Культура

Около ноля

В галерее “Виктория” открылась выставка “2.0”, представляющая обзор актуального российского искусства за последние 20 лет. Арт-критик Сергей Баландин рассказывает, что там интересного.

Около ноля

Работы для выставки были предоставлены двумя культовыми для хипстеров музеями: Московским музеем современного искусства и Мультимедиа Арт музеем. Примечательно, что в экспозиции нет ни одного живописного произведения. Смерть живописи? Нет, но живопись в России в указанный период была явно на периферии внимания художников и критиков. А что же было главным? Прежде всего, коммуникация и наведение мостов. Живопись, будучи заключенной в раму, таких задач не решает.

Размышлениям о несостоятельности и извращении двух русских утопий – авангарда и народности – посвящены серии фотографий Владислава Мамышева-Монро и арт-группы “Синие носы” (Вячеслав Мизин и Александр Шабуров). В каждой из них величественные идеи, призванные объединить людей, снижаются до уровня “кухни”, становятся “kitsch”, при этом обретая понятные, одомашненные черты. Действительно, супрематизм понять трудно, а вот колбасу на тарелке понять легко – там и понимать нечего.

Снимки Игоря Мухина понравятся любителям более классической фотографии. Мухин – замечательный документалист, который стал летописцем музыкального андеграунда конца 1980-х, и его серия, посвященная молодежи 90-х, одна из самых представительных на выставке.

Альтернативная российская культура всегда “шла в народ”, передвижники и деревенщики пытались показать настоящую русскую глубинку, которой, по их мнению, не видела и не чувствовала власть. Своими экспедициями они, в конце концов, доказали, что русский человек – это абсолютно самодостаточная, независимая социальная единица, не нуждающаяся в обратной связи с верхами. Вот Владимир Архипов с начала 1990-х собирал артефакты народной хитрости: сломавшиеся напополам и скрепленные проволокой очки или молоточек для забивания мелких гвоздей и магнитик, вставленный в один из бойков, чтобы гвоздь не падал и не терялся. Здесь художник самоустраняется, давая слово российским ”левшам”.

Часть выставки, посвященная XXI веку, полна интерактивных объектов и флеш-игр. Речь идет не только о триумфе цифрового искусства, но и о принципиальной установке: искусство – это не предмет, а отношения. Без зрителя нет искусства. Если зритель не подойдет и не дернет, не нажмет, не сунет штекер, искусство – как акт взаимоотношения человека и вещи – не состоится. Это новый “гуманистический поворот”, вершиной которого оказываются произведения не рукотворные, но ручные, а интерпретация их имеет не интеллектуальную, но мануальную природу, возвращающую нас будто бы назад – от человека думающего к человеку делающему. Но в этом “будто бы” и заключена вся соль. Казалось бы, ”оживляш” от арт-группы “ЕлиКука” и им подобных низводит художественное произведение до аттракциона, но на самом деле дергать за веревку и радоваться, что на другом конце зала от этого поднимается ковер – это только первый уровень. ХХ век выработал целую традицию, в которой у зрителей появляется свой зритель, который смотрит на то, что они делают. Смотрение на смотрящих – уникальное изобретение постмодернизма. И феноменом, который исследует художник, в таких произведениях, как, например, антифеминистская “Хозяйка” Булныгина, является сам играющий зритель, в свою очередь, сознающий или не сознающий смысла того, что он делает.

“Восстание тренажеров миропорядка” арт-группы “ЕлиКука” – самая масштабная инсталляция на выставке. Эта инсталляция, на первый взгляд, провоцируя зрителя на активные действия, но на самом деле демонстрирует любовь людей к опосредованным действиям. То есть зрители получают удовольствие от того, что пилят полено или макают пакетик чая в стакан, дергая за шнур или поворачивая рычаг. И эти аттракционы опосредованных операций являются той виртуальной реальностью, в которой мы действуем, не принимая никакого реального участия в физических процессах, а только запуская их.

 

Скульптуры Сергея Шеховцова из поролона одновременно грубы, что подчеркивает их рукотворность, и характерны. Персонажи его “Кинотеатра” имеют портретные черты и изображают скучающих зрителей в 4D-кинотеатре, смотрящих на посетителей галереи. Тема Шеховцова – современное общество спектакля, жаждущее развлечения, в роли которого выступает искусство, в том числе работы самого Шеховцова. Таким “развлечением” стала другая его скульптура – “Мотоциклист”, вырывающийся из стены. Такая своеобразная победа поролона над гипсокартоном. Победа, которая должна побудить в зрителе веру в возможности человека, ну и заодно желание сфотографироваться.

Выставка поделена на две части (90-е и 2000-е) и демонстрирует отход от реальности вещи в сторону виртуальности и эфемерности материалов, из которых делается искусство. Отныне искусство больше не вещь, а отношение или даже намерение.

 

Сергей Баландин

    05 ноября 2014, 07:17 5411 0

    Теги: выставки, искусство, арт-критика, Сергей Баландин, contemporary art, галерея «Виктория»,

    Поделиться:


    Вы можете авторизоваться на сайте через: Yandex, Google, Facebook, Twitter, Вконтакте
    Вы должны быть авторизованы для редактирования своего профиля.

    Комментарии ()

      Назад Дальше

      Анна Якушева

      Присвоение власти

      Юрий Сенокосов

      Послание родителям

      Екатерина Маяковская

      De mortuis aut bene, aut nihil

      Екатерина Маяковская

      Благополучные и недолюбленные

      Ольга Служаева

      Искусство наблюдать

      Всеволод Емелин

      За Собчак