Михаил Матвеев

Подводная лодка самоуправления

Подводная лодка самоуправления

В мире существует огромное количество моделей организации власти, как на местах, так и в государстве в целом. И мы не можем быть уверены, что эти модели можно выстроить в какую-то иерархию с точки зрения их пригодности для человеческого счастья. Нет такой линейной парадигмы от плохого к хорошему, где на низшем уровне будут находиться феодализм, монархия и диктатура, повыше – буржуазная организация, на вершине – демократия или, скажем, коммунизм.

Государственная жизнь может быть устроена по принципам командно-административной системы, и это необязательно приведёт к человеческим страданиям и плохой жизни людей. В той же Ливии до вторжения туда войск НАТО был очень высокий уровень жизни, бензин стоил дешевле воды, люди получали большие пенсии, зарплаты и так далее. И в какой-то тоталитарной стране какой-нибудь сверхдиктатор может достаточно эффективно наладить систему вывоза мусора с улиц и работу ЖКХ. Мы это пережили при товарище Сталине, когда, выражаясь языком старшего поколения, в стране был порядок - не только в переносном смысле этого слова, но и в прямом. Если рассматривать местное самоуправление как модель, призванную обеспечивать исключительно бытовые потребности граждан, можно с лёгкостью доказать, что командно-административная система – это как раз то, что нужно.

Но командно-административное государство, где все вопросы, в том числе бытового характера, решаются через вертикаль власти, подвергается очень большой нагрузке. Проблемы, которые при самоорганизации граждан должны рассасываться сами собой или решаться на местном уровне, в этом случае ложатся на всю государственную систему. Если лампочка в подъезде не горит, люди вынуждены обращаться к губернатору, а если вопрос не решится – к президенту. Это заставляет всю систему государственного управления находиться в постоянном напряжении, и при любых сбоях критике будет подвергаться вся государственная система. Как человек, служивший в военно-морском флоте, я могу провести параллель с системой живучести подводной лодки. Если на корабле существуют автономные отсеки, и один из них заполняется водой, его можно загерметизировать, и лодка будет спасена. Если же система сквозная и соподчинённая, любая пробоина может привести к потоплению всего корабля.

Так и местное самоуправление в России, встроенное в общую систему государственной власти, при любом политическом кризисе приказывало долго жить. Если же самоуправление автономно и не политизировано, оно будет существовать при любом режиме, как, условно говоря, будет существовать баня – при коммунистах, националистах и даже при либералах. Дворник будет работать при любом режиме, если он не является членом партии и ему партком не дал команду не выходить на улицу.

И Николай Иванович Меркушкин в масштабах Самарской области, и Владимир Владимирович Путин в масштабах Российской Федерации, взваливая себе на плечи ту часть зоны ответственности, которую сейчас худо-бедно несёт местное самоуправление, повышают угрозу для всей системы государственного устройства. Хотя внешне их действия как будто направлены на противоположные цели – навести порядок в муниципалитетах. По мнению реформаторов, государственная власть способна обеспечить тот уровень благосостояния и бытового обслуживания населения, какой не способно обеспечить местное самоуправление. На мой взгляд, они добьются обратного.

В мировой истории, и особенно в истории России, очень велика роль личности. В этих условиях громоздкая вертикаль власти, система соподчинённости работают, если во главе вертикали находится порядочный и лично одарённый управленец. Мы знаем, что даже при абсолютной монархии были великие руководители государств, которые достигали выдающихся результатов, их государства процветали, территории расширялись, расцветали наука и искусство и так далее. Но как только эта система попадала в руки бездарного наследника престола, всё быстро разваливалось. Так исчезали целые государства, территории уменьшались в десятки раз, страны сотрясали эпидемии и неурожаи, народы вымирали и исчезали с лица земли.

Если говорить конкретно о Самарской области, то проблема реформирования местного самоуправления заключается не в создании вертикали власти под Николая Меркушкина. Я допускаю, что такая система будет замечательно работать, всё будет хорошо, люди будут довольны и так далее. Но до Николая Ивановича у нас было два губернатора – господин Титов и господин Артяков, период управления которых был объявлен периодом упадка области. Господин Артяков и его министры, по словам самого же Меркушкина, стали могильщиками области. Если бы вся вертикаль власти с мэрами, подчинёнными губернатору, оказалась в руках Артякова и его «эффективных менеджеров»? Если бы им дали ещё больше власти, и они ворочали бы не только областным бюджетом в 140 миллиардов рублей, но ещё и наложили бы лапу на муниципальные бюджеты? А сколько таких «эффективных менеджеров» сидит на губернаторских должностях на необъятных просторах Российской Федерации?..

Ведь реформа затевается не под Николая Меркушкина, который в данный момент замечателен, эффективен и полон сил. Что мы будем делать, когда он уйдёт на пенсию и на его месте окажется человек не столь выдающихся личностных качеств? С подводной лодки, как известно, деться некуда, и если такую сквозную систему пробьёт, потонет весь корабль.

Когда Николай Меркушкин говорит о том, что вы выбрали плохого мэра в Жигулёвске, он забывает добавить, что жителям  его навязала партия «Единая Россия» во главе с тогдашним губернатором. У нас большая часть проблем от избрания какого-то не того человека, заключается в том, что выборы были не настоящие. Выборы жёстко контролировались со стороны партии власти. Если раньше «Единая Россия» ликвидировала выборность и конкурентность в политической среде и приводила к власти каких-то уродов, сейчас эта же партия будет назначать тех же самых людей. Неужели Николай Иванович этого не понимает?

Я с уважением отношусь к Николаю Ивановичу Меркушкину, но мне неприятно, когда не уважают самарцев. Когда их считают недостойными самим себе выбирать власть и хотят лишить возможности выбирать себе мэра. Якобы за 20 лет они доказали, что им такое право давать нельзя. Проблема народа не в том, что выбирает кого-то не того, а в том, что он аполитичен и не выбирает. Если людям не давать учиться демократии, они никогда этому не научатся, и местное самоуправление никогда не разовьётся – до уровня Швейцарии, Англии и Франции, которые приводятся нам в качестве примеров. Потому что там  люди столетиями выбирают местную власть. А у нас местному самоуправлению уже 150 лет не дают развиться и состояться. При любом политическом обострении всю систему сносят под корень и начинают строить с нуля.

Эта реформа неуважительна по отношению к жителям Самарской области. У нас не такой глупый народ, чтобы не доверять ему заниматься самоорганизацией. Проблема в том, что в Самарской области никогда и не было настоящих выборов, именно поэтому проходимцы и приходили к власти. Чтобы сделать местное самоуправление работоспособным, нужно вернуть в Россию свободные выборы, когда в условиях конкуренции, без всяких фальсификаций побеждает тот, кто эффективнее. С другой стороны, упрощённую процедуру избрания необходимо уравновесить – сократить сроки полномочий  мэра и сделать реальной процедуру отзыва.

Если бы выборы были конкурентными, сроки полномочий мэров и депутатов не удлинялись, работал бы реальный механизм их отзыва со стороны населения, эта система работала бы куда эффективнее. Она сама избавлялась бы от тех, кто не работает для людей и выбрасывала бы их. Сейчас же, замыкая все уровни власти в одни руки, реформаторы лишают людей права на самоорганизацию и ставят под угрозу всю систему власти в России.

 

Михаил Матвеев, доктор исторических наук, депутат Самарской губернской думы, специально для ИА «Засекин»

31 января 2014, 22:43 3615 0

Теги:

Поделиться:


Вы можете авторизоваться на сайте через: Yandex, Google, Facebook, Twitter, Вконтакте
Вы должны быть авторизованы для редактирования своего профиля.

Комментарии ()

    Назад Дальше