Ирина Скупова

Зона особого режима, или Территория свободы

Зачем нужны эти «бесплодные» дискуссии в условиях, когда миллионы людей еще без нормального жилья и достойной зарплаты?

 

Прошедший в Перми в конце июля VIII Гражданский Форум «Пилорама» имеет второе название «Территория свободы». И эта территория располагается на базе бывшего лагеря для политзаключенных «Пермь – 36». На эту территорию ежегодно приезжают тысячи людей со всех уголков России и из-за рубежа. Зачем нужны эти особые зоны свободы? Разве недостаточно СМИ, конференций и других возможностей публичного выражения собственного мнения?

Что заставляет людей ехать за сотни и тысячи километров, если можно выложить свою гражданскую позицию в блогосфере, не выходя из дома? И нужны ли эти «бесплодные» дискуссии в условиях, когда миллионы людей еще без нормального жилья и достойной зарплаты? Морально ли тратить не баснословные, но все-таки деньги на выставки и концерты, когда есть обездоленные погорельцы, малоимущие пенсионеры и дети, которым нужна дорогостоящая операция? Кто, собственно, эти дискутирующие, поющие, демонстрирующие свое творчество люди и почему бы им не приложить свои интеллектуальные усилия к решению актуальных социальных проблем в рамках «конструктивного взаимодействия» и «социально-ответственного бизнеса»?

Эти и другие вопросы возникали у меня на площадках «Пилорамы», когда я пыталась посмотреть на все это беспокойное действо глазами чиновников, радеющих за стабильность и экономическое благополучие. Кстати, чиновники там тоже были: представители Правительства Пермского края, которое поддерживает этот форум, главный федеральный инспектор по Пермскому краю Веселков Олег Юрьевич (демократично стоял в дискуссионном павильоне, потому что все места оказались заняты) и, конечно, Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации Владимир Лукин, советник Президента РФ Михаил Федотов, региональные омбудсмены (хотя чиновниками их можно назвать только наполовину, в другой своей половине они – часть гражданского общества). И вот какие размышления у меня сложились в ответ на вопрос: зачем людям «территории свободы»?

1. У людей существует огромная потребность обмениваться мнениями в личном, а не только в интернет-контакте. Интернет-дискуссии сбивчивы и часто уничижительны для участников, потому что отсутствие стержня и правил нередко приводит к тому, что ее главной целью является доказать, кто тут самый умный. Я уж не говорю про технологические штучки, когда модератор накачивает ветвь дискуссий нарочито ущербными высказываниями фейков, на фоне которых хозяин ресурса выглядит Гегелем. В очной полемике выступающий находится в фокусе всей аудитории и его потенциал беспристрастно угадывается всеми участниками. Кроме того, в очной дискуссии существуют правила, а это совсем иная атмосфера: более дружелюбная и более обязывающая. Многозначительный «п…дец!» у микрофона не прокатит. Стереотип интернет-форумов: порочность власти дает индульгенцию на любую истерику. А в живом общении быстро становится понятно, что истерика не является экспертной ценностью. В конце концов, люди знакомятся, и это ломает негативные стереотипы.

2. СМИ – сейчас не место для общественных дискуссий. Исключения, конечно, есть, но в большинстве случаев, в официальных изданиях с государственным участием – это не формат, а ток-шоу отличается от дискуссии, как Крыжополь от Куршавеля. Это ненормально, потому что СМИ, финансируемые за счет бюджетных средств, конечно, должны отражать все точки зрения налогоплательщиков. А смыслом телевизионных «дискуссий», к сожалению, стало соревнование хамской смелости и смелого хамства. Но, оказывается, есть немало людей, которым хотелось бы общаться вне истероидных форматов. Хотелось бы гарантий, что в них не швырнут стаканом с водой, не обматерят, не оборвут на полуслове. И, хотя в пилорамских дискуссиях спорят либералы и коммунисты, консерваторы и радикалы, кургинянцы и бывшие политзаключенные, гуманитарии и IT-шники, брутальная подворотня и университетские ботаники, как-то обходится без перестрелки стаканами, а провокации ДРУЖЕЛЮБНО пресекаются ведущими. Хотя последнее - это почти забытое умение в нынешнем медийном пространстве. И эта практика делает общество гораздо более стабильным, чем разгон несанкционированного митинга. Потому что только в личном общении формируется культура сосуществования людей с разными политическими взглядами. Кстати, лозунгом нынешней «Пилорамы» был такой: «Жить вместе!».

3. Думаю, люди приезжают на «Пилораму», в том числе и из-за избыточной регламентации публичных акций. Чтобы провести их в соответствии с законом, нужно быть изощренным крючкотвором; и даже если удастся выполнить все требования закона, вас могут отправить самовыражаться подальше от людей. Форматы гражданского форума – это реакция на тщательное регулирование общественных действий; на то, с какой патриотической грациозностью государство пытается регулировать деятельность общественных организаций. «Территория свободы» - это сигнал, что общество не готово опять «по горну вставать, по свистку купаться, под барабан ходить строем, под баян обедать». Да и митинги, согласитесь, тоже не место для дискуссий. Это, скорее, место для массового одобрения лозунгов. В каком-то смысле, это не только конституционное право, но в исторической перспективе еще и потенциальный инкубатор тоталитаризма, поскольку митинги порождают вождизм и не предполагают компромиссов и серьезного разговора. Но вот вроде бы сказал Президент России Владимир Путин про «гайд-парки» в регионах, но что-то никто не торопится их открывать. А здесь – пожалуйста, высказывайтесь. И ваша свобода мнений ограничена только уважением к чужому мнению. Этим такие площадки и хороши.

4. Почти осязаем вопрос: кто эти «бездельники», которые вместо того, чтобы валить лес и благоустраивать города, болтают, бог знает что, да еше про отношение к властям? Ну, здесь дело обстоит так: приезжают сюда все: и гражданские активисты, и люди, абсолютно далекие от политики, и медийные персоны, мелькающие на экранах, и мамаши с колясками. Приезжают в выходные. Людям, оказывается, важно потратить выходной день не на торговый центр и не на пив-бар, а на разговоры о смысле жизни, без политического подобостратия, без дистилированных оценок. Здесь нет хозяев дискурса, и все равны в суждениях. Здесь нет потуг на креативную бузу – здесь все органично. Многим важно осмысливать историю страны не только через школьные учебники и новостные сюжеты, а через поэзию, кинемотограф, театральные постановки – все это на площадке «Пилорамы» имеет особый смысл, потому что поделиться мыслями можно с теми, кто отсидел здесь за свободу слова по 10 и даже по 25 лет. Сергей Ковалев, Василь Овсиенко, Михаил Мейлах, Балис Гаяускас, Наталья Горбаневская – эти люди выстрадали право судить о правах человека и ценностях. Их размышления разительно отличаются по искренности интонаций от дежурных речей. Наверное, люди едут за искренностью суждений. Когда Александр Филипенко читает «Один день Ивана Денисовича» на сцене, расположенной в бывшей лагерной промзоне, просто мороз по коже идет от слов «Хо-лод-ноооо!», хотя пригревает до 30 градусов. Приезжают, в основном, за свой счет, даже исполнители. «Выйти на площадь», «Поэзия как инакомыслие», «Современный город как гражданский проект», «Свои и чужие», «Правосудие слишком серьезное дело, чтобы доверять его только юристам» - все это темы разных лет, волнующие людей. Запретить им думать нельзя, так же, как нельзя запретить дышать. А думать не менее важно, чем строить.

5. Еще один довод «людей дела»: морально ли тратить деньги на разговоры? Организационная сторона любых мероприятий требует денежных средств. На «Пилораму» тратится немного бюджетных средств, в основном – гранты, пожертвования – российские. Но у нас такие средства закачиваются в трехлетние «юбилеи» торговых центров, что сама постановка вопроса неуместна, в теплоходные вояжи по Волге под видом борьбы с наркотиками… И никто в эти моменты не вспоминает по бездомных и бедных. А не будет разговоров, не будет и сопереживания и ответственности. Вот, например, в конце 90-х сначала не стало НТВ… Мир, конечно, не рухнул, но свобода слова стала какой-то другой и не вполне свободной.

Все эти вопросы родились не на пустом месте. Они проистекают из суждений людей, облеченных властью. Нет, на трибунах, они, конечно, говорят правильные слова про взаимодействие с гражданским обществом. Но особенно искренне, не на камеру, у них получаются фразы «наплодили тут всяких институтов, работать невозможно», «специалисты должны решать, а не общественники, которые только языком болтать умеют». От всего этого совсем недалеко до «единственно правильного мнения». Так вот, площадки вроде «Пилорамы» - это историческая память, которая сигналит «Бойтесь того, кто кажет «Я знаю». Власть над обществом – слишком серьезное дело, чтобы доверять ее только чиновникам. И одновременно - это убедительный пеленг поколению, выросшему в безграничной свободе 90-х: «Мы разные, но не чужие. Нам жить вместе». Консолидация общества происходит не путем директив, а путем диалога.

«Пермь – 36», конечно, место «намоленное». Но в принципе думать и говорить можно везде. И территория свободы не может быть специально огороженным местом. Она там, где у людей есть потребность свободного обмена смыслами. Самара – тоже место для дискуссий.   

Ирина Скупова

08 августа 2012, 15:29 1918 0

Теги:

Поделиться:


Код для вставки в блог:


Вы можете авторизоваться на сайте через: Yandex, Google, Facebook, Twitter, Вконтакте
Вы должны быть авторизованы для редактирования своего профиля.

Комментарии (0)