Политика

ЗаконоТворческий кризис

Что мешает губернским депутатам-новобранцам выполнять свои функции?

ЗаконоТворческий кризис

Более чем за полгода работы новый состав Губернской думы не сумел себя проявить как заметный политический субъект. Эксперты, анализируя деятельность депутатов, диагностируют институциональный кризис и законотворческую дисфункцию. «Засекин» совместно с центром «Региональные исследования» проанализировал работу областного парламента шестого созыва и выяснил, что главным законотворцем в регионе стала исполнительная ветвь региональной власти.

Самарская губернская дума шестого созыва была обречена стать декоративным органом власти, не имеющим, по факту, никакого реального влияния. Это было обусловлено сразу несколькими факторами. Но ключевым, пожалуй, стал формат заполнения партийных списков за счёт преимущественно зависимых от исполнительной власти бюджетников и лояльных лично губернатору бизнесменов.

Другая причина превращения областного парламента в декоративный орган – популистское «сокращение расходов на депутатов», в результате которого количество профессиональных, то есть работающих на постоянной основе, парламентариев сократилось до минимума.

Реформа региональных органов власти затеяна губернатором Самарской области Николаем Меркушкиным ещё год назад под девизом «экономии». Реальной её целью, по мнению экспертов, было лишение законодательной ветви власти остатков самостоятельности и установление режима ручного управления депутатами. Незамысловатая политтехнология Николая Меркушкина сработала, и законодательный орган удалось лишить дееспособности.

Анализ работы Самарской губернской думы за первые семь месяцев показывает: региональный парламент не только перестал быть местом для дискуссий, но и практически полностью атрофировался.

Причём речь идёт не только о парламентской оппозиции, к которой в последнее время стало дурным тоном относиться без иронии. Недееспособной, как может показаться заинтересованным наблюдателям, стала даже фракция «Единая Россия», буквально «выдавившая» из себя за всё это время… лишь один законопроект.

Исследование показывает: Самарская губдума на глазах превратилась в «структурное подразделение» правительства и аппарата губернатора Самарской области.

Губернская дума – законодательный орган власти. Основная работа депутатов областного парламента – творческая, точнее, законотворческая. Различные встречи с избирателями, перерезания ленточек и прочая пиар-активность – факультативная часть работы депутатов. Хотя и с публичностью у подавляющего большинства самарских «законодателей» не задалось. Исследование публичности областных парламентариев так же показывает болезненно низкую активность губдумы. Показательно, что своей главной деятельностью – законотворческой – депутаты нового состава областного парламента почти не занимаются. Большая часть их работы – обработка документов, спускаемых из правительства и от губернатора, а также, по сути, техническое приведение в соответствие областных законов федеральным нормативным актам.

В период с октября 2016-го по май 2017 года в Самарскую губернскую думу было внесено 103 законопроекта. Казалось бы, цифра если не впечатляющая, то вполне серьёзная. Но в ней есть один нюанс: половина всех законопроектов внесены губернатором и региональным правительством Самарской области. Большая же часть проектов, внесённых комитетами губдумы касается «приведения в соответствие» регионального законодательства федеральному.

Если же обратиться к сухому языку цифр, то законодательная деятельность областного парламента выглядит весьма печально.

34 законопроекта были внесены в думу правительством Самарской области, 14 – губернатором Самарской области, ещё 48 – различными комитетами для того самого «приведения в соответствие», три (в том числе в «соавторстве» с профильными комитетами) – инициативы от главы администрации Самары, один законопроект - от областного прокурора.

Что касается депутатской и партийной работы в области законотворчества, то здесь лидирует фракция КПРФ, заявившая три инициативы. Самая многочисленная парламентская фракция «Единая Россия» за семь месяцев сумела разработать лишь один законопроект, как бы намекая, что улучшать жизнь избирателей в Самарской области практически уже некуда. Фракции ЛДПР и «Справедливая Россия» в законотворчестве и вовсе не замечены.

И если Александр Степанов – один из трёх жириновцев в губдуме – всё же внёс одну законодательную инициативу, предложив изменить Устав Самарской области в части утверждения зампредов правительства, то единственный депутат от «СР», а по совместительству и председатель реготделения партии Михаил Маряхин не нашёл в себе силы предложить коллегам-депутатам хоть что-нибудь.

«Вероятно, г-н Маряхин опасается, что «Справедливую Россию» кто-то может посчитать оппозицией, – иронизирует социолог, руководитель центра «Региональные исследования» Дмитрий Лобойко. – Хотя все, кто сегодня оказался в губдуме понимают, что они там не благодаря избирателям, а с разрешения и согласования, а нередко и по указанию главы региона. Шаг влево, вправо, прыжок на месте, и любую инициативу Меркушкин может посчитать предательством, провокацией и спецоперацией Госдепа. Он, как человек проходивший обучение в США, очевидно, знает, о чём говорит, но такие параметры делают из «народных избранников», депутатов, парламентариев ярморочных петрушек и, к сожалению, подрывают доверие к власти со стороны населения».  

Как произошло, что одна из ветвей власти в регионе потеряла свою функциональность?

«Выборы в Самарскую губернскую думу были организованы исполнительной властью. Именно она тщательно отбирала кандидатов и организовала консолидированные голосование бюджетников за этих кандидатов, – объясняет складывающуюся ситуацию политический юрист Олег Молчанов. – Одним из критериев отбора была безынициативность и абсолютная лояльность кандидатов. Большинство кандидатов нельзя назвать политиками. Они являются законопринимающим отделом БД и не более того.  Одной из функций этого отдела является недопущение принятия законов, несогласованных с Белым домом. Именно за это им платят зарплаты и другие деньги».

Руководитель самарского регионального отделения движения в защиту прав избирателей «Голос» Людмила Кузьмина отмечает намеренное занижение роли избирателей со стороны исполнительной власти.

«Дело в системе выборов. Их результаты формирует исполнительная власть, а не голосование избирателей, – поясняет г-жа Кузьмина, – мы же были свидетелями того, как главным агитатором выступал губернатор, а не сами кандидаты. Мы знаем, что избирателю не за что голосовать, кандидаты давно не представляют избирателю программ по защите их интересов, и основная масса избирателей не приходит на выборы. Люди понимают, что они не влияют на исход выборов, на выдвижение кандидатов, ни на что. Голосуют бюджетники».

По словам эксперта, интерес у бюджетников один – сохранение рабочих мест. Они, как отмечает Людмила Кузьмина, мобилизованы исполнительной властью: «Депутаты обязаны своим местом только исполнительной власти. Вот они и стали проводниками её интересов. К сожалению, никто из них не нуждается в избирателях, тем более в защите и представлении их интересов».

Екатерина Когс

    10 мая 2017, 07:00 3402 6

    Теги: КПРФ, Единая Россия, ЛДПР, Справедливая Россия, законотворчество, Самарская губернская дума, Людмила Кузьмина, Олег Молчанов, Дмитрий Лобойко, Региональные исследования,

    Поделиться:


    Код для вставки в блог:


    Вы можете авторизоваться на сайте через: Yandex, Google, Facebook, Twitter, Вконтакте
    Вы должны быть авторизованы для редактирования своего профиля.

    Комментарии (6)

    1. Кузькина мать 11 мая 2017, 07:17 # 0
      Степной цивилизации не нужны никакие выборы. Здесь есть хан, который управляет рабами. Рабы без хана- это тоже самое, что дерьмо без унитаза. Здесь все склеено в единое, можно только поскользнуться и испачкаться.
      Какие выборы, просто смешно и полное непонимание менталитета. Орда идет вперед.
      1. да ладно 11 мая 2017, 18:25 # 0
        Но орда при отсутствии перспектив может и снести главного ордынца, примеров в нашей истории можно найти много:)
        1. Кузькина мать 12 мая 2017, 11:14 # 0
          Те старые ордынцы по сравнению с нынешней челядью были более свободными. У них был конь, лук и юрта, которую можно поставить где угодно. Нынешние больше крепостные, привязанные к месту, куда им до хана? Хана они любят и почитают.
          Китайцы собираются строить город на луне. Кто круче?
      2. Максим Подберёзовиков 12 мая 2017, 10:21 # 0
        Согласен с да ладным. мордвынцы не ордынцы и цивилизация уже давно не степная.
        1. Кузькина мать 12 мая 2017, 11:11 # 0
          Географические параметры не меняются. Духовный облик тот же.
        2. Максим Подберёзовиков 12 мая 2017, 11:31 # 0
          Да не всё так запросто. Хан, челядь, крепостные не две пары в сапоги. Если появился на свет Засекин.ру и работает пока, то уже не всё так плохо в королевстве. Да и духовный облик меняется на ура. Вчера все атеисты, сегодня верующие. А с географическими параметрами то вообще — беда, меняются не уследишь. Здесь с Гераклитом не поспоришь, всё течёт, всё меняется…