Мнения

Михаил Матвеев не собирается распускать сопли

Михаил Матвеев

Выборы губернатора Самарской области завершились без неожиданностей и публичных скандалов. Если, конечно, к таковым не относить сразу три региональных рекорда, установленных в ходе этой избирательной кампании. Бесспорный фаворит, единоросс Николай Меркушкин набрал свыше 91% голосов, больше всех других победителей выборов в субъектах Российской Федерации. Кроме того, впервые в губернии проголосовали досрочно больше 9% избирателей, а явка на выборах главы региона невероятным образом составила 61,58%. Михаил Матвеев, получивший лишь 3,95%, считает себя «бойцом» и наотрез отказывается «распускать сопли».

Михаил Матвеев, депутат Самарской губернской думы, член фракции КПРФ:

- Прежде всего, хочу сказать, что тот анализ и те выводы, которые у меня сейчас имеются, носят предварительный характер. Я знаю только официальные итоги выборов, я ознакомился с данными по голосованию, которые имеются на сайте облизбиркома. Но при этом у меня на данный момент отсутствует информация из районов от наших представителей, от КПРФ об особенностях подсчёта голосов. Поэтому не берусь пока сказать, признает ли компартия результаты этих выборов. Это требует дополнительных консультаций. Видимо, в течение сегодняшнего дня. В том числе и с центральным руководством. Завтра мы планировали вместе с Лескиным (депутатом Самарской губернской думы, первым секретарём самарского обкома КПРФ - прим. ред.) провести пресс-конференцию. То есть к этому времени, видимо, какие-то официальные позиции и мои лично, и партии, которая меня выдвигала, будут озвучены.

Пока что я могу сказать, что очевидным результатом этих выборов является то, что Самарская область переходит в новую политическую реальность, которая подразумевает совершенно иную систему взаимоотношений между властью и оппозицией, между властью и народом. Новая система ближе к системам, существующим в национальных республиках, чем к привычной для Самарской области в период разгула демократии системе. Это надо всем понимать, так как с этим придётся считаться.

Безусловно, Николай Меркушкин получил убедительный результат. Даже с учётом всех предполагаемых и существующих фальсификаций. Я думаю, что даже если отбросить досрочное голосование, которое в Самаре носило невиданный размах - по-моему, 223 тысячи, и если отбросить ещё более 110 тысяч, проголосовавших на дому, а то и другое вместе - это где-то около 15% бюллетеней, которые вызывают, скажем так, серьёзное сомнение, - то у Николая Меркушкина всё равно получится больше 80% голосов.

Конечно, такой вот как бы честный пересчёт процентов показывает несколько другой расклад сил. Он показывает где-то около 85% за Меркушкина, порядка 10% за меня, а оставшиеся 5% делятся между остальными кандидатами. Но даже если бы результат был таким, это всё равно был бы убедительный результат для главы региона, с которым его, безусловно, можно поздравить.

Отмечу, что помимо административного ресурса, который, конечно же, работал только на него и выражался буквально во всём, всключая средства массовой информации, где Меркушкин появлялся настолько же больше, насколько больше за него в итоге было зарегистрировано голосов, так вот, помимо этого ресурса надо упоминуть и то, что он как кандидат, конечно, «пропахал» эту кампанию очень мощно, он нёс на себе львиную долю собственного результата. Поэтому сказать, что этот результат ему нарисовали чисто административными методами, а сам он как кандидат к нему особого отношения не имеет, конечно же, нельзя. Понятно, что у Николая Ивановича могучее обаяние и харизма могучая. И работоспособность колоссальная, и огромное количество встреч.

Тем не менее, некоторые моменты на этих выборах я всё-таки отметил бы. Как я уже сказал, главный политический итог заключается в том, что мы перемещаемся в другую политическую реальность, которая, наверное, так скажем, ещё многими не осознана. Главным итогом этих выборов является получение Меркушкиным фактически карт-бланша на проведение любых непопулярных действий со ссылкой на получение мандата от народа. Конечно, ему очень сильно подпортила результат явка. В городе Самаре и Тольятти она составила больше 40%, даже с учётом всех натяжек. В целом по области она составила 61%. Это, конечно, не 70% и не 80%, как он хотел. И арифметический пересчёт голосов показывает, что в целом от общего количества избирателей Николай Меркушкин набрал в районе 52%, если я правильно посчитал. У него есть основания сказать, что большинство избирателей его поддерживает, но это не позволяет ему утверждать, что абсолютное большинство избирателей его поддерживает. Всё-таки почти 50% избирателей не давали ему полномочий на исполнение обязанностей губернатора. И я бы не стал при таких результатах полагать, что это карт-бланш на проведение абсолютно любых экспериментов с областью без какой-либо оглядки на наличие других точек зрения.

Одной из первых жертв этого результата станет отмена всенародных выборов мэров Самары и Тольятти, о чём многие, в том числе и я, говорили. В этом плане я, конечно, с одной стороны, сожалею о том, что происходит, о том, что народ не выразил своё несогласие на выборах губернатора, но отношусь к этому с известной долей философского понимания. Понимания того, что на разных этапах своего гражданского развития общество наше либо готово отстаивать собственные права, либо не готово. Не буду повторять банальную мысль о том, что народ всегда достоин своих правителей. Но людей, которые будут впоследствии недовольны каким-то администрированием, я буду отсылать к результатам выборов губернатора Самарской области. То есть теперь у Самары и Тольятти есть конкретный человек, к которому надо им обращаться по всем своим вопросам. Этот человек - Николай Иванович Меркушкин.

Пока, видимо, Самаре и Тольятти необходимо пройти через этап жизни при прямом губернаторском управлении и сделать для себя выводы, какие плюсы и минусы у этого имеются. Видимо, для меня лично это означает, что мои политические усилия к тому, чтобы избраться мэром Самары заканчиваются. Мне придётся, видимо, серьёзно корректировать свои политические планы в этой части. При этом скажу, что в России всё очень быстро меняется, и я окончательно не отказываюсь от того, чтобы претендовать и бороться за право возглавить Самару когда-либо и реализовать здесь свою программу, опираясь на широкое развитие демократии и местного самоуправления.

Есть ещё всякие аномалии, которые я на этих выборах зафиксировал, связанные с анализом цифр, которые нам выдал облизбирком. Какие я выводы сделал? Понятно, что у нас проценты, которые получили другие кандидаты, они весьма микроскопические по сравнению с Николаем Ивановичем. Но, тем не менее, там существует тоже свой расклад сил, свои тенденции. Исходя из этих тенденций, я некоторые результаты для себя посмотрел.

Я ставил перед собой на этих неравных выборах стратегическую задачу, а именно, обозначение того, что в Самарской области есть политики, которые могут бросить вызов системе, даже когда она работает в таком всепоглощающем ресурсе, вопреки полной капитуляции Самарской области перед Мордовией. Пусть даже только один человек вышел на это сражение и как-то бился. Ну, знаете, если рассматривать битву танка со всадником, то результат очевиден. Но это совершенно не лишает чести этого всадника. Поэтому я в этом плане смотрю очень спокойно на эти результаты. С учётом того, что я на эти выборы потратил два с половиной миллиона рублей. Не двадцать пять миллионов рублей и не два с половиной миллиарда рублей, как некоторые. Если бы были другие финансовые, прежде всего, ресурсы, то, конечно, результат был бы другой. Помимо стратегической задачи у меня был ряд тактических задач, которые либо транслировались мне моими союзниками, либо я ставил себе их сам. Задачи эти были следующие: показать достойный результат в собственном избирательном округе; проверить и показать нормальный результат в потенциальном округе в Государственную думу, в пятьдесят третьем; показать хороший результат в городе Самаре. Это вот те задачи, которые я ставил перед собой сам. Задача, которая была поставлена передо мной коммунистами - быть вторым, а не третьим в Тольятти. И вот, анализируя эти тактические задачи, я пока могу сказать следующее: из набранных мною пятидесяти семи тысяч шестисот пятнадцати голосов, которые на данный момент имеются, половина, двадцать восемь тысяч пятьсот тридцать три голоса, получена в Самаре. При этом, например, у Маряхина в Тольятти получено меньше трети голосов от того процента, который он получил в целом по области. В среднем по Самаре я набрал около 6,3%. Если правильно посчитал. В собственном депутатском округе я набрал в три раза больше голосов, 12,3%, чем в среднем по области, и вдвое больше, чем в целом по Самаре. При этом замечены некоторые аномалии у меня в Октябрьском округе, которые доказывают то, что обещание, что административный ресурс не будет красть у меня голоса и мне дадут получить в своём родном округе честный результат, не были сдержаны властью. Например, из девятнадцати тысяч четырёхсот одиннадцати испорченных бюллетеней шесть тысяч триста пять испорчены именно в Самаре. При этом семьсот семьдесят бюллетеней испорчены в Октябрьском районе. Это один из самых высоких процентов на душу населения. Например, в Промышленном районе, где население в несколько раз больше, чем в Октябрьском, испорчены тысяча двести бюллетеней, а в Советском районе, который вдвое больше Октябрьского, - девятьсот восемьдесят. Аналогичная аномалия в Октябрьском районе с голосованием на дому. В Октябрьском районе на дому проголосовали вдвое больше людей, чем в Советском, например. Примерно столько же, чуть меньше, чем в Промышленном и Кировском районах. В Октябрьском районе на дому проголосовали четыре тысячи сто семьдесят четыре человека против двух тысяч шестисот девяноста девяти в Советском районе. То есть в Октябрьском районе было аномальное число даже на общем фоне голосования на дому и досрочно. А это как раз две типовых схемы фальсификации.

Я знаю результат «досрочки» в ряде УИКов. Например, на участке 3012, где я лично голосовал, меня поддержали, по итогам официального результата, около 30%. При этом члены комиссии мне проговорились о том, что они просмотрели результат досрочного голосования, и из ста девяноста досрочных бюллетеней не было ни одного за меня. Это, однозначно, как бы не бьётся - 30% в целом и ноль в «досрочке». Если в Октябрьском районе вот эти бюллетени, которые были на дому, пересчитать в общей пропорции, то у меня получится результат в районе 14-15%, а в целом по Самаре - около 7-8%. Наилучший результат у меня в Октябрьском, Советском, Самарском, Ленинском и Промышленном районах. Это, в общем-то, одна из трёх тактических задач, которые решались. И если говорить в целом по соотношению не с победителем, а с другими кандидатами, то я набрал больше голосов, чем остальные трое кандидатов вместе взятые.

Это вот такие предварительные тактические итоги. Понятно, что они при наличии фактора Николая Меркушкина особой роли не играют, но при изменении этого фактора политические позиции, которые существуют, очень резко меняются. Поэтому вот, несмотря на общий пессимизм, который многие люди испытывают в связи с результатом этих выборов, я привык относиться к политическому процессу именно как к процессу, а не как к результату. Будучи бойцом, я не распускаю сопли из-за результатов выборов. Надо из этого делать определённые выводы и развивать политическую деятельность с учётом тех новых условий, в которых мы теперь будем жить ближайшие пять лет.

Мнения экспертов по этой новости:

15 сентября 2014, 14:31 2142 0

Теги: Михаил Матвеев, Николай Меркушкин, Михаил Белоусов, Михаил Маряхин, выборы губернатора Самарской области, явка, 14 сентября,

Поделиться:


Вы можете авторизоваться на сайте через: Yandex, Google, Facebook, Twitter, Вконтакте
Вы должны быть авторизованы для редактирования своего профиля.

Комментарии ()

    Назад Дальше