому, прежде всего, следует изменить само государство. Изменилось ли что-то сегодня? Ваши приоритеты сохранились?

- Сегодня происходит все то же самое. Вот я объясню, почему экономика не растет. Потому что политика не дает ей расти. Политические интересы той группы, которая находится у власти, привела к тому, что они контролируют Газпром, Роснефть, госбанки, госкорпорации. Они создали систему монополий, которые не конкурируют на рынке. Эти монополии абсолютно непрозрачны и коррумпированы.

Малый и средний бизнес умирает, потому что он не может в этих условиях работать. То есть мы видим, как политические интересы группы, захватившей власть недемократическим путем и удерживающей ее, не дает экономике развиваться.

Я даю прогноз: если Путин победит, то в следующие 6 лет снова не будет никакого экономического роста. И не потому, что он тупой и не потому, что он не хотел бы роста. Он, может быть, хотел бы роста, но мешают интересы его и его группы, а интересы заключаются в том, чтобы удерживать контроль над монополиями и удерживать политический контроль и контроль над коррупцией, противоречат задачам роста.

Во – вторых, экономика не растет, во-первых, потому что у нас госкапитализм. 60 % экономики - это уже госсектор. Экономка не растет, потому что у нас монополизм. Экономика не растет из-за того, что у нас сверхрегулирование. У нас проверки – это просто форма коррупции. Всех проверяют, забирают собственность, штрафуют. Так невозможно работать. И четвертая причина – изоляция. То есть, Путин – это госкапитализм, монополизм, коррупция и изоляция.   При таких условиях, когда у тебя госкапиталистическая экономика монополий, все коррумпировано, и ты еще загнал страну в изоляцию, роста быть не может в принципе.

- Какую альтернативу Вы предлагаете?

- Явлинский говорит, что его программа – 4 прямо противоположных пункта. Первая – приватизация и конкуренция в экономике. Второе – отсутствие монополий. Третье – снятие бюрократического навеса, безумного регулирования, то есть раскрепощение бизнеса и восстановление позиций России в мире. Снятие санкций, выход из военных конфликтов. При переизбрании Путина рост будет равен нулю в течение следующих 6 лет. При избрании Явлинского рост будет 5-7 % в год. Здесь нет ничего сложного. Любой выпускник экономического вуза, прочитавший 5-6 главных книжек, понимает, почему не растет путинская экономика и понимает, почему будет расти экономика по Явлинскому. Вот выбор между этими стратегиями.

Поэтому действительно у нас экономисты пишут программы. Кудрин пишет программы, Чубайс пишет программы, но их никто не выполняет, потому что эти программы противоречат интересам Путина и его группы. Для того, чтобы эти программы были реализованы, и экономика пошла в рост, нужен другой президент, нужна другая политика. Если бы нам повезло, и Явлинский бы стал президентом, то была бы совершенно другая экономическая политика, и экономика росла бы, зарплаты бы росли, больше денег шло бы на образование и здравоохранение, меньше денег на войну. Это была бы совершенно другая страна. Гораздо более спокойная, более развивающаяся, более богатая, гораздо более справедливая.

Улица против ЦИК

- Сейчас много разговоров ведется о наблюдениях на выборах. Вы считаете, что на выборах президента будут массовые фальсификации?

- Я думаю, что массовых фальсификаций не будет. Сам Путин не заинтересован в таких фальсификациях, потому что по опросам у него и так 70 %. Какой смысл портить свой же банкет? У него и так банкет уже запланирован. Все продукты закуплены, выпивка стоит в холодильнике. И вдруг взять и в этот банкет бросить дохлую крысу. На стол. Дохлую крысу. Зачем? Ему фальсификации не нужны. Они в этот раз действительно постараются не злить людей, не создавать ситуацию 2011 года, когда на видеороликах было видно, как эти пачки бюллетеней запихивают в урны для голосования, как протоколы переписывают.

Мне кажется, что они очень хитро сейчас будут делать. Приходит много сообщений, что ведется работа по приводу на выборы работников предприятий, работников бюджетной сферы. Сейчас будет сделана ставка на то, что политтехнологи называют «мягкий привод». Когда человек вроде бы сам пришел и проголосовал, а на самом деле за этим стоит работа его директора, его замдиректора, его коллег по цеху. Нарушения будут не в день голосования, основная работа будет осуществлена на ранних стадиях.

- Предположим, что на этих выборах все же будут замечены нарушения на участках. Может ли это обстоятельство в 2018 году вновь вернуть активность граждан России, сопоставимую с 2011-2012 годами? Вы лично готовы выйти на уличный митинг и возглавить протест?

- Я сейчас не вижу общественного подъема, который был в 2011 году. Тогда был действительно огромный общественный подъем, но такое редко бывает. Общественные настроения идут волнами: они поднимаются и опускаются. Так было и в XIX веке и в начале XX, когда революционная волна 1905-1907 годов сменилась столыпинской апатией, затем опять пошел подъем.

Но если что-то произойдет, то, конечно, я выйду вместе со всеми. Так же как я вышел в 2011-2012 годах. В этом нет никаких сомнений.

Будущее оппозиции в следующем электоральном цикле

- Вы предвещаете России экономическую стагнацию, народным массам апатию. Что в этой заболоченной системе будет делать оппозиция?

- Остается только две задачи, и я в меру сил пытаюсь им следовать. Остается задача сохранения либеральной партии. На сегодняшний день основная либеральная партия – это «Яблоко». Я хоть и не член «Яблока», но я им помогаю искренне. Сам факт, что в России есть сильная либеральная партия, очень важен. «Яблоко» должно пережить все эти темные годы, все эти тяжелые годы. Поэтому я думаю, что после президентских выборов важна следующая задача – подготовка к думским выбором 2021 года. Необходимо постараться сформировать либеральную фракцию в Госдуме. Уже 20 лет нет либеральной фракции в Госдуме, представляете? Это же вообще ужас. То есть в стране десятки миллионов людей, которые думают как европейцы и ни одного депутата в Госдуме, который представляет их интересы. Самое правильное решение - объединить коалицию демократов вокруг «Яблока».

Вторая задача – это просвещение. Объяснение людям, что есть у России альтернативный путь  развития, о котором я уже сказал. Мы можем быть гораздо более богатым, правовым и цивилизованным государством. Власть создает впечатление, что можно жить только так, как мы живем сейчас. А это неправда. Есть масса других вариантов. Можно жить гораздо хуже, чем сейчас, если мы, например, пойдем сталинским путем, начнем закрывать страну и убивать людей. Можно за 2-3 года довести страну до Северной Кореи, до нищеты. Можно. Но можно жить и гораздо лучше.

Вопрос о существовании России не стоит. У нас есть ядерное оружие и ничего с нами не произойдет. Все будет в порядке. Владимир Соловьев в XIX веке сказал так: «Речь не идет о существовании России, речь идет о достойном существовании России». То есть существование нам обеспечено, а бороться надо за достойное. Поэтому я думаю, что вот эти две задачи: сохранение демократических сил, участие в выборах в Госдуму и просвещение, объяснение людям, что может быть другая ситуация, гораздо лучше, чем сейчас – это то, чем мы будем заниматься будущие 6 лет.

Книги, которые изменят Россию

- Каким образом будет осуществляться просвещение? Интернет-ресурсы едва ли с этим справятся.

- Вообще нет. Эти 6 лет должны быть годами книг.

- Книг, думаете?

- Да, книг. Мировая история пишется профессорами.

- Люди, которые голосуют, не всегда читают книги. Порой они просто не имеют к ним доступа.

- Нет никакого противоречия. Когда-то Карл Маркс написал толстую и скучную книжку под названием «Капитал». Эту книжку и сейчас способны прочитать очень немногие. Я уж не говорю про 4 тома «Капитала». Я говорю только про первый том. Это невозможно читать. Тем не менее, эта книга изменила всю мировую историю. Как же это произошло? Происходит это следующим образом. Профессор пишет умную книгу, где предлагает новый путь развития общества. Находятся люди, которые способны понять и популяризировать его идеи, то есть изложить их таким образом, что их поймут следующие 100 человек. А среди тех ста человек найдутся люди, которые загорятся этими идеями и объяснят простой тете Маше и простому дяде Васе, что Россия-то, оказывается, может быть гораздо богаче и гораздо спокойнее, справедливее. Никто с «Капиталом» Маркса не ходит по участкам. Но если в книге есть набор идей, которые действительно привлекают людей, которые действительно показывают общественную альтернативу, то в течение ряда лет они могут проникнуть до самой дальней алтайской стоянки и завоевать там популярность. Поэтому я думаю, что вообще пришло время не YouTube, а пришло время книг. Может, я здесь иду вообще против всех тенденций. Потом найдется человек, который на YouTube  в трех минутах эту книжку перескажет. Это проще простого.

- Вы работаете над новой книгой? О чем она будет?

- Да, я сейчас готовлю новую книгу. Это пока секрет, но, естественно, она будет о будущем России.

- Вы могли бы провести какие-то аналогии в истории России с сегодняшним днем?

- Путин – это Брежнев-2. Все расселись на места. Одни и те же люди сидят при власти 20 лет. Фактически, это брежневский застой. Мы повторяем 70-е годы. Деградация, коррупция. При Брежневе не было только такого социального расслоения. Какое-то жилье строили для людей, путевки в пионерские лагеря раздавали. Сейчас этого ни черта нет. Есть верхушка, которая обогащается, и нищий народ, который выживает. Система тоже застойная, но она гораздо хуже.

Второе отличие – пока еще отсюда можно убежать. И у нас за 20 лет уехало 6 миллионов человек. Одних докторов наук уехало 250 тысяч. Вдумайтесь! Мы терем главное богатство страны. Главное богатство – не нефть, а люди. Поэтому Путин – это путь в никуда. Сейчас это понимают немногие. Но если писать хорошие книг и распространять эти знания, то через 6 лет это будет понимать вся страна, и она потребует перемен. Но вопрос, каких перемен. Потому что идет борьба за умы. Сталинисты продвигают свою программу - аресты, казармы, всеобщую мобилизацию. Либералы должны продвигать свою программу. Программу гуманистическую, программу развития, верховенства права, свободных инноваций. Идет борьба за будущее России каждый день. Главное сейчас то, что делаю я и то, что делает Явлинский, - показать альтернативу путинскому режиму.

Популизм и демократия

- Но ведь и среди либералов идет борьба. Не факт, что все захотят объединяться вокруг партии «Яблоко».

- А какая борьба?

- Есть Навальный, например.

- Навальный либерал? Он сам себя считает либералом? Не факт. Его считают либералом? Не факт.

- Его поддерживают, в том числе, и многие люди, которые разделяют европейские ценности и демократический путь развития.

- И многие, которые не разделяют. Например, националисты. Он скорее популист. Я все же говорю о либералах, у которых есть система ценностей.

- Вы считаете, что популизм так уж плох в сегодняшней ситуации несменяемости власти? В случае, если мы не приравниваем популизм к национализму.

- Не знаю ни одного хорошего примера политика-популиста. В Латинской Америке популисты сменяли друг друга десятилетиями. Один популист говорил, что предыдущий популист был коррупционер, приходил к власти. Потом следующий популист говорил, что этот популист был коррупционер. Это дурная бесконечность. К власти должны приходить люди не с лозунгами, которые всем нравятся, а люди с твердыми убеждениями программой развития страны. Это совершенно разные вещи.

Как сделать Россию свободной

- Если вдруг случится невероятное, и однажды мы проснемся в демократической России, в свободной стране. Если бы так случилось, что Вы могли бы занять любой пост, выбрать любую должность, что бы Вы выбрали? На каком посту Вы бы смогли наиболее эффективно работать на благо страны?

- Я думаю, что если бы такое чудо случилось, то я бы с удовольствием работал в правительстве и взял бы на себя какую-нибудь реформу. Я мог бы взять реформу федеративную, пенсионную. Потому что на самом деле здесь не надо быть узким специалистом. Политик не должен быть узким специалистом. Политик должен видеть будущее, твердо оценивать ситуацию, и определять задачи профессионалам.

- Какая реформа должна стать первоочередной? 

- Правовая. Вот смотрите. Почему не развивается страна? Потому что весь современный мир является капиталистическим. Китай, Корея, Япония, Россия. Весь мир после XVIII века живет в эпоху капитализма. Это еще называют капиталистической миросистемой. В капитализме самое главное – частная собственность. Илон Маск владеет своей компанией,  покойный Стив Джобс владел своей компанией. Основа капитализма и основа рынка – это частная собственность. Частная собственность должна быть защищена правовой системой. Что происходит в России? В Москве сносят магазины при Собянине, у владельцев которых есть на руках документ, подтверждающий, что это их частная собственность. Подходит бульдозер, сносит их частную собственность, приходят предприниматели. Что им говорит Собянин? «Что вы мне суете эти бумажки? Какая собственность, вы, о чем говорите?» Это началось с дела Ходорковского, с 2003 года, когда крупнейшую частную кампанию взяли просто и отобрали, а собственника посадили на 10 лет.

Можно называть миллион частных причин, по которым Россия не будет развиваться, но все они сводятся к одной: в России не защищена частная собственность. Она не защищена ни судами, ни прокуратурой, ни государством, ни конституцией. Любую собственность завтра может отнять государство. Просто так, по щелчку.

Есть такой рейтинг очень авторитетный International Property right index, международный индекс защиты прав собственности. Так вот Россия из 127 стран на 111 месте, Китай на 52. Вот и ответ, почему Китай растет на 8 % в год, а Россия растет на 0 %, либо даже сокращается. Еще раз повторю. Весь мир капиталистический. Нет некапиталистического мира. Это единственная миросистема. В ней конкурируют частные собственники. И, вдруг, в этой системе есть страна, где частная собственность - вообще ничто. Как Вы думаете, у нее есть шансы развиваться? Конечно, нет. Даже те деньги, которые здесь есть, уйдут в те страны, в которых их не заберут. Поэтому у нас и отток людей, и отток технологий, и отток капитала в те юрисдикции, где частная собственность защищена. Мы хотя бы должны догнать Китай. Я уж не говорю о Новой Зеландии, Швеции или Германии, которые находятся в первой десятке по защите частной собственности в мире, и при этом они на первых местах по экономическому развитию. Нам хотя бы догнать Китай и занять 53 место, пусть даже за Китаем. Поэтому главная реформа в стране – правовая. У нас нет правового государства. У нас не защищена собственность, не защищена жизнь, жилье, частная свобода, переписка. У нас ни одно фундаментальное право в России не защищено.

У нас нет правового государства. Это совершенно поразительная вещь, потому что мы начали свою модернизацию при Петре 300 лет назад и начали догонять Европу. Мы во многих отношениях ее догнали. У нас прекрасная литература, прекрасная музыка, великолепные города, великолепная в целом культура, великолепная армия – это тоже элемент модернизации. Но мы за 300 лет не можем решить одну, но самую важную задачу. Ее решили вьетнамцы, корейцы, малазийцы, турки – это верховенство закона. Это же совершенно поразительно, почему наша страна не может решить эту задачу верховенства права. Чтобы закон работал, защищал наши с вами права и был одинаковый для всех. Не можем! Вот с этого надо начать. И тогда Россия пойдет в  уверенный рост.  

    08 февраля 2018, 12:42 4741 0

    Теги: Владимир Рыжков, Владимир Путин, Алексей Навальный, Григорий Явлинский, оппозиция, выборы,

    Поделиться:


    Код для вставки в блог:


    Вы можете авторизоваться на сайте через: Yandex, Google, Facebook, Twitter, Вконтакте
    Вы должны быть авторизованы для редактирования своего профиля.

    Комментарии ()

      Назад Дальше