Ольга Служаева

Краткий курс гражданской войны

Краткий курс гражданской войны

                                                           «Мы замечаем, что ударение падает уже не на бытие,
                                                            но на становление и изменение».
                                                             Генрих Вельфлин, «Основные понятия истории искусств»

Как отреагировал самарский губернатор на недовольство протестующих против коррупции? Очень странно отреагировал: собрал полный зал студентов и учащихся для показа видеофильма об экстремистах. Сценарист фильма был, очевидно, большой глупыш, от того-то в фильме всё так перепутано. Автор и сам, полагаю, понял, что всё путает, поэтому и фамилию свою в конце указывать постеснялся. Фильм безымянных глупышей решили показать студентам, очевидно, в целях просвещения, только вот организатор мероприятия оказался не меньшим глупышом, и ошибочно подумал, что это кино имеет отношение к культуре и его можно демонстрировать. Режиссёр ведь тоже, наверное, по необразованности своей подумал, что не снято еще российского кино, достойного студентов. Вот и решил сам сотворить двадцатиминутный шедевр, вдохновляясь новостями на гостелевидении. Ну, правда, кто, если не он, невидимый воин команды созидания?

Нет, к великой русской культуре хороводы ряженых в цветастые костюмы отношения не имеют, так же как и человек, рассказывающий встревоженным голосом за кадром о мощи ядерного оружия России и «ужасах» Евромайдана, не имеет отношения к журналистике. Даже с точки зрения актуальности. Евромайдан несколько лет назад благополучно завершился, а наличие ядерного оружия - давно уже не показатель благоденствия народа в цивилизованном мире. В этом контексте торжества бездарностей особенно прекрасно смотрелось выступление слепого студента Валерия Ремизова. Он неожиданно во время монолога губернатора взял в руки гитару и запел: «Коленька, Коленька, какой же такой убогенький». Эта частушка, в отличие от фильма «Экстремизму нет» обладала всеми признаками истинного народного искусства с элементами бардовской песни. Выбранный песенный жанр и манера исполнения очень характерны для культуры Самары с её традиционными ежегодными Грушинскими фестивалями, в советское время считавшимися неким уголком политической свободы. В одном стихе соединились политика, искусство и народ, ибо жанр обязывает. Губернатор больше часа старался - и ни того, ни другого не вышло. Очевидно, позавидовав таланту юного самарского Гомера, приспешники «команды созидания» вытолкали автора-исполнителя из зала.

Всё же интересно было бы узнать, кто этот человек - организатор кинолектория? И кто назначил человека с такими сомнительными вкусами что бы то ни было публичное организовывать? Тем более для студентов, почти детей… Пусть откроется. Но event-manager тоже, видно, давно осознал, что всегда всё путает и стесняется своего имени, а, может, и, не побоюсь этого слова, результатов своей нелепой работы - там смех, да и только. Не надо стесняться! Взгляните на вашего учителя.

Вот Меркушкин постоянно всё путает и не стесняется этого: бабочка он или всё же губернатор? И кто кому снится? Николай Иванович - человек-мем. В Самарской области есть такая бесплатная забава, ставшая фирменным знаком «Засекина»: прийти на выступление главы региона, включить видеозапись на телефоне и ждать, когда он по традиции начнёт всё путать, а затем ждать, когда он совсем запутается и слова в предложениях окончательно распадутся. Распадутся, чтобы к следующей встрече вновь попробовать собраться. Но тщетно. Никак не удаётся ему справиться с афазией. Здесь уж человеку не до борьбы с коррупцией - русское слово бы побороть, да вот беда, и оно не даётся. Для такой нешуточной борьбы с языком необходимо много сакральных жертв - слушателей извергаемого бреда. Только вот Меркушкин никакой не жрец, все над ним в кулачок посмеиваются, а он и не понимает, что последние несколько лет являет собой героя скетч-шоу.

В видеоролике «Экстремизму нет» представителей гражданского общества ошибочно называют экстремистами и сравнивают с фашистами. Авторы мероприятия ошибочно полагают, что принуждать молодёжь к посещению психоаналитического сеанса, который должен быть сугубо приватным делом - хорошо, правильно и демократично. И здесь напутали. Фашизм - заставлять ни в чем не повинных людей часами выслушивать свои дикие фантазии, травмы, комплексы, страхи. Губернатор, возможно, считает, что, чем откровеннее он будет в своих историях, чем шире будет для когнитивного эксгибиционизма аудитория, тем быстрее его речь восстановится. Увы, эти процессы никак не связаны. «Ах, если б ещё юные студенты пришли меня послушать!» - мечтал Меркушкин, сидя в своей резиденции на берегу Волги. «А вот и повод нашёлся – митинг», - прямо вижу, как он улыбался, взволнованно потирая ладошки. Но! Война с языком и внутренними демонами - дело личное, а борьба с коррупцией - дело общественное. Не надо путать!

Тем временем, губернатор с командой, очевидно, часто посещают воображаемую библиотеку и коротают время за чтением воображаемых методичек зарубежных авторов о развале страны. Несколько лет разносится этот бред над стремительными темпами проваливающимся в ад городом, и я всё думаю: не пора ли Меркушкину наконец-то пойти в другой воображаемый читальный зал - зал созидания (ведь должен быть и такой), и прочитать методичку, к примеру, о ремонте дорог или об эффективном распределении бюджетных средств?

Самый замечательный момент фильма - рассуждение о связи фальсификации истории Второй Мировой войны с революцией.

Массовое участие детей в митингах протеста 26 марта выглядело по-настоящему жутко. Ведь дети становились акторами истории в самые тяжёлые для страны годы. Последнее событие в России, мобилизовавшее детей, - Вторая Мировая война. Дети работали на заводах, когда отцы ушли на фронт, дети участвовали в партизанских отрядах, дети-герои, дети репрессированных, дети концлагерей. Обыкновенно апелляция к теме детства в контексте исторических событий пролегает через тему войны. Военное время в культуре повседневности воспринимается, как детство вне детства. Ребёнок рано становится взрослым и принимает ответственность и заботы родителей на себя.

К 9 мая 2016 года в самарском «Ералаше» сняли социальную рекламу. Десятилетний мальчик в ней рассказывает сегодняшним школьникам о том, как он помогал в годы войны стране, отливая тяжелые снаряды на заводе, чтобы «немцев бить». Потом «пошёл в партизаны, к полку прибился, [...] на одной из вылазок [...] снайперы убили». «Эй, а умирать не страшно?» - кричит ему вслед девочка. «Это не важно, важно, что мы победили» - отвечает призрак ребёнка в военной форме. Манипуляция победой 1945 года привела подростков к простой мысли: не бойся умереть за страну, если враг придёт. Выход детей на митинг - первый яркий результат такой бесхитростной и недальновидной пропаганды. О том, что Россия в опасности и весь огромный мир вот-вот её атакует, кричат кремлевские СМИ уже не первый год. Дети в полной мере ощутили себя участниками военных действий. Ужас происходящего в том, что война эта - пока не до конца осознанная нами - гибридная гражданская война, развернувшаяся внутри страны. Родители уже призваны или условно убиты, в символическом плане, как действующие лица сопротивления, и потому подростки решили действовать самостоятельно. Мы увидели истинный результат бездарной, губительной работы с общественным сознанием 26 марта. Сегодня уже очевидно, что власти должны осознать массовые митинги, как точку отчаяния атомизированного общества, которое в любой момент может соединиться в стихийном всплеске недовольства, вызванного обилием вопросов, остающихся без ответов. Плохое искусство не поможет власти просиять, а уличные перформансы доказывают, что разгромленные выставки, отвергнутые художники и запрещённые спектакли по-прежнему живы в людях.

Ольга Служаева

23 апреля 2017, 22:12 14203 2

Теги: Самара, Николай Меркушкин, экстремизм, гражданская война, фашизм, дети, язык, афазия, коррупция,

Поделиться:


Вы можете авторизоваться на сайте через: Yandex, Google, Facebook, Twitter, Вконтакте
Вы должны быть авторизованы для редактирования своего профиля.

Комментарии ()

  1. Денис 02 апреля 2017, 18:34 # 0
    Спасибо, Ольга! Полностью согласен с Вами.
    1. Саша 18 августа 2017, 17:08 # 0
      Значит задача старшего поколения оказаться на этой войне раньше наших детей
      Назад Дальше

      Анна Якушева

      Присвоение власти

      Юрий Сенокосов

      Послание родителям

      Екатерина Маяковская

      De mortuis aut bene, aut nihil

      Екатерина Маяковская

      Благополучные и недолюбленные

      Ольга Служаева

      Искусство наблюдать

      Всеволод Емелин

      За Собчак