Екатерина Маяковская

De mortuis aut bene, aut nihil

Всем известное выражение, «О мертвых или хорошо, или ничего», очень любят упоминать моралисты и люди от религии. Припоминать умершим те жизненные дела, которые рисуют их в дурном свете, считается в лучшем случае плохим тоном, в худшем — глубоко аморальным поступком. 


В эпоху интернета для любознательного его пользователя не становится сюрпризом, что многие пословицы и поговорки утратили свой изначальный смысл из-за сокращения. В большей степени это касается высказываний с большой историей, многократно переведенных и, как следствие, претерпевших различные метаморфозы. 


Так случилось и с нашими «мертвецами». Фраза принадлежит древнегреческому поэту и политическому деятелю Хилону. Автор перевода на латынь — историк Диогеном Лаэртским. В какой момент блестящее высказывание утратило былую мудрость и переродилось в наставление, сказать не могу, однако изначальный вариант — «О мертвых или хорошо, или ничего, кроме правды» — был безнадежно искажен. 


В российском обществе смерть почти всегда служит поводом для своеобразного «очищения», шансом предать забвению поступки и поведение усопшего, не достойные позитивной оценки со стороны общественности. И, простите за цинизм, позиция эта очень удобна. 


И почему-то именно для весомых, «удобных» (или хотя бы «нужных») и значимых фигур действует то самое «ничего» безо всякой правды.


Но вопрос о том, говорить ли «плохую» правду или замалчивать, перестает быть бытовым, когда дело касается публичных, влиятельных людей. В таких случаях он переходит в категорию исторического. В здоровом обществе история, кроме прочего, служит властьимущим и обществу опытным советником и помощником. Примером того, как делать НЕ НУЖНО, чего стоит опасаться. Здоровая история — это записанная правда, зафиксированный опыт. Конечно, в том случае, если её пишут учёные, а не победители. 


И тогда известные диктаторы и те, кто стоят у истоков тоталитарных режимов и военных преступлений, массовых репрессий и геноцида, остаются лишь печальноизвестными. Но ни в коем случае не становятся кумирами, героями интернет-мемов и идеалами…


Но что же с религией? Те самые религиозные деятели, которые яро требуют «хорошо или ничего», почему-то сами далеко не ко всем мертвецам столь лояльным. Далеко не все религии позволяют совершать традиционные погребальные обряды в отношении, к примеру, самоубийц. 


Поминать покончивших с собой в православных храмах запрещено. Более того, недостойны религиозных обрядов даже те, кто подозревается в суициде. То есть, утонул, к примеру, человек — все, нет его для церкви. А то, что, может, сознание потерял и упал в реку, так это еще доказать нужно. 


Впрочем, для великих исключения, спустя десятилетия, делали. Находили для этого основания. Среди «отпетых» — Марина Цветаева, Сергей Есенин (чье самоубийство не вполне доказано), Александр Пушкин (хотя дуэль и приравнивается к суициду, у «солнца русской поэзии» было время покаяться). Совершать православные погребальные обряды можно также в том случае, если человек был душевнобольным… 


Семьям, у которых родные люди совершают самоубийство, на просьбы об отпевании говорят одно: не положено, непростительный грех. Такое себе «хорошо»…


Никакого «исключения», к примеру, для онкобольных, испытывающих ужасные боли и не получающих нужные медикаменты, не существует. Более того — не церковь, но вполне светская статистика прячет этих людей в графе «суицид», когда публикуются данные о смертности.


Так когда правда превращается в «пляски на костях»?

...

Елена Вавина

Журналистика не умерла, у неё амнезия

О том, что российская журналистика умерла, я слышу с окончания университета и начала профессионального пути. В первой же редакции, выдавшей мне журналистскую «корочку», сетовали на бездействие и непрофессионализм пресс-секретарей, ограничения доступа к информации и невозможность конкурентной работы среди ангажированных медиа.


Это было в середине 2011 года. До того, как либеральный, по сегодняшним меркам, Дмитрий Медведев объявил, что не будет баллотироваться на следующий срок, и фактически уступил президентское кресло Владимиру Путину. До фальсификаций 2011-2012 годов, приведших к масштабным акциям протеста и последовавшим «закручиванием гаек», повысившим давление и на прессу. До того, как руководить Самарской области был поставлен Николай Меркушкин, с чьим косноязычным губернаторством связывают разрежение и без того негустой среды общественно-политических СМИ в регионе.


Семь лет назад опытные коллеги по цеху, как о «золотом веке», рассказывали о прожитой ими почти мифической свободе слова – как о состоянии атмосферы, особой чистоте воздуха и времени, когда им писалось легко и привольно. Свободу эту то ли испускали листья на деревьях, то ли приносил юго-западный ветер.


Спустя семь лет, пока Владимир Путин готовится к очередной инаугурации,  я провела небольшой опрос среди знакомых журналистов – молодых и смелых, вчерашних выпускников журфаков, пишущих, кто про открытия новых пиццерий, кто про банкротства финансовых институтов. Целью опроса было понять, с какими нарушениями прав журналистов сталкиваются сегодня работники СМИ в Самарской области.


«Никаких нарушений», - говорилось в каждой второй анкете. «Никаких нарушений,  только угроза физической расправы», - рассказала коллега из lifestyle-издания. А еще: изъятия тиражей, бесконечные иски, недопуск в суды и органы власти, задержания на массовых мероприятиях и тотальное игнорирование журналистских запросов.  И всё это - «никаких нарушений».


И тем не менее, тот же опрос показал, что большинство респондентов готовы защищать свои права, для чего им нужны не столько юридическое сопровождение (многие редакции так или иначе  могут позволить себе юриста), сколько просветительская деятельность и цеховая поддержка. Чтобы начать защищать свои права, журналисту нужно понять, что они нарушены, и осознать их значение, потому что свобода слова не вырабатывается в процессе фотосинтеза. Она – продукт напряженного труда, направленного на защиту журналистами своих прав, которые, по сути своей, - права читателей на доступ к общественно значимой информации и разнообразию мнений.


3 мая отмечается Всемирный день свободы печати (World Press Freedom Day), учрежденный ЮНЕСКО в качестве ежегодного напоминания обществу о том, что свобода печати и свобода слова являются важнейшими правами, закрепленными во Всеобщей декларации прав человека. Свободные медиа лежат в основе демократии и оказывают реальное влияние на жизнь людей, и потому общество должно их защищать. И в первую очередь это задача самих журналистов.


Никто не подарит нам свободу труда и творчества, никто не спустит отмашку редакциям: «Делайте, что должны, и будь, что будет!». Не будет телефонного звонка, по которому деятели «сурковской пропаганды» порежут заготовленные fake news и манипулятивные сюжеты и смогут заняться профессиональной журналистикой. Степень свободы печати – это результат нашей ежедневной работы.


В 2018 году во всемирном индексе свободы прессы Россия заняла 148 место из 180 стран. Это – результат наших действий и бездействия. Потому что мы считаем свободу не работой, а состоянием. Потому что мы не защищаем свое право на доступ к информации. И даже не замечаем, когда оно нарушается.


И это не только право «оппозиционных» медиа на осуществление профессиональной деятельности. Это и право журналиста НТВ – отказаться от редакционного задания, если оно противоречит закону или собственным убеждениям автора и после этого продолжить работу в своём СМИ. Потому что никто не может  (не должен мочь) заставить журналиста подписать своим именем материал, с которым он не согласен.


Российская журналистика не умерла, она в шоке, в частичной амнезии. Она  не может прийти в себя – то ли после падения, то ли от удара. Смотрит на руки, на клавиатуру, диктофон и камеру и пытается вспомнить, кто она такая. Ежедневный труд тысяч профессиональных работников, которые не просто генерируют терабайты информации, но создают среду, мир, в котором им же и работать.


Елена Вавина, член профбюро Профсоюза журналистов и работников СМИ, специально для Засекин.Ру
...

Сергей Советкин

Граду и миру. От самарского врио

Завтра наш почти настоящий губернатор огласит свое послание граду и миру. Должна появиться хоть какая-то ясность по поводу его намерений, как минимум до его собственных выборов. Напомнит о себе, а то совсем пропал… Как по мне, так с «дедом» было веселее. Хоть какая-то жизнь была: с народом общался, чиновников воспитывал, пока те не засыпали от усталости.



Представляю: завтра в МТЛ соберется вся та же самая массовка, которая бродит по коридорам Белого дома со времён Константина Титова, плюс «депутаты», «райсоветчики» и управляющие микрорайоном, сытые общественники и «приблатненные фраера» из самарских финансово-промышленных групп в ожидании привычной тягомотины. И вдруг услышат от Дмитрия Азарова такое...




«Так жить нельзя. Необходимы срочные кардинальные изменения в кадровой политике, системе управления территориями, экономике и социальной сфере. То, что было на выборах президента, — это позор. И на выборах губернатора такого быть не должно. Поэтому я решил сделать следующее.



Во-первых, все правительство уходит в отставку в полном составе. Новое руководство региона будет сформировано через три дня. Могу сказать, что это будут новые люди, невхожие в какие-либо кланы и ФПГ.



Во-вторых, немедленно начнутся ревизии во всех министерствах и ведомствах, проверка всех целевых программ, обоснованности их бюджетов и целесообразности их самих, штата и порядка назначения на должности, квалификации всех сотрудников. Особое внимание обратим на наличие различных подрядных организаций при них, выполняющих фактически функции управленческих структур, обоснованность заключения с ними контрактов и оплаты по ним. Информация о выявленных фактах злоупотреблений полномочиями будет передаваться в следственные органы для возбуждения уголовных дел. Нанесенный ущерб будут компенсировать сами виновные.



В-третьих, начальником контрольно-ревизионного управления при губернаторе назначается Вадим Нуждин.



Четвертое. В настоящее время я провожу консультации и согласования по вопросу замены всего судейского и прокурорского корпуса в области. За три месяца будут проведены конкурсы на вакансии судей и прокуроров. Соглашение об этом достигнуто, получено одобрение президента. Цель — реальная борьба с коррупцией и её полное искоренение в регионе.



Пятое. Параллельно будет проведена полицейская реформа, призванная сделать более значимой роль участковых уполномоченных и обеспечить зависимость их зарплат, положения и нахождения в должности от отзывов граждан. Нечто вроде шерифов. Это президент также одобрил.



Шестое. Надо признать: реформа местного самоуправления не достигла своих целей и провалилась, поэтому мы вернем прямые выборы глав муниципалитетов. Формирование органов МСУ также будет проходить только путем всенародного голосования. Управляющие микрорайонами сохраняются, однако работать они будут исключительно на общественных началах. Сразу станет понятно, кто и с каким умыслом туда попал. На все должности в муниципалитеты и администрацию сотрудники будут наниматься только по открытому конкурсу, с письменным экзаменом в присутствии прессы и всех желающих граждан. То же самое и с подведением итогов конкурса.



Седьмое. Для отработки механизма управления малыми территориями и определения их целесообразного размера, определения необходимости поправок в законодательство и выработки приемов вовлечения населения в социальные процессы и благоустройство территорий и решения ряда других смежных проблем, на базе ул. Егорова в Самаре будет реализовываться проект «Самарский социальный квартал», разработанный председателем местного общественного движения жителей Кубышевского района Самары Сергеем Советкиным.



Восьмое. Заместитель министра ЖКХ Самарской области Алена Гаршина отстраняется от должности, будут проведены тщательные ревизии всех тарифов на тепло и горячую воду. Переговоры после аналогичных ревизий тарифов и выполнения положений заключённых договоров со всеми субъектами в коммунальной сфере. При необходимости договоры разорвать, а также взыскать с компаний нанесенные муниципалитету убытки.



Девятое. В течение двух месяцев отремонтировать поврежденные участки дорог, которые находятся на гарантии. В случае, если повреждения полотна превышает допустимые нормы, срок ремонта — неделя.



Десятое. Автобусный парк возвращается в муниципальное управление.



…еще можно поговорить про малый бизнес, промышленность и сельское хозяйство, где кланы нужно рубить под корень. Про жилье и снижение его стоимости, создание рабочих мест и новых предприятий.



Кстати, привет Владимиру Кошелеву: никаких коммуникаций за счет города и области. Сам пусть строит. В крайнем случае, пусть откупится квартирами, которые передадут городу.



Про СМИ, митинги, работу с НКО и «прикормленными пильщиками», которых пора давно гнать. Про гранты, которые не нужно выдавать на такие вещи».




Но только ничего этого Дмитрий Азаров не скажет. Будет занудно рассказывать про Мундиаль, благодарить мошенников за «хорошие» выборы, воспевать патриотизм и самоотверженность самарцев, рассказывать сказки про огромный потенциал и творческую энергию. Упомянет и рождаемость, и инновации с нанотехнологиями, и всяких инвесторов, и необходимость «сплочения» и «рывка», на которые указал в своем послании Владимир Путин (Да светится имя его в веках!). И, конечно, про связь поколений и духовные скрепы. Без этого в наше сложное санкционное время — никуда.



Сергей Советкин, специально для Засекин.Ру


...

Екатерина Маяковская

Благополучные и недолюбленные

Родители, конечно, желают лучшего своему ребенку. И родители лучше знают, как сделать ребенка счастливым. Надо хорошо учиться, приносить грамоты, благодарственные письма. Золотую медаль. Красный диплом. У тети Светы сын, вон, одни пятерки приносит. А Оля Петрова из третьего подъезда выиграла олимпиаду по математике.



Твоей маме нечем похвастаться. Средний хорошист. Талантливый, но ленивый, говорят учителя. Надо поднажать. И родители нажимают, давят, ругаются. Рассказывают, как им стыдно на родительских собраниях.



На смену голодным детям из девяностых пришли недолюбленные дети из нулевых. Дети, которые приносят пневматическое оружие и дымовые факелы в колледж. Которые вовсе не хотят никому навредить. Учителя говорят, хороший мальчик. На гитаре играет. Семья благополучная.



Какое отвратительное словосочетание — «благополучная семья». Чем, интересно, измеряется «благополучие»? Заработком? Тем, что мама не алкоголичка, а папа не наркозависимый? А может, теми самыми красными дипломами и золотыми медалями?



Анечка учится средненько, но зато в свои десять лет в состоянии приготовить ужин для работающей мамы и маленького братика, с которым она сидит после школы. Постирать папину рабочую форму. Мама приходит поздно, но всегда целует детишек на ночь и не забывает похвалить старшую дочку за то, что в доме порядок. Совокупный доход немного превышает прожиточный минимум, родители кое-как сводят концы с концами. Семья — неблагополучная.



А вот Антону повезло больше. Родители развелись, но папа платит хорошие алименты. Правда, того папу мальчик не видел лет пять. Мама не разрешает.



У Антоши четыре репетитора, а еще он занимается в спортивной секции и играет на скрипке. Потому что маме очень нравится скрипка. Антоша будет сдавать шесть, а не два экзамена по выбору. Он же не какой-нибудь двоечник, он — талантливый мальчик из «благополучной» семьи.



Если у Антоши что-то не получается, его поколачивают. Иногда напоминают, что он «весь в отца», а у матери снова «сердце прихватило» от его выходок. Он вернулся домой на час позже, чем заканчиваются уроки. Непозволительная растрата времени, когда у тебя четыре репетитора, дзюдо и занятия в оркестре.



Любящая мама иногда проверяет, нет ли в сумке сына сигарет или каких-нибудь новомодных наркотиков. Она прочитала в интернете, что коварные наркоторговцы всюду подстерегают школьников. Историю сайтов мама, кстати, тоже проверяет. И если вдруг однажды она наткнется на сайты с ХХХ-контентом, Антоше устроят такое, что он раз и навсегда научится чистить историю просмотров.



И нечего думать о каких-то там «девочках». Когда Антон, уже студент технического университета, приведет домой подругу-однокурсницу, которая ему нравится (может, ту самую Анечку), мама в глаза назовет ее проституткой. Потому что только проститутки пользуются косметикой. И вообще, она из «неблагополучной» семьи! Нечего с ней общаться.



После выпуска мама пристроит Антошеньку в фирму к своей знакомой. Будет перебирать бумажки. Жить с любимой, «благополучной» мамой, которая не перестает удивляться, почему её «мальчик», в отличие от своих однокашников, до сих пор не женился. Вот Оля Петрова уже второго ребенка родила, а сын тети Светы дослужился до начальника отдела. А Антоша все перебирает бумажки и живет с мамой…



И хорошо, если в один из пятничных вечеров изрядно выпивший сынок не нападет на свою маму с кухонным ножом.



Не чудо ли, что дети так редко приносят оружие в школу?



Екатерина Маяковская, специально для Засекин.Ру


...

Антон Шеховцов

«Русский сектор» вместо «майдана»

 



14 декабря прошлого года, отвечая на вопрос Ксении Собчак о том, боится ли власть «честной конкуренции» в лице Алексея Навального и самой Собчак, Владимир Путин сделал заявление, важность которого заключается в его неправдивости. С одной стороны, Путин уверил Собчак, что «власть никого не боялась и никого не боится», но, с другой стороны, он начал и закончил своей ответ почти одинаковыми отсылками к тому, чего власть на самом больше всего боится.



Привычно не называя Алексея Навального по имени, Путин сравнил его с ныне проживающим в Украине бывшим президентом Грузии Михаилом Саакашвили и объяснил отказ в регистрации Навального кандидатом в президенты тем, что ему не хотелось бы, чтобы «такие Саакашвили дестабилизировали ситуацию в стране». Если бы Навального допустили к участию в президентских выборах в марте 2018 года, то потом – по мнению Путина – десятки сторонников Навального «бегали бы по площадям» и устраивали бы «майданы». «Мы же не хотим второго издания сегодняшней Украины для России? Нет, не хотим и не допустим».




Собственно, «украинского сценария», под которым понимается свержение режима через уличные протесты, власть и боится больше всего. Призрак «оранжевой революции» в России преследует кремлевские элиты уже почти 15 лет, но, как и полагается призраку, данный «сценарий» является вымышленным. Российское общество никогда даже близко не подходило к «оранжевой черте», которую грузины переступили в 2003 году, а украинцы – в 2004 и 2014 годах.




Ни с политической, ни с электоральной точки зрения, Навальный не воспринимается Кремлем как угроза режиму. Угрозой считается именно приписываемая Навальному способность мобилизовать определенные группы населения в послевыборный период на протест против результатов выборов, в которых Навальный вполне честно проиграл бы. Но у Кремля уже есть успешные наработки не только по насильственному прекращению протестов (привлечение сотен иногородних «космонавтов» и устрашающие точечные репрессии), но и по расколу оппозиционного движения по вопросам православия (дело против Pussy Riot), отношения к ЛГБТ (закон о «гей-пропаганде») и США («закон Димы Яковлева») и т.д. Именно сочетание этих тактик позволило Кремлю решить проблему «белоленточного» движения в 2011-2012 годах. Кроме того, с тех пор режиму удалось «выдавить» из страны, пожалуй, сотни «возмутителей спокойствия», заметно ослабив и так маломощную внесистемную оппозицию.



Однако в России существует потенциально намного более проблематичный – по сравнению с «навальнистами» и всей условно либеральной общественностью – источник бунта, справиться с которым, возможно, будет не так просто. Этим источником является порождение самого Кремля – криминально-националистические группы, прошедшие через войну на Донбассе на пророссийской стороне.



Эти группы (и группки) не составляют единое движение (несмотря на громкие названия отдельных групп вроде «Движение Новороссия») – но многих из них объединяет два важных качества, несвойственных «официальной» внесистемной оппозиции: отсутствие – по многим причинам – возможности уехать из страны и готовность физически умереть в борьбе с теми, кого они считают врагами.



Именно эти два качества являются самыми опасными для путинского – да и для любого авторитарного – режима, что подтверждается историей с т.н. «приморскими партизанами» в 2010 году. В тот год группа из шести молодых людей на протяжении нескольких месяцев нападала на милиционеров и убила двух из них. Свои действия «партизаны» объясняли идейной борьбой с властью, обвиняя ее в коррупции и угнетении народа. В своем видеообращении, впоследствии признанном экстремистским, «партизаны» обещали бороться с милицией до победного конца или до смерти, добавляя со смехом, что они никого и ничего не боятся. «Партизаны» в конечном итоге были задержаны – двое из них, впрочем, отказались сдаваться милиции и, по всей видимости, покончили с собой – но для этого властям понадобилось задействовать бронетехнику, вертолеты и более тысячи сотрудников правоохранительных органов. Против шести пацанов 21-23 лет с одним автоматом и парой пистолетов.



Но нейтрализация группы была лишь частью проблемы для властей. Вскоре после задержания «партизан» в российских городах стали появляться граффити «Слава партизанам» и «Партизаны, ваш подвиг не забыт»; в их честь писали стихи, и даже представители системной оппозиции, Владимир Жириновский и Геннадий Зюганов, «с пониманием» отнеслись к мотивации действий «партизан». Опросы общественного мнения в Москве показывали, что около половины опрошенных сочувствовали «партизанам», а 25% согласились с тем мнением, что они были «народными мстителями». В ответ властям пришлось активно пропагандировать версию, что «партизаны» были обычными бандитами.



После начала войны на Донбассе в России оказались тысячи потенциальных «партизан»; это именно те, кого власти и подконтрольные им СМИ назвали другим романтизированным словом – «ополченцы». Конечно, многие из них сейчас либо постепенно спиваются (или уже спились), либо интегрированы в частные военные компании вроде «группы Вагнера». Однако существует огромное количество бывших участников войны на Донбассе, которые, с одной стороны, недовольны властями, якобы предавшим идею Новороссии, а с другой – имеют некоторые представления о социальной справедливости, которые импонируют значительным слоям населения, но одновременно расходятся с кремлевскими представлениями о ней же. Такое идеологическое сочетание правых, национал-имперских идей и лево-популистских настроений в принципе свойственно широким массам населения, но в случае с теми, кто прошел войну на Донбассе, путинский режим сталкивается еще и с другой комбинацией: практическое умение воевать, психологическое умение убивать и сниженный страх смерти. К этой комбинации часто добавляется и другой элемент – вовлеченность в криминальные объединения и, соответственно, более легкий доступ к оружию.




Режим отчасти понимает угрозу – именно для ее нивелирования были созданы прокремлевские организации вроде «Союза добровольцев Донбасса» или «Содружества ветеранов ополчения Донбасса». Несмотря на это, далеко не все участники войны на Донбассе интегрированы в эти структуры, и, вероятно, подавляющее большинство из них остаются за пределами креатур кремлевских политтехнологов.




Конечно, вряд ли в ближайшее время стоит ожидать начала «партизанской войны», но именно взращенные режимом «добровольцы Донбасса», а не условно либеральная внесистемная оппозиция, и представляют для режима наибольшую опасность.



Антон Шеховцов,

специально для ИА «Засекин» 

...

Ольга Служаева

Искусство наблюдать

 



Социальная сеть стала настоящим Гайд-парком для ждущих перемен и смены власти. Только как именно ее сменить? Какую стратегию избрать? Извечные проклятые вопросы «как жить?», «что делать?»  в сегодняшних реалиях звучали бы иначе: как жить в Москве? И что делать с очень любимой, но такой огромной Россией? 

Потому что в Москве пока еще можно жить. Потому что проблемы, стоящие перед жителями столицы, качественно иные. Сергей Собянин меняет асфальт на асфальт, асфальт на плитку, а бетонные бордюры на гранитные! В то время как люди из других городов продолжают себе тихонечко мечтать об асфальте без ям или просто об асфальте. 

Реновация? В Самаре, например, можно уйти утром из деревянного дома на работу, а вернуться уже на пепелище. Или более хтонический вариант – проснуться ночью в уже охваченном огнем доме. Как-то так выглядит реновация в регионах. 

Вспоминаются слова жителей села Ширяева, обращенные к приехавшим для участия в биеннале зарубежным художникам: «Придем ночью и раз****м ваш скворечник!» То есть сломают дом, где поселились представители арт-рынка. 

Похожая стратегия была использована годами позже при сносе ларьков. Потому что российский народ, как известно, большой затейник. Россия наблюдает за проблемами москвичей, слушая о них по радио в банальных, потому что не столичных, двух часовых пробках на дороге. Региональной повестке уже давно объявили бойкот, еще до бойкота выборов. 

Стоит ли говорить о том, что ежедневная аудитория федеральных телеканалов составляет 10 млн человек, а аудитория эфиров оппозиционных политиков на канале YouTube – максимум несколько сотен тысяч. Примерно каждый десятый-двадцатый из них может стать наблюдателем от оппозиции, которого активисты смогут мобилизовать. Основная масса наблюдателей придется на Москву и Санкт-Петербург. В остальной России жизнь увязла, засахарилась как мед, а голоса избирателей  потеряли свою ценность. Очевидно, что независимые наблюдатели не смогут охватить и 10% участков страны, поскольку масштабная организация наблюдения требует ресурсов. И не только финансирования, но и огромной просветительской работы, времени на которую попросту не осталось. Поэтому в очередной раз выйдет так, что Владимира Путина выберут не Москва и Петербург, а вся Россия, та самая спящая, увязшая, засахаренная. Так ведь и за Дональда Трампа голосовал не Вашингтон.  

Результату выборов в России нельзя будет противопоставить нарушения на избирательных участках и фальсификации, – зафиксировать их будет некому и уже, наверно, незачем. Гражданам из «оппозиционной дуги» дадут возможность отточить искусство наблюдать большую игру, пока вся остальная часть России хотя и не кровью, но равнодушием умытая, продолжит наблюдать за хорошо знакомой грустной былью.  

В отдельно взятом городе можно построить видимость европейского социально ориентированного государства, но нельзя забывать, что расплачиваются за эту вольготную жизнь люди, дойти до которых со своими идеями и программами оппозиция не смогла и не пыталась. В деревне или районном центре стабильно есть телевизор и отделение партии ЕР. Это и дом культуры и отдыха, и единственный, кроме магазина, open space.  Следует ли из этого, что люди поддерживают кандидатуру бессменного президента? Из этого следует, что деревенские жители могут не знать о том, что есть альтернатива, но они знают, что удой коров сократился из-за сокращения земель, разрешенных для выпаса домашнего скота. Это заметно семье, имеющей корову, но не жителям страны. Есть молокозаводы, большие агрохолдинги и фермы с коровами и пастбищами, обеспечивающие всех молоком. Точно так же и  бойкот нескольких процентов избирателей останется незамеченным. Зарезать свою корову или продолжить пасти животину на скудных клочках разрешенной земли – вопрос очень личный. 

С точностью можно сказать лишь о том, что наблюдать надо. За огнем, водой, работающими людьми и… выборами президента. Хотя бы потому, что это может перерасти в интересные дискуссии в фейсбуке, за которыми впоследствии тоже можно будет с интересом наблюдать. 


...

Всеволод Емелин

За Собчак

 



Не впервой мне бросать поэтический дар

На весов предвыборных чашу.

Я писал стихи за Машу Гайдар

И за Баронову Машу.



И когда человеческое страдание

Превысило всякую меру,

Я призывал возвести Навального

На пост Московского мэра.



И пусть каждый раз меня огорчал

Полученный результат,

Я возвышу свой голос за Ксюшу Собчак.

Она – мой кандидат!



Я, глядя на её отца,

Проникся мировой культурой

И выбрал поприще творца,

Порвав на время с политурой.



Сейчас в галактике поэзии

Сияет и моя звезда.

Горя, безумствуя и грезя,

Я отвечаю Ксюше – Да!



И все мы, деятели творчества,

Нам смыслы создавать не лень.

За члена избранного общества

Засунем в урну бюллетень.



И что вы смотрите спесиво,

И говорите за бойкот,

И выворачиваете криво

Свой лживый и надменный рот…



Всё это ваше одиночество,

Причина зависти и грусти.

Вы хоть бы щас в элитно общество,

Да кто туда вас, гадов, пустит?



Пусть, говорят, снималась в порно

И поддавалась прочим  веяньям,

Она – тот самый лебедь черный,

Который  ждем мы с нетерпением.



К ней ретрограды, словно вороны,

Спешат на противостоянье.

Они бы сами снялись в порно,

Когда бы были в состояньи.



От этой злобной деревенщины,

Что разгулялась в третьем Риме,

Спасет нас молодая женщина.

И мы её всем сердцем примем.



И вот сейчас, когда противный

Идет на всех нас хан Кончак,

Бесстрашно на стену Путивля

Влезает Ксения Собчак.



Она красивая и умная,

Знаток пиара и оргазмов,

Против неё шипит угрюмая

Госдумы нашей протоплазма.



Мздоимцы, демагоги, клоуны,

С глазами от вранья закошенными,

У них в кармане ни биткоина,

Они давно в далёком прошлом.



Я понимаю, вы хотите,

Чтоб новый президент России,

Как вы, всё знал о простатите

И  возрастном мужском бессилии.



Но нет! В кремлевской резиденции

Готовят новый интерьер.

Сейчас не время импотенции,

Пришла пора активных мер!



С России сразу снимут санкции.

Взойдут стартапы там и тут,

Пойдут в Россию инновации

И инвестиции пойдут.



Если вам дорог ваш очаг,

Ларёк ваш, ваш в оффшоре счет,

Проголосуйте за Собчак!

Она-то уж не отберёт.



В Ташкенте зреют дыни нам

В зеленую полоску

Отнюдь не для Грудинина

И не для Жириновского.



И варят терпкий самогон

Нам где-нибудь в Тарутино

Не для Антона Вайно он,

Не для Владимир Путина.



Цветет в Тбилиси алыча,

Цветет сирень кремлевская,

Цветет для Ксении Собчак

И Станислав Белковского.



Всеволод Емелин, 

специально для Засекин.Ру


...

Дмитрий Лобойко

С/Ложный выбор людей с «хорошими лицами»

Любимое занятие российской интеллигенции последних лет пятнадцати – рассуждать о том, как они – «люди с хорошими лицами» – прогонят Владимира Путина. Тогда в России установится настоящая демократия с честными выборами, парламентской формой правления, не коррумпированными чиновниками, свободными СМИ, крепкой экономикой и добрыми, не озлобленными гражданами. Меня самого, признаюсь, вслед за лучшими людьми города (да и страны) и светлыми умами, порой заносит в эту сторону прекрасной альтернативной реальности.



Тема текущего политического сезона фантазий – бойкот выборов президента. «Пища пылкому уму», подаренная всем нам талантливым оппозиционным политиком Алексеем Навальным, не допущенным до выборов. Аргументация оппозиционера проста и сводится, в общем, к тезису о сомнительной легитимности власти после выборов с низкой явкой. А явка, в результате бойкота, с точки зрения политика, обязательно будет низкой. И вот уже в Фейсбуке люди с хорошими лицами, часто не стесняясь в выражениях, с пеной у рта клеймят тех, кто считает, что «забастовка избирателей» – не единственно возможная стратегия поведения отдельно взятого гражданина.



«Изменит ли такая позиция расклад сил и нарушит ли планы кремлевских стратегов?» – задается вопросом другой оппозиционный политик, экс-премьер правительства России Михаил Касьянов и сам же на него отвечает: «Бойкот — опасный политический прецедент. Опасен он в первую очередь для жизни и развития гражданского общества». И у этой позиции сторонников предостаточно, но, возможно, настроенных менее радикально.



Уважаемые политологи, журналисты, правозащитники, писатели и даже художники не остались в стороне и, как сознательные граждане, заняли одну из позиций. Обширный список аргументов за и против, эмоциональные дискуссии в комментариях, ссылки на политологические статьи, цифры, факты, статистика, расчеты и рассуждение об эффективности той или иной тактики. Поразительно, но большинство замечательных людей, кажется, действительно занимает этот в действительности не политический, а политтехнологический вопрос.



Ходить или не ходить на выборы, бойкотировать или нет – ложная, на мой взгляд дилемма, никак не влияющая ни на исход выборов, ни на легитимность власти. Так что с чистой совестью можно выбрать любую линию поведения – результат будет предсказуем.



Бойкот традиционно выберут те, кто всегда его выбирал, пойдут же голосовать те, кто всегда ходил. Остальные вряд ли выпадают за рамки «статистической погрешности». Учитывая же корректирующие возможности избирательных комиссий всех уровней, явка-неявка и вовсе останется никем незамеченной.



Вопрос «легитимности», который все обсуждают, высчитывая формулы, бросая друг в друга статьи с исследованиями «эффективности стратегии бойкота», упирается не в цифры явки или процент поддержки, а в эстетику и массовую культуру отношения к власти.



Владимир Путин победит на выборах президента в марте 2018 года. Это факт, с которым нет смысла спорить. Он останется главой государства, по всей видимости, столько, сколько позволят достижения современной медицины. Сложно представить, как на эту «данность» можем всерьёз повлиять мы своей явкой или не явкой.



Но есть всё же то, на что мы действительно влиять можем: на отношение к миру и себе, на эстетическое восприятие происходящего, на культуру отношения к власти.



Кем «лидер нации» будет в истории России и в восприятии граждан? «Созидателем» Петром I, «собирателем земли русской» Иваном III? Или засыпающем за трибуной героем анекдотов Леонидом Брежневым, или Никитой Хрущевым, заблудившемся в кукурузе? От этого зависит, что будет после, изменится ли что-то в обществе со сменой фамилии первого лица.



Смеховая культура, о которой в 1960-х писал Михаил Бахтин, народная и её, конечно, создают не интеллектуалы, она поднимается снизу в ответ на анекдотизм официоза. Она появляется спонтанно и, во многом, как «обезболивающее» для широких масс, высвобождающее человека от власти общественных институтов и, если угодно, заданности давящего политического устройства. Она возникает снизу, в карнавальной, шутовской и даже лубочной форме. И если в средневековье она формировалась неграмотными массами, не способными ни записать, ни транслировать эту культуру, то сегодня этих преград нет и почти везде доступен интернет. И эти ирония, смех, карнавал – путь к свободе.



Той свободе, которой почти не осталось. Она растворилась. В дискуссиях о политтехнологиях. В «мудрости» устоявшихся моральных авторитетов, годами не меняющих пластинку. В беспомощности провинциальных профессоров, ежеминутно и напоказ решающих вопросы рукопожатности в своём до смешного узком кругу и злорадствующих «ошибкам» «неправильных» оппозиционеров.



Это та свобода, которая скукожилась от ужаса перед «безумной государственной машины». Той самой «государственной машины», с тем самым «водителем», над которым только и остается что смеяться, уводя всё плохое и неподвластное человеку в иррациональную, карнавальную утопию, в антимир.



Потому что смешное страшным не бывает и тирания рушится от смеха. Смеха свободных людей, не увязших в политтехнологиях и хитрых попытках переиграть «казино».



 



Дмитрий Лобойко 


...

Самое важное

Засекин-ТВ 

Повестка дня

Все материалы

Экономика

Бьют

Бьют по рукам

23 октября 2018, 11:18 2041
Серпертарий""/

Серпертарий

13 августа 2018, 17:54 2326813
Все материалы

Что почитать

Самое читаемое

Сын за отца

Сын за отца

Что привело к аресту Дмитрия Сазонова: семья ...

26 июля 2018, 10:35 61029 12
Ученый малый Олег Борисов

Ученый малый Олег Борисов

Экс-депутат от «Единой России» с научной степенью ...

22 августа 2018, 09:33 44236 11
Триста тысяч за УДО

Триста тысяч за УДО

Начальник колонии, где сидит Дмитрий Бегун, задержан ...

22 августа 2018, 19:04 34979 8
Явление Александра Хинштейна протестующим

Явление Александра Хинштейна протестующим

Жители Пятой просеки узнали про свои шансы и ...

06 июля 2018, 13:37 34029 13
Нуждин скончался от сердечного приступа

Нуждин скончался от сердечного приступа

Его преемника определят во Франции

24 сентября 2018, 13:58 32195 1

Самое комментируемое

Коммунист не против?

Коммунист не против?

Леонид Калашников всё же проголосовал «против» ...

20 июля 2018, 08:50 26885 27
Гаражам здесь не место

Гаражам здесь не место

Самарские власти решили очистить город от самовольных ...

14 мая 2018, 07:15 10723 24
КПРФ дважды опередила «Единую Россию»

КПРФ дважды опередила «Единую Россию»

Муниципальные выборы в Тольятти и Сызрани показали ...

10 сентября 2018, 17:57 27191 20
Митрополит Сергий помолится о чаде Виктора Сазонова

Митрополит Сергий помолится о чаде Виктора Сазонова

Полковник с известной в Самаре фамилией досидит ...

06 августа 2018, 16:18 7856 20
Почему Сергей Филипов не хочет видеть Андрея Макаревича на «Груше»?

Почему Сергей Филипов не хочет видеть Андрея Макаревича на «Груше»?

Министр культуры проговорился о политической ...

14 июля 2018, 00:00 11041 20

Выбор редакции

Бьют по рукам

Бьют по рукам

Для самозанятых граждан в Госдуме придумали ...

23 октября 2018, 11:18 204 1
Опять Рождествено, опять скандал

Опять Рождествено, опять скандал

164 пенсионерам придется заплатить по 19 415 рублей, ...

17 октября 2018, 16:24 2183 2
Министр, прописанный Вероникой Скворцовой

Министр, прописанный Вероникой Скворцовой

Главой областного минздрава может стать креатура ...

09 октября 2018, 12:53 7990 7
Лазерные мечи коммунальных джедаев

Лазерные мечи коммунальных джедаев

Священная война против должников переходит ...

01 октября 2018, 00:45 3236 0
Анархист Романов стал жертвой зэка-провокатора?

Анархист Романов стал жертвой зэка-провокатора?

Рисовавшему карикатуры на президента вменяют ...

28 сентября 2018, 10:14 3554 1